ГРАЖДАНСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
ЗАКОНЫ КОММЕНТАРИИ СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
Гражданский кодекс часть 1
Гражданский кодекс часть 2

Апелляционное определение № 2-30/2021 от 08.06.2021 Пензенского областного суда (Пензенская область)

Дело № 33-1544/2021 (№2-30/2021) Судья Черненок Т.В.

УИД № 58RS0018-01-2020-003887-66

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

г. Пенза 8 июня 2021 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Пензенского областного суда в составе

председательствующего Макаровой С.А.

судей Герасимовой А.А., Мисюра Е.В.,

при ведении протокола помощником судьи Канищевым Е.А,

заслушала в открытом судебном заседании в здании Пензенского областного суда по докладу судьи Герасимовой А.А. дело по исковому заявлению Горового Никиты Вячеславовича к ГБУЗ «Пензенская областная детская клиническая больница им. Н.Ф. Филатова» о признании незаконным и отмене приказа от 6 августа 2018 г. №138, признании незаконным и отмене приказа от 15 августа 2019 г. №103-о1, о взыскании невыплаченной премии и компенсации в возмещение морального вреда по апелляционной жалобе Горового Никиты Вячеславовича на решение Ленинского районного суда г. Пензы от 11 февраля 2021 г., которым постановлено:

Исковые требования Горового Никиты Вячеславовича к ГБУЗ «Пензенская областная детская клиническая больница им. Н.Ф. Филатова» о признании незаконным и отмене приказа №138 от 06.08.2018, признании незаконным и отмене приказа №103-о1 от 15.08.2019г., о взыскании невыплаченной премии и компенсации в возмещение морального вреда оставить без удовлетворения.

Проверив материалы дела, выслушав пояснения истца Горового Н.В., поддержавшего доводы апелляционной жалобы и просившего об отмене судебного решения, представителя ответчика ГБУЗ «Пензенская областная детская клиническая больница им. Н.Ф. Филатова» Розанова А.Л., судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А :

Горовой Н.В. обратился в суд с исковым заявлением к ГБУЗ «Пензенская областная детская клиническая больница им. Н.Ф. Филатова» о признании незаконным и отмене приказа от 6 августа 2018 г. № 138, признании незаконным и отмене приказа от 15 августа 2019 г. №103-о1, о взыскании невыплаченной премии и компенсации в возмещение морального вреда, указывая на то, что с 7 ноября 2012 г. по 30 сентября 2019 г. он работал в ГБУЗ «Пензенская областная детская клиническая больница им. Н.Ф. Филатова» на должности инженера.

Указал также, что с февраля 2019 года до 30 сентября 2019 г. (дата увольнения) работодатель не принимал от него служебные записки, связанные с выполнением его работы, заявления на предоставление основного и дополнительного отпусков и некоторые другие заявления, которые он подавал лично в письменной форме через приемную главного врача и отдел кадров. В приемной главного врача, в отделе кадров и начальник отдела кадров отказывались принимать от него указанные заявления и служебные записки. Отметку на его экземпляре о получении либо отказе в получении заявлений и служебных записок ставить отказались. Для реализации прав на предоставление отпуска и для исполнения должностных обязанностей, он был вынужден отправлять указанные заявления и служебные записки работодателю по почте заказными письмами за счет собственных средств. Таким образом, действиями работодателя, были нарушены его трудовые права, вследствие чего он понес материальные расходы, а так же возникли препятствия для исполнения должностных обязанностей.

Полагал, что приказом ГБУЗ ПОДКБ им. Н.Ф. Филатова к нему незаконно применено дисциплинарное взыскание в виде выговора за неисполнение трудовых обязанностей. Согласно служебной записке директора Ж.А. 8 августа 2019 г. он явился на работу в 8.56, свое прибытие на территорию больницы не фиксировал в проходной КПП в системе СКУД, чем нарушил приказ ГБУЗ ПОДКБ им. Н.Ф. Филатова от 6 августа 2018 г. №138 «О введении контрольно-пропускного режима в ГБУЗ ПОДКБ им. Н.Ф. Филатова с использованием системы контроля управления доступом (СКУД)». Полагает, что приказ о применении дисциплинарного взыскания от 15 августа 2019 г. №103-о1 «О применении дисциплинарного взыскания» является незаконным, поскольку в приказе не указано, какие именно действия он совершил, расцениваемые как неисполнение трудовых обязанностей, не указано время и место совершения данного проступка, указаны пункты, отсутствующие в трудовом договоре. В табеле учета использования рабочего времени за август 2019 года указана полностью отработанная норма часов по каждому рабочему дню, что означает соблюдение режима работы. Акты, свидетельствующие об опоздании, которые должны составляться в тот же день, у работодателя отсутствуют. Письменные предложения дать объяснения по поводу проступка от работодателя не поступали. Расследование и оценка фактических обстоятельств не проводилась. Таким образом, нарушен сам порядок применения дисциплинарного взыскания. С коллективным договором и правилами внутреннего трудового распорядка ГБУЗ ПОДКБ им. Н.Ф. Филатова, которые являются его приложением, работодатель его не ознакомил, что подтверждается ответом Государственной инспекции труда в Пензенской области, проводившей проверку по данному факту. В нарушение ст. 193 ТК РФ работодатель применил дисциплинарное взыскание без учета мнения представительного органа работников.

По мнению истца, в нарушение положений ст. 8 ТК РФ приказ ГБУЗ ПОДКБ им. Н.Ф. Филатова от 6 августа 2018 г. № 138 «О введении контрольно-пропускного режима в ГБУЗ ПОДКБ им. Н.Ф. Филатова с использованием системы контроля управления доступом (СКУД)» был принят работодателем без учета мнения представительного органа работников, первичной организации профсоюза ГБУЗ ПОДКБ им. Н.Ф. Филатова, представляющей интересы абсолютного большинства работников. В связи с чем данный приказ применению не подлежит. С целью создания работодателем условий, необходимых для соблюдения работниками дисциплины труда, истец направил 21 августа 2019 г. работодателю заявление с просьбой установить считыватель системы СКУД на входе в административно-хозяйственный корпус для улучшения условий труда (удобства) сотрудников, которые по пути следования на работу подходят к территории больницы с противоположной стороны относительно КПП и вынуждены тратить время, чтобы дойти и отметиться на КПП. Однако, ему в этой просьбе было отказано, что, по мнению истца, свидетельствует об отсутствии лояльности работодателя к сотрудникам. Кроме того, Горовой Н.В. полагает, что система СКУД не является точной, не проверена должным образом и не выдает данные в установленном стандартами виде, происходят периодически ее сбои, вследствие чего она не работает по несколько дней, а, следовательно, отображает сведения, не соответствующие действительности. Привлечение его к дисциплинарной ответственности явилось впоследствии основанием для невыплаты ему премии за август 2019 года.

Отметил, что в сентябре 2019 года работодатель не выплатил ему премию за август 2019 года. Данные действия работодателя считает незаконными, поскольку согласно табелю учета использования рабочего времени в августе 2019 года он полностью отработал норму часов в каждый рабочий день, выполнял свои должностные обязанности в полном объеме. В табеле результатов оценки результативности работы по всем критериям непосредственный руководитель поставил ему 0 баллов, несмотря на отсутствие замечаний по каждому критерию. Единственным основанием невыплаты премии является незаконно объявленный выговор в августе 2019 года. В нарушение трудового законодательства работодатель не ознакомил его с Положением о системе оплаты труда работников ГБУЗ ПОДКБ им. Н.Ф. Филатова и Положением о премировании работников ГБУЗ ПОДКБ им. Н.Ф. Филатова. Таким образом, работодатель нарушил его права на своевременную и в полном объеме выплату заработной платы в соответствии со своей квалификацией, сложностью труда, количеством и качеством выполненной работы, предусмотренной ст. 21 ТК РФ. Сумма не выплаченной премии, подлежащая взысканию с ответчика, составляет 3213,34 руб.

Кроме того, истец отметил, что в августе 2019 года работодатель нарушил сроки уведомления о начале ежегодного основного отпуска, который он просил предоставить с 26 августа 2019 г. в заявлении от 9 августа 2019 г.. Сначала в предоставлении отпуска ему было отказано, что подтверждается отметкой директора Ж.А. «в отпуске отказываю» на его заявлении, о чем его устно известил начальник отдела кадров Б.О., а 21 августа 2019 г. ознакомил с приказом о предоставлении отпуска с 26 августа 2019 г., т.е. уведомил менее чем за 6 дней до начала отпуска. В связи с чем заблаговременно купить путевку и осуществить намеченную поездку в санаторий на Черноморское побережье для лечения истцу не представлялось невозможным. В переносе указанного отпуска на другую дату по заявлению от 23 августа 2019 г. ему было отказано. Кроме того, на 2019 год работодатель не утвердил график отпусков, определяющий очередность предоставления ему в текущем году основных и дополнительных отпусков, не предоставленных за предыдущие периоды работы (2016-2017 гг. и 2017-2018 гг.), что само по себе является нарушением его прав. По данным нарушениям, он обращался с заявлениями в Государственную инспекцию труда в Пензенской области, которая в ответе указала на нарушение работодателем сроков уведомления о начале отпуска. Таким образом, действия работодателя воспрепятствовали ему реализовать планируемую поездку в санаторий, для которой запрашивался положенный отпуск, чем был причинен моральный вред.

В результате незаконных действий ответчика, которые выразились в том, что работодатель не принимал от него заявления и служебные записки с февраля 2019 г., что является дискриминацией в сфере труда, неправомерно привлек его к дисциплинарной ответственности в виде выговора, не выплатил положенную премию, не известил о начале отпуска в установленный законом срок, истцу причинен моральный вред, который выразился в нравственных и физических страданиях, в виде стресса, депрессии, бессонницы, ухудшения здоровья. В совокупности незаконные действия работодателя отрицательно отразились на его здоровье. Также незаконно объявленный выговор препятствует ему при устройстве на новую работу, поскольку сам факт наличия выговора способствует формированию неверного мнения будущего работодателя в отношении него, что в свою очередь причиняет нравственные страдания. Причиненный ему моральный вред Горовой Н.В. оценил в размере 70400 руб.

На основании изложенного Горовой Н.В. просил суд отменить приказ ГБУЗ «Пензенская областная детская клиническая больница им. Н.Ф. Филатова» от 6 августа 2018 г. № 138 «О введении контрольно-пропускного режима в ГБУЗ ПОДКБ им. Н.Ф. Филатова с использованием системы контроля управления доступом (СКУД)» и признать его незаконным; отменить дисциплинарное взыскание, наложенное на него приказом ГБУЗ ПОДКБ им. Н.Ф. Филатова от 15 августа 2019 г. №103-о1, в виде выговора, признать данный приказ незаконным; взыскать с ответчика в его пользу невыплаченную премию за август 2019 года в размере 3213,34 руб., компенсацию морального вреда в размере 70400 руб.

В ходе рассмотрения дела истец Горовой Н.В. уточнил исковые требования в части взыскания компенсации морального вреда, указав основания для его компенсации, а именно то, что в период с февраля 2019 года по день увольнения (30 сентября 2019 г.) работодателем не принимались от него служебные записки, связанные с выполнением его работы, а также заявления на предоставление основного и дополнительного отпусков и некоторые другие заявления, которые он подавал лично в письменной форме через приемную главного врача и отдел кадров. В письменном заявлении от 4 февраля 2021 г. Горовой Н.В. конкретизировал служебные записки и заявления, которые им подавались и не были приняты работодателем, в частности: заявление от 20 марта 2019 г. на предоставление ежегодного основного отпуска за 2017-2018 гг. на 16 календарных дней с 15 апреля 2019 г.; служебная записка от 20 марта 2019 г. на испытание 29 пар диэлектрических перчаток; заявление от 6 мая 2019 г. на предоставление ежегодного основного и дополнительного отпуска за 2017-2018 гг. на 12 календарных дней и на 3 календарных дня, соответственно, с 23 мая 2019 г.; заявление от 14 июня 2019 г. на предоставление ежегодного основного отпуска за 2018-2019 гг. на 14 календарных дней с 28 июня 2019 г.; заявление от 9 августа 2019 г. на предоставление ежегодного основного отпуска за 2018-2019 гг. на 10 календарных дней с 26 августа 2019 г.; служебная записка от 21 августа 2019 г. о неоднократном, в течение длительного времени, нарушении К.А. запрета на курение на территории и в помещениях лечебного учреждения; служебная записка от 21 августа 2019 г. на испытание 29 пар диэлектрических перчаток, находящихся в электрощитовых и лифтовых помещениях, отделениях физиотерапевтической и функциональной диагностики; служебная записка от 21 августа 2019 г. об установке считывателя системы СКУД на входе в административно-хозяйственный корпус; служебная записка от 6 сентября 2019 г. о предоставлении помещения закрываемого на замок, для хранения расходных материалов и перемещения их из электрощитового помещения; служебная записка от 6 сентября 2019 г. на испытание 32 пар диэлектрических перчаток, находящихся в электрощитовых и лифтовых помещениях, физиотерапевтическом и функциональной диагностики, в соответствии с требованиями законодательства; служебная записка от 9 сентября 2019 г. о том, что в процессе длительной эксплуатации помещения кислородной станции, полы имеют повреждения, препятствующие перемещению по ним кислородных баллонов, стены имеют повреждения отделочного покрытия; служебная записка от 9 сентября 2019 г. о том, что в электрощитовых помещениях №№ 2, 3, 4 главного корпуса, электрощитовом помещении роддома и инфекционного корпуса необходимо произвести ремонт стен и частично полов для приведения их состояния в соответствии с требованиями действующего законодательства; служебная записка от 9 сентября 2019 г. о том, что в здании пищеблока износ электросети составляет более 70%, представляя потенциальную угрозу возникновения короткого замыкания, поражения электрическим током, возгорания; заявление от 13 сентября 2019 г. о выдаче копии действующего коллективного договора ГБУЗ ПОДКБ им. Н.Ф. Филатова, включая все приложения к нему, а также копии приказа ГБУЗ ПОДКБ им. Н.Ф. Филатова о введении контрольно-пропускного режима, регламентирующего обязанности работников; заявление от 13 сентября 2019 г. о перемещении материальной ответственности за 4 (четыре) электромеханических шлагбаума, въездную арку (металлическая конструкция) и световой короб («Проходная») с Горового Н.В. на К.А.; заявление от ДД.ММ.ГГГГ об отзыве отпуска без содержания; заявление от ДД.ММ.ГГГГ о предоставлении дополнительного отпуска; заявление от 26 сентября 2019 г. о внесении изменений в соглашение от 10 сентября 2019 г. о расторжении трудового договора; заявление от 27 сентября 2019 г. о выдаче копии протокола заседания балансовой комиссии от 29 декабря 2018 г. № 190, не выданную ему по заявлению от 9 сентября 2019 г. о выдаче копии результатов оценки работы и других копий документов, устанавливающих размер ежемесячной премии в сентябре месяце 2019 года.

Ленинский районный суд г. Пензы постановил вышеуказанное решение.

В апелляционной жалобе и дополнении к ней Горовой Н.В. просит решение суда отменить и принять новое решение об удовлетворении иска в полном объеме. В обоснование своих доводов заявитель указал на то, что суд не определил следующие обстоятельства, имеющие значение для дела. Ответчик фактически чинил истцу препятствия для личного непосредственного обращения к нему с заявлениями и служебными записками, что является дискриминацией, препятствовало исполнению его должностных обязанностей, в результате чего он понес материальные расходы, ему был причинен моральный вред. Указанные обстоятельства подтверждается показаниями свидетелей директора Ж.А., специалиста по кадрам Т.Е., Б.О. Суд указывает, что все направленные истцом заявления и служебные записки были приняты ответчиком и даны ответы, но они были даны и подписаны не главным врачом, который уполномочен принимать решения по ним, а другими лицами, чьи полномочия судом не были установлены. Суд не принял во внимание доводы истца о том, что отделом кадров не принимались его заявления на отпуск в 2019 году, поскольку имелся график отпусков на 2019 год, предоставление же отпуска в иной период возможно только при согласии работодателя. Однако график отпусков на 2019 год составлен с нарушением, т.к. не содержит данных об очередности предоставления ему в 2019 году основных и дополнительных отпусков, не предоставленных за предыдущие периоды работы (2016-2017 гг. и 2017-2018 гг.). При этом ответчик рассмотрел его заявление на предоставление отпуска после отправки его по почте. Ответчик применил к истцу дисциплинарное взыскание на основании только служебных (докладных) записок директора Ж.А. и специалиста по ГО и ЧС К.А., имеющих к нему личную неприязнь, расследование и оценку фактических обстоятельств, до применения к нему взыскания, что требуется в случаи противоречия показаний в служебных (докладных) записках и объяснительных, не проводил. Суд не учел, что 8 августа 2019 г. истец брал отгул на 1 час, что не отрицалось директором Ж.А. при даче показаний и подтверждается табелем учета использования рабочего времени за август месяц 2019 года, в котором проставлена норма часов по каждому рабочему дню, а также тем, что Ж.А. с 8 до 12 августа 2019 г. никаких служебных записок о совершении истцом проступка не подавал. Суд не учел, что в трудовом договоре и должностных обязанностях истца нет обязанности проходить на территорию учреждения через КПП и отмечаться в какой-либо системе, не предусмотрена по этому поводу какая-либо ответственность, а потому отсутствуют основания для применения дисциплинарного взыскания, что также подтверждается письмом ответчика в ответ на обращение истца. Приказ от 6 августа 2018 г. № 138 «О введении контрольно-пропускного режима в ГБУЗ ПОДКБ им. Н.Ф. Филатова с использованием системы контроля управления доступом (СКУД)» не соответствует коллективному договору, т.к. на момент издания приказа в коллективном договоре положения о введении контрольно-пропускного режима с использованием системы СКУД отсутствовали, данные положения были внесены в коллективный договор изменениями с 1 ноября 2018 г. Ответчик перед принятием локального нормативного акта не учел мнение представительного органа работников. Предъявленное ответчиком письмо от 19 июля 2018 г. № 2324 с отметкой о получении и подписью Р.С., не может служить доказательством учета мнения представительного органа работников. Ответчик мог в случае неполучения ответа обратиться в профсоюз через пять дней повторно, но этого не сделал. Ответчиком был нарушен порядок применения дисциплинарного взыскания, а именно, порядок и сроки затребования письменных объяснений. Суд не учел, что ответчик, не ознакомив истца с коллективным договором, правилами внутреннего трудового распорядка, заключенными в 2013 году, а так же с их неоднократными изменениями, не вправе требовать от работника выполнение не известных ему обязанностей и положений коллективного договора, правил внутреннего трудового распорядка. Суд не учел доводы истца об отсутствии доказательств работоспособности СКУД, ее неточности, периодических сбоях. Скриншоты и таблицы, представленные ответчиком, являются ненадлежащим доказательством. В строке с данными, на которую ответчик указывал как на строку в отношении истца, написано другое отчество. При рассмотрении вопроса о не выплате премии за август 2019 года суд ошибочно указал на то, что с коллективным договором, правилами внутреннего распорядка истец ознакомлен до подписания трудового договора, тогда как данные документы были приняты после заключения с ним трудового договора, а также на то, что истец ознакомлен с положением о премировании под роспись со ссылкой на соглашение № 906. Вывод суда об отказе в удовлетворении иска в части компенсации морального вреда за нарушение сроков уведомления о начале отпуска ошибочен. Истец не согласен с выводами суда о не уважительных причинах пропуска срока обращения в суд по указанным в исковом заявлении нарушениям. За защитой своих прав по указанным в исковом заявлении нарушениям истец обращался с заявлениями в Государственную инспекцию труда в Пензенской области, где его заверили о пресечении нарушений. После получения ответа из инспекции истец не знал, в течение какого срока ему следует обратиться в суд и счел возможным обратиться в суд после получения от ответчика документов, связанных с его работой, запрошенных в сентябре 2019 года. Однако ответчик отказался предоставить документы в добровольном порядке, в связи с чем истец обращался в Государственную инспекцию труда в Пензенской области, а так же в суд с исковым заявлением об истребовании документов, связанных с работой, который в марте месяце 2020 года вынес решение. Только в ходе указанного судебного разбирательства и после него работодатель предоставил запрашиваемые документы. В марте месяце 2020 года для подачи искового заявления он прибыл в суд, но в связи с эпидемией и введенными ограничительными мерами, принять заявление у него отказались. С требованием об отмене приказа ГБУЗ ПОДКБ им. Н.Ф. Филатова от 6 августа 2018 г. №138 «О введении контрольно-пропускного режима в ГБУЗ ПОДКБ им. Н.Ф. Филатова с использованием системы контроля управления доступом (СКУД)» и признании его незаконным истец обратился в суд так же, как гражданин, чьи права на посещение государственного учреждения, были нарушены указанным приказом, ограничивающим свободный вход и выход с территории, а потому срок на обращение в суд по данному вопросу не пропущен. Истец обратился в суд с настоящим иском в период, когда ограничительные меры в суде были временно сняты, в августе 2020 г. При рассмотрении дела суд допустил ряд процессуальных нарушений: приобщал к материалам дела документы ответчика, который не предоставил истцу их заверенные копии, суд сам сделал копии этих документов ответчика для вручения истцу; по запросу суда ответчик не предоставил в суд оригинал журнала регистрации исходящих документов, заверенные копии отдельных служебных записок истца, журнал регистрации происшествий, заверенную копию служебной записки Ж.А.; суд отказал в удовлетворении ряда его ходатайств об истребовании у ответчика документов, в том числе, оригиналов табелей учета использования рабочего времени за июль, август месяцы 2018 года на старшего воспитателя С.О., являвшуюся председателем профсоюза в 2018 году; суд отказал в удовлетворении ходатайства об истребовании оригинала акта от 6 августа 2019 г.

В возражениях на апелляционную жалобу ответчик ГБУЗ «Пензенская областная детская клиническая больница им. Н.Ф. Филатова» просил решение суда первой инстанции оставить без изменения, апелляционную жалобу Горового Н.В. – без удовлетворения.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции истец Горовой Н.В. доводы жалобы поддержал, просил удовлетворить исковые требования в полном объеме. Дополнительно обратил внимание на то, что в отношении требований о компенсации морального вреда в связи с нарушением трудовых прав срок для обращения в суд не установлен. Он обращался в Государственную инспекцию труда в Пензенской области с заявлением по факту нарушений, указанных в настоящем иске. На это обращение от 8 октября 2019 г. им был получен ответ из инспекции 19 ноября 2019 г. Поскольку, по его мнению, данный ответ Государственной инспекции труда в Пензенской области был неполным, он вновь после 19 ноября 2019 г. обратился в инспекцию, которая дала ответ от 30 декабря 2019 г. Этот ответ был им получен в первых числах января 2020 г., примерно 10 января 2020 г. Письменного заявления в виде дополнения, уточнения иска в части признания незаконным приказа о введении контроль-пропускного режима по основанию нарушения его прав как посетителя учреждения он не оформлял.

Представитель ответчика ГБУЗ «Пензенская областная детская клиническая больница им. Н.Ф. Филатова» Розанов Л.А. в судебной заседании суда апелляционной инстанции возражал против удовлетворения апелляционной жалобы, полагая, что для этого отсутствуют основания, просил решение суда оставить без изменения.

Проверив материалы дела в пределах доводов апелляционной жалобы по правилам ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ, обсудив их, судебная коллегия приходит к следующему.

Обращаясь в суд с настоящим исковым заявлением, Горовой Н.В. в обоснование заявленных требований ссылался на: 1) незаконность приказа ГБУЗ «Пензенская областная детская клиническая больница им. Н.Ф. Филатова» от 6 августа 2018 г. № 138 «О введении контрольно-пропускного режима в ГБУЗ ПОДКБ им. Н.Ф. Филатова с использованием системы контроля управления доступом (СКУД)»; 2) незаконность приказа ГБУЗ ПОДКБ им. Н.Ф. Филатова от 15 августа 2019 г. №103-о1 о наложении на него дисциплинарного взыскания в виде выговора в связи с отсутствием оснований и нарушением порядка привлечения к дисциплинарной ответственности; 3) незаконность действий ответчика по невыплате ему премии за август 2019 года, учитывая неправомерность наложения дисциплинарного взыскания; 4) причинение ему морального вреда незаконными действиями ответчика, выразившимися в том, что в период с февраля 2019 года по день увольнения (30 сентября 2019 г.) работодателем не принимались от него служебные записки и заявления, которые он подавал лично в письменной форме через приемную главного врача и отдел кадров, в связи с чем он вынужден был отправлять их по почте; работодатель нарушил срок уведомления о начале отпуска, в связи с чем он не смог реализовать планируемую поездку в санаторий, для которой запрашивался отпуск; вынес неправомерно выговор, не выплатил положенную премию.

В ходе рассмотрения дела установлено, что 6 ноября 2012 г. между ГБУЗ «Пензенская областная детская клиническая больница им. Н.Ф Филатова» и Горовым Н.В. заключен трудовой договор № 342.

Приказом ГБУЗ «Пензенская областная детская клиническая больница им. Н.Ф Филатова» от 7 ноября 2012 г. №612-л Горовой Н.В. принят на работу с 7 ноября 2012 г. в административно-хозяйственное подразделение на должность инженера.

Приказом ГБУЗ «Пензенская областная детская клиническая больница им. Н.Ф Филатова» от 30 сентября 2019 г. № 605-л прекращено действие трудового договора от 7 ноября 2012 г. № 342, Горовой Н.В. уволен 30 сентября 2019 г. по соглашению сторон (п. 1 ч. 1 ст. 77 ТК РФ).

Установлено также, что приказом ГБУЗ «Пензенская областная детская клиническая больница им. Н.Ф. Филатова» от 6 августа 2018 г. № 138 в целях обеспечения безопасности работников, сохранности имущества и материальных ценностей, предотвращения несанкционированного доступа на территорию и в помещения ГБУЗ ПОДКБ им. Н.Ф. Филатова, обеспечения внутреннего порядка и мер противопожарной безопасности с 1 ноября 2018 г. в ГБУЗ ПОДКБ им. Н.Ф. Филатова установлен контрольно-пропускной режим с использованием системы контроля управления доступом (СКУД) (п. 1); с 1 ноября 2018 г. утверждены и введены в действие Положение о контрольно-пропускном режиме с использованием системы контроля управления доступом (СКУД) и Правила прохода на территорию учреждения через контрольно-пропускной пункт с использованием системы контроля управления доступом (СКУД) в ГБУЗ ПОДКБ им. Н.Ф. Филатова, являющиеся приложениями к приказу (п.п. 2 и 3); лицом, ответственным за осуществление контрольно-пропускного режима с использованием системы контроля управления доступом (СКУД) в ГБУЗ ПОДКБ им. Н.Ф. Филатова, назначен начальник отдела по гражданской обороне и мобилизационной работе К.А. (п. 4).

Ранее, 19 июля 2018 г., главным врачом ГБУЗ ПОДКБ им. Н.Ф. Филатова Б.М. в адрес Профсоюзного комитета Первичной организации Профсоюза ГБУЗ ПОДКБ им. Н.Ф. Филатова был направлен проект приказа с приложениями «О введении контрольно-пропускного режима в ГБУЗ Пензенская областная детская клиническая больница им. Н.Ф. Филатова с использованием системы контроля управления доступом (СКУД)» с просьбой в течение 5 рабочих дней направить в письменной форме мотивированное мнение по данному проекту нормативного акта. Данное обращение получено 19 июля 2018 г. Р.С., заместителем председателя профсоюзной организации, однако мотивированное мнение выборного органа первичной профсоюзной организации ни в установленный законом срок, ни позднее не было представлено работодателю.

С приказом, положением и правилами Горовой Н.В. был ознакомлен 26 июля 2019 года.

Согласно приказу ГБУЗ ПОДКБ им. Н.Ф. Филатова от 15 августа 2019 г. № 103-о1 за невыполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, выразившихся в нарушении пп. а, б, в п. 10 и пп. в п. 26 трудового договора от 6 ноября 2012 г. № 342 (в редакции от 1 апреля 2019 г.) и п.п. 1.5, 2.22 должностной инструкции инженера общебольничного немедицинского персонала ГБУЗ ПОДКБ им. Н.Ф. Филатова, инженеру общебольничного немедицинского персонала Горовому Н.В. объявлен выговор, основанием для принятия которого явились служебные записки директора Ж.А. от 8 августа 2019 г., докладные записки начальника отдела гражданской обороны и мобилизационный работы К.А. от 9 августа 2019 г., письменные объяснения Горового Н.В. от 13 августа 2019 г.

В указанных служебных и докладных записках директор и начальник отдела указали на неоднократное нарушение истцом трудовой дисциплины, выразившееся в том, что истец в определенные числа конца июля и 8 августа 2019 г. не фиксировал свое прибытие на работу через проходную КПП (СКУД) (согласно запискам Ж.А. это имело место быть 26, 29, 30 июля и 8 августа 2019 г., согласно запискам К.А. – 26, 29, 30, 31 июля и 8 августа 2019 г.), в определенные дни приходил с опозданием (согласно запискам Ж.А. – 30, 31 июля и 8 августа 2019 г.).

В соответствии с пп. а, б, в п. 10 и пп. в п. 26 трудового договора от 6 ноября 2012 г. №342, заключенным между ГБУЗ ПОДКБ им. Н.Ф.Филатова (работодатель) и Горовым Н.В. (работник) (в редакции дополнительного соглашения от 1 апреля 2019 г. № 906), работник обязан добросовестно исполнять трудовые обязанности, возложенные на него трудовым договором, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, соблюдать трудовую дисциплину, работник осведомлен и согласен с использованием работодателем системы контроля управления доступом (СКУД) для организации контроля за дисциплиной труда; работнику устанавливается 40 часовая пятидневная рабочая неделя с двумя выходными днями (суббота, воскресенье). Из п.п. 1.5, 2.22 должностной инструкции инженера (энергетика) ГБУЗ ПОДКБ им. Н.Ф. Филатова следует, что в своей работе инженер руководствуется официальными документами по выполняемому разделу работы, приказами Министерства здравоохранения и социального развития Пензенской области и ГБУЗ ПОДКБ им. Н.Ф. Филатова, Уставом учреждения, Коллективным договором и приложениями к нему, трудовым договором, настоящей инструкцией и иными локальными нормативными актами учреждения; инженер (энергетик) соблюдает правила внутреннего трудового распорядка учреждения, противопожарной безопасности и техники безопасности, санитарно-эпидемиологического режима; оперативно принимает меры, включая своевременное информирование руководства поликлиники, по устранению нарушений техники безопасности, противопожарных и санитарных правил, создающих угрозу деятельности учреждения, его работникам, пациентам и посетителям.

13 августа 2019 г. по фактам, указанным в служебных и докладных записках, от Горового Н.В. были получены объяснения.

В связи с привлечением к дисциплинарной ответственности в августе 2019 г. на основании п. 13 трудового договора, заключенного с Горовым Н.В. (в редакции дополнительного соглашения от 1 апреля 2019 г. № 906), согласно которому премиальная выплата по итогам работы не начисляется работнику в случае, если в отчетном периоде работодатель объявил работнику дисциплинарное взыскание, установленное ст.ст. 192-193 ТК РФ, премия за август Горовому Н.В. не была выплачена.

Аналогичные основания для неначисления премии предусмотрены в п. 5.16.1 Положения о премировании работников ГБУЗ «Пензенская областная детская клиническая больница им. Н.Ф. Филатова».

Из материалов дела также следует, что в период с февраля 2019 года по день увольнения (30 сентября 2019 г.) работодателю от Горового Н.В. поступили по почте служебные записки и заявления, в частности: заявление от 20 марта 2019 г. на предоставление ежегодного основного отпуска за 2017-2018 гг. на 16 календарных дней с 15 апреля 2019 г.; служебная записка от 20 марта 2019 г. на испытание 29 пар диэлектрических перчаток; заявление от 6 мая 2019 г. на предоставление ежегодного основного и дополнительного отпуска за 2017-2018 гг. на 12 календарных дней и на 3 календарных дня, соответственно, с 23 мая 2019 г.; заявление от 14 июня 2019 г. на предоставление ежегодного основного отпуска за 2018-2019 гг. на 14 календарных дней с 28 июня 2019 г.; заявление от 9 августа 2019 г. на предоставление ежегодного основного отпуска за 2018-2019 гг. на 10 календарных дней с 26 августа 2019 г.; служебная записка от 21 августа 2019 г. о неоднократном, в течение длительного времени, нарушении К.А. запрета на курение на территории и в помещениях лечебного учреждения; служебная записка от 21 августа 2019 г. на испытание 29 пар диэлектрических перчаток, находящихся в электрощитовых и лифтовых помещениях, отделениях физиотерапевтической и функциональной диагностики; служебная записка от 21 августа 2019 г. об установке считывателя системы СКУД на входе в административно-хозяйственный корпус; служебная записка от 6 сентября 2019 г. о предоставлении помещения закрываемого на замок, для хранения расходных материалов и перемещения их из электрощитового помещения; служебная записка от 6 сентября 2019 г. на испытание 32 пар диэлектрических перчаток, находящихся в электрощитовых и лифтовых помещениях, физиотерапевтическом и функциональной диагностики, с соответствии с требованиями законодательства; служебная записка от 9 сентября 2019 г. о том, что в процессе длительной эксплуатации помещения кислородной станции, полы имеют повреждения, препятствующие перемещению по ним кислородных баллонов, стены имеют повреждения отделочного покрытия; служебная записка от 9 сентября 2019 г., о том, что в электрощитовых помещениях №№ 2, 3, 4 главного корпуса, электрощитовом помещении роддома и инфекционного корпуса необходимо произвести ремонт стен и частично полов для приведения их состояния в соответствии с требованиями действующего законодательства; служебная записка от 9 сентября 2019 г. о том, что в здании пищеблока износ электросети составляет более 70%, представляя потенциальную угрозу возникновения короткого замыкания, поражения электрическим током, возгорания; заявление от 13 сентября 2019 г. о выдаче копии действующего коллективного договора ГБУЗ ПОДКБ им. Н.Ф. Филатова, включая все приложения к нему, а также копии приказа ГБУЗ ПОДКБ им. Н.Ф. Филатова о введении контрольно-пропускного режима, регламентирующего обязанности работников; заявление от 13 сентября 2019 г. о перемещении материальной ответственности за 4 (четыре) электромеханических шлагбаума, въездную арку (металлическая конструкция) и световой короб («Проходная») с Горового Н.В. на К.А.; заявление от 19 сентября 2019 г. об отзыве отпуска без содержания; заявление от 26 сентября 2019 г. о предоставлении дополнительного отпуска; заявление от 26 сентября 2019 г. о внесении изменений в соглашение от 10 сентября 2019 г. о расторжении трудового договора; заявление от 27 сентября 2019 г. о выдаче копии протокола заседания балансовой комиссии от 29 декабря 2018 г. № 190, не выданную ему по заявлению от 9 сентября 2019 г. о выдаче копии результатов оценки работы и других копий документов, устанавливающих размер ежемесячной премии в сентябре месяце 2019 года.

Направленные Горовым Н.В. в адрес ответчика заявления и записки были рассмотрены работодателем и приняты соответствующие решения (даны ответы, оформлены накладные, изданы приказы). Это подтверждает ответ за подписью директора Ж.А. на служебную записку от 21 августа 2019 г. на испытание 29 пар диэлектрических перчаток, находящихся в электрощитовых и лифтовых помещениях, отделениях физиотерапевтической и функциональной диагностики, служебную записку от 21 августа 2019 г. об установке считывателя системы СКУД на входе в административно-хозяйственный корпус, служебную записку от 6 сентября 2019 г. о предоставлении помещения закрываемого на замок, для хранения расходных материалов и перемещения их из электрощитового помещения, служебную записку от 6 сентября 2019 г. на испытание 32 пар диэлектрических перчаток находящихся в электрощитовых и лифтовых помещениях, физиотерапевтическом и функциональной диагностики, с соответствии с требованиями законодательства, служебную записку от 9 сентября 2019 г. о том, что в процессе длительной эксплуатации помещения кислородной станции, полы имеют повреждения, препятствующие перемещению по ним кислородных баллонов, стены имеют повреждения отделочного покрытия, служебную записку от 9 сентября 2019 г. о том, что в электрощитовых помещениях №№ 2, 3, 4 главного корпуса, электрощитовом помещении роддома и инфекционного корпуса необходимо произвести ремонт стен и частично полов, для приведения их состояния в соответствии с требованиями действующего законодательства, служебную записку от 9 сентября 2019 г. о том, что в здании пищеблока износ электросети составляет более 70%, представляя потенциальную угрозу возникновения короткого замыкания, поражения электрическим током, возгорания; заявление от 13 сентября 2019 г. о выдаче копии действующего коллективного договора ГБУЗ ПОДКБ им. Н.Ф. Филатова, включая все приложения к нему, а также копии приказа ГБУЗ ПОДКБ им. Н.Ф. Филатова о введении контрольно-пропускного режима, регламентирующего обязанности работников (т.2,л.д.146). По результатам рассмотрения заявления Горового Н.В. от 13 сентября 2019 г. о перемещении материальной ответственности за 4 (четыре) электромеханических шлагбаума, въездную арку (металлическая конструкция) и световой короб («Проходная») с него на К.А. бухгалтерией ГБУЗ ПОДКБ им. Н.Ф. Филатова оформлены накладные от 26 сентября 2019 г. №№ 11368, 11369, 11370, 11372, 11373, 16836, в соответствии с которыми шлагбаум Wil4/F (инвентарный номер 2101344924), электромеханический шлагбаум 4 м (стойка со встроенной лампой и приемником, стрела 4 м, комплект фотоэлементов, ключ-кнопка, пульт 2-канальный (2 шт.) (инвентарный номер 2101345261), автоматический шлагбаум (инвентарный номер 2101344500), электромеханический шлагбаум (инвентарный номер 2101345289), металлическая конструкция в составе: металлический каркас для вывески 1 шт., световой короб ГБУЗ ПОДКБ им. Н.Ф.Филатова» 1 шт., световой короб с логотипом 1 шт., алюминиевая композитная плита 12 шт. (инвентарный номер 210133006), световой короб «Проходная» 1800х400 мм (инвентарный номер 2101367506) переданы Горовым Н.В. К.А., что подтверждается имеющимися в накладных подписями Горового Н.В. и К.А., соответственно(т.2 л.д.92-97). На заявление Горового Н.В. от 19 сентября 2019 года об отзыве отпуска без содержания ГБУЗ ПОДКБ им. Н.Ф. Филатова был дан ответ от 2 октября 2019 г. №2902, подписанный начальником отдела кадров Б.О. (т.2,л.д.143-145). Заявление Горового Н.В. от 26 сентября 2019 г. о предоставлении дополнительного отпуска, заявление от 26 сентября 2019 г. о внесении изменений в соглашение от 10 сентября 2019 г. о расторжении трудового договора, заявление от 27 сентября 2019 г. о выдаче копии протокола заседания балансовой комиссии от 29 декабря 2018 г. № 190 получены и рассмотрены работодателем, на них заявителю 16 октября 2019 г. дан ответ №Г-161,162 (т.3,л.д.9). Заявления истца от 20 марта 2019 г. на предоставление ежегодного основного отпуска за 2017-2018 гг. на 16 календарных дней с 15 апреля 2019 г., заявление от 6 мая 2019 г. о предоставлении ежегодного основного и дополнительного отпуска за 2017-2018 гг. на 12 календарных дней и на 3 календарных дня, соответственно, с 23 мая 2019 г., заявление от 14 июня 2019 г. о предоставление ежегодного основного отпуска за 2018-2019 гг. на 14 календарных дней с 28 июня 2019 г. и заявление от 9 августа 2019 г. о предоставлении ежегодного основного отпуска за 2018-2019 гг. на 10 календарных дней с 26 августа 2019 г. получены работодателем, по результатам рассмотрения вынесены соответствующие приказы (т.2,л.д.181-184). На основании заявление Горового Н.В. о предоставлении ему ежегодного оплачиваемого отпуска за период работы с 7 ноября 2018 г. по 6 ноября 2019 г. на 10 календарных дней с 26 августа 2019 г. приказом ГБУЗ ПОДКБ им. Н.Ф. Филатова от 19 августа 2019 г. №1628-о Горовому Н.В. предоставлен ежегодный оплачиваемый отпуск с 26 августа 2019 г. на 10 календарных дней.

При разрешении требований истца о признании незаконным приказа ГБУЗ «Пензенская областная детская клиническая больница им. Н.Ф. Филатова» от 6 августа 2018 г. № 138 «О введении контрольно-пропускного режима в ГБУЗ ПОДКБ им. Н.Ф. Филатова с использованием системы контроля управления доступом (СКУД)», суд со ссылкой на положения ст.ст. 8, 371, 372 ТК РФ исходил из того, что работодатель в силу закона имеет право принимать локальные нормативные акты, порядок принятия приказа не нарушен, каких-либо доказательств, подтверждающих некорректную работу системы СКУД истцом не представлено, в материалах дела не имеется.

Отказывая в удовлетворении исковых требований Горового Н.В. в части признания незаконным и отмене приказа от 15 августа 2019 г. №103-о1 о привлечении его к дисциплинарной ответственности, суд первой инстанции со ссылкой на ст.ст. 192, 193 ТК РФ, разъяснения п. 35 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» признал установленным, что в ходе рассмотрения дела нашел свое подтверждение факт совершения Горовым Н.В. дисциплинарного проступка, за который ему объявлен выговор, в условиях соблюдения работодателем процедуры привлечения к дисциплинарной ответственности в отношении него и с учетом всех обстоятельств его совершения.

Принимая во внимание, что в удовлетворении требований истца о признании незаконным и отмене приказа от 15 августа 2019 г. №103-о1 о привлечении его к дисциплинарной ответственности отказано, суд первой инстанции также оставил без удовлетворения требования Горового Н.В. о взыскании в его пользу премии за август 2019 года, которая не была ему выплачена в связи с привлечением к дисциплинарной ответственности в августе 2019 г., а соответственно и о взыскании компенсации морального вреда за привлечение его к дисциплинарной ответственности, невыплату премии.

Разрешая требования истца о взыскании компенсации морального по причине того, что в период с февраля 2019 года по день увольнения (30 сентября 2019 г.) работодателем не принимались от него служебные записки и заявления, которые он подавал лично в письменной форме через приемную главного врача и отдел кадров, в связи с чем он вынужден был отправлять их по почте; работодатель нарушил срок уведомления о начале отпуска в связи с чем он не смог реализовать планируемую поездку в санаторий, для которой запрашивался отпуск, и, оставляя их без удовлетворения, районный суд пришел к выводам о том, что направленные Горовым Н.В. в адрес ответчика заявления и записки были рассмотрены работодателем и приняты соответствующие решения (даны ответы, оформлены накладные, изданы приказы), доказательств, отвечающих принципам относимости и допустимости и бесспорно свидетельствующих об отказе в принятии ответчиком указанных служебных записок и заявлений от истца, а так же нарушении прав Горового Н.В., с которыми истец связывает причинение ему работодателем морального вреда в нарушение ст. 56 ГПК РФ Горовым Н.В. не представлено; доводы истца о том, что отделом кадров было отказано в принятии заявления на отпуск в 2019 году не нашли подтверждение, при его обращении с данным заявлением в отдел кадров, учитывая, что период отпуска, указанный в заявлении, не совпадал с периодом, утвержденным в графике отпусков работников на 2019 год, согласно которому отпуск истца был утвержден с 15 апреля 2019 г., специалистом отдела истцу было предложено представить заявление на отпуск с резолюцией непосредственного руководителя, истец направил данное заявление почтой; допущенное ответчиком нарушение срока ознакомления Горового Н.В. с приказом о предоставлении отпуска не повлияло на реализацию права истца на получение отпуска, каких-либо допустимых доказательств, подтверждающих, что истцом на период предоставленного отпуска, о начале которого истец был уведомлен несвоевременно, была запланирована поездка в санаторий на 10 дней, в ходе рассмотрения дела представлено не было.

Отказывая в удовлетворении исковых требований истца о признании незаконным и отмене приказа от 6 августа 2018 г. № 138, признании незаконным и отмене приказа от 15 августа 2019 г. №103-о1, о взыскании компенсации в возмещение морального вреда, суд первой инстанции также указал на пропуск истцом срока исковой давности, о чем было заявлено ответчиком, и отсутствии оснований для его восстановления.

Не согласиться с указанным выводом суда первой инстанции у судебной коллегии оснований не имеется в связи со следующим.

Сроки обращения работника в суд за разрешением индивидуального трудового спора установлены ст. 392 ТК РФ.

Согласно ст. 392 ТК РФ (в редакции, действующей на дату увольнения истца) работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

За разрешением индивидуального трудового спора о невыплате или неполной выплате заработной платы и других выплат, причитающихся работнику, он имеет право обратиться в суд в течение одного года со дня установленного срока выплаты указанных сумм, в том числе в случае невыплаты или неполной выплаты заработной платы и других выплат, причитающихся работнику при увольнении.

При пропуске по уважительным причинам сроков, установленных настоящей статьей, они могут быть восстановлены судом.

Как следует из разъяснений, отраженных в п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» в качестве уважительных причин пропуска срока обращения в суд могут расцениваться обстоятельства, препятствовавшие данному работнику своевременно обратиться с иском в суд за разрешением индивидуального трудового спора (например, болезнь истца, нахождение его в командировке, невозможность обращения в суд вследствие непреодолимой силы, необходимость осуществления ухода за тяжелобольными членами семьи).

Аналогичный перечень уважительных причин пропуска срока для обращения в суд содержится в п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2018 г. № 15 «О применении судами законодательства, регулирующего труд работников, работающих у работодателей - физических лиц и у работодателей – субъектов малого предпринимательства, которые отнесены к микропредприятиям».

Учитывая, что этот перечень не является исчерпывающим, в данном постановлении отмечено, что оценивая, является ли то или иное обстоятельство достаточным для принятия решения о восстановлении пропущенного срока, суд не должен действовать произвольно, а обязан проверять и учитывать всю совокупность обстоятельств конкретного дела, не позволивших работнику своевременно обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора. Например, об уважительности причин пропуска срока на обращение в суд за разрешением индивидуального трудового спора может свидетельствовать своевременное обращение работника с письменным заявлением о нарушении его трудовых прав в органы прокуратуры и (или) в государственную инспекцию труда, которыми в отношении работодателя было принято соответствующее решение об устранении нарушений трудовых прав работника, вследствие чего у работника возникли правомерные ожидания, что его права будут восстановлены во внесудебном порядке.

При разрешении индивидуальных трудовых споров и определении дня, с которым связывается начало срока, в течение которого работник вправе обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора, судам следует не только исходить из даты подписания указанного гражданско-правового договора или даты фактического допущения работника к работе, но и с учетом конкретных обстоятельств дела устанавливать момент, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своих трудовых прав (например, работник обратился к работодателю за надлежащим оформлением трудовых отношений, в том числе об обязании работодателя уплатить страховые взносы, предоставить отпуск, выплатить заработную плату, составить акт по форме Н-1 в связи с производственной травмой и т.п., а ему в этом было отказано).

Согласно правовой позиции Пленума Верховного Суда РФ, изложенной в абз. 2 п. 7 Постановления от 20 декабря 1994 г. № 10, в случае, когда требование о компенсации морального вреда вытекает из нарушения имущественных или иных прав, для защиты которых законом установлена исковая давность или срок обращения в суд, на такое требование распространяются сроки исковой давности или обращения в суд, установленные законом для защиты прав, нарушение которых повлекло причинение морального вреда.

В связи с изложенным довод истца о том, что для требований о компенсации морального вреда в связи с нарушением трудовых прав срок на обращение в суд не установлен, основан на ошибочном толковании норм материального права.

Из материалов дела следует, что с приказами ГБУЗ ПОДКБ им. Н.Ф. Филатова от 6 августа 2018 г. №138 о введении системы СКУД, от 15 августа 2019 г. №103-о1 о привлечении истца к дисциплинарной ответственности, от 19 августа 2019 г. № 1628-о о предоставлении ежегодного оплачиваемого отпуска с 26 августа 2019 г. Горовой Н.В. ознакомлен 26 июля 2019 г., 16 августа 2019 г. и 21 августа 2019 г., соответственно.

Следовательно, срок обращения в суд с исковым заявлением об оспаривании указанных приказов, взыскании компенсации морального вреда за привлечение к дисциплинарной ответственности и несвоевременное уведомление о начале отпуска истекает 26 октября 2019 г., 16 ноября 2019 г. и 21 августа 2019 г.

С настоящим иском Горовой Н.В. обратился в Ленинский районный суд г. Пензы 19 августа 2020 г., т.е. с пропуском установленного законом трехмесячного срока.

В части требований Горового Н.В. о взыскании компенсации морального вреда за то, что в период с февраля 2019 года по день увольнения (30 сентября 2019 г.) работодателем не принимались от него служебные записки, связанные с выполнением его работы и заявления, суд также обоснованно посчитал, что срок исковой давности по ним пропущен, поскольку требования о компенсации морального вреда являются производными от допущенных ответчиком, по мнению истца, нарушений его трудовых прав, срок предъявления которых составляет 3 месяца.

В качестве уважительности причин пропуска срока обращения в суд и необходимости его восстановления истец сослался на то, что до подачи иска он обращался в Государственную инспекцию труда в Пензенской области, где его заверили о пресечении допущенных нарушений; он запросил у работодателя документы, необходимые для предъявления иска в суд, документы ответчик ему не предоставил, что повлекло его обращение в суд с соответствующим исковым заявлением, нужные документы были предоставлены ему ответчиком в ходе рассмотрения того иска и после вынесения решения суда в марте 2020 года; в марте 2020 года он обратился в суд с исковым заявлением, но принять заявление у него отказались в связи с эпидемией и введенными ограничительными мерами.

Действительно, 10 октября 2019 г. Горовой Н.В. обращался в Государственную инспекцию труда в Пензенской области с заявлением от 8 октября 2019 г., ссылаясь на допущенные ответчиком нарушения его трудовых прав, которые также указаны в настоящем исковом заявлении, в том числе по вопросу применения дисциплинарного взыскания, невыплаты премии, необходимости обращения к работодателю со служебными записками и заявлениями по почте, по вопросу предоставления ежегодного оплачиваемого отпуска.

В ходе рассмотрения дела установлено, что уже 19 ноября 2019 г. истец получил ответ Государственной инспекции труда в Пензенской области от 8 ноября 2019 г. на поданное им обращение, в котором истцу было рекомендовано обратиться с иском в суд, учитывая, что спор носит характер индивидуального трудового спора.

Вместе с тем истец обратился в суд с настоящим исковым заявлением лишь 19 августа 2020 г., доказательств того, что истец лишен был возможности обратиться в суд в установленный законом трехмесячный срок после получения ответа из инспекции, т.е. до 19 февраля 2020 г., суду не представлено.

К таковым не может быть отнесено повторное обращение истца в Государственную инспекцию труда в Пензенской области с заявлением от 3 декабря 2019 г. по причине того, что, как пояснил истец в суде апелляционной инстанции, по его мнению, государственный орган при подготовке ответа от 8 ноября 2019 г. на его первоначальное обращение от октября 2019 г. дал неполный ответ. Ответ инспекции от 30 декабря 2019 г. на повторное обращение истца был им получен в первых числах января 2020 г., примерно 10 января 2020 г.

Ранее уже указывалось, что в своем ответе от 8 ноября 2019 г. Государственная инспекция труда в Пензенской области сообщала, что обстоятельства, указанные истцом в обращении, имеют характер индивидуального трудового спора и рекомендовала обратиться в суд. Однако этого истцом сделано не было, он начал переписка с инспекцией.

Ссылка истца в соответствии с нормами ст.ст. 131, 132 ГПК РФ на необходимость истребования и получения от работодателя документов для подготовки искового заявления не свидетельствует о наличии исключительных обстоятельств, препятствующих обращению в суд, и, соответственно, свидетельствующих об уважительности пропуска срока на обращение в суд. Истец не лишен был возможности в исковом заявлении ходатайствовать перед судом о содействии в истребовании доказательств у ответчика, которые истец самостоятельно лишен возможности представить. При этом заслуживает внимание и то обстоятельство, что подобные ходатайства содержатся в настоящем исковом заявлении Горового Н.В. (об истребовании у ответчика заверенной копии приказа от 6 августа 2018 г. № 138, выписок и отчетов установленной формы с данными СКУД, вызове свидетелей и истребовании их данных у ответчика), которое было принято к производству суда и при отсутствии в иске отдельных сведений и без приложения к иску части документов.

Нельзя признать уважительной причиной пропуска установленного законом срока обращения в суд с иском указание истца на введенные ограничения, в том числе по приему граждан в судах, что исключало возможность его обращения в суд.

Согласно п. 6 Постановления Президиума Верховного Суда РФ, Президиума Совета судей РФ от 18 марта 2020 г. № 808 «О приостановлении личного приема граждан в судах» меры введены на период с 19 марта 2020 г. по 10 апреля 2020 г. (включительно). Постановлением Президиума Верховного Суда РФ, Президиума Совета судей РФ от 8 апреля 2020 г. № 821 «О приостановлении личного приема граждан в судах» приостановлен личный прием граждан в судах и рекомендовано подавать документы через электронные интернет-приемные судов или посредством почтовой связи, на срок с 8 апреля 2020 г. по 30 апреля 2020 г. (включительно). Постановлением Президиума Верховного Суда РФ, Президиума Совета судей РФ от 8 апреля 2020 г. № 821 «О приостановлении личного приема граждан в судах» приостановлен личный прием граждан в судах и рекомендовано подавать документы через электронные интернет-приемные судов или посредством почтовой связи на срок с 8 апреля 2020 г. по 11 мая 2020 г. (включительно). На основании письма Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 7 мая 2020 г. №СД-АГ/667, начиная с 12 мая 2020 г., деятельность судов и органов Судебного департамента осуществляется в полном объеме и в составе работников, определенном штатным расписанием.

Следовательно, установленный законом срок обращения в суд для подачи настоящего искового заявления, учитывая дату получения ответа инспекции от 8 ноября 2019 г., в котором истцу было рекомендовано обратиться в суд (19 ноября 2019 года), истек 19 февраля 2020 г., т.е. за месяц до введенных ограничений.

После их отмены с 12 мая 2020 г. истец обратился в суд с настоящим исковым заявлением лишь 19 августа 2020 г.

Утверждение истца о том, что в марте 2020 г. он лично обращался в суд с настоящим иском, но его отказались принимать по причине введенных ограничений является голословным и ничем не подтвержден.

Довод истца о том, что введенные в отношении работы судов ограничения были временно сняты в августе 2020 г. противоречит указанным выше положениям.

Доказательств того, что истец лишен был возможности обратиться в суд в установленный законом срок по уважительной причине, не представлено. На состояние здоровья, длительное нахождение на лечении истец не ссылался.

Учитывая изложенное довод апелляционной жалобы об отсутствии разъяснений по вопросу о том, в какой срок следует обращаться в суд с иском после получения ответа из государственной инспекции труда в Пензенской области, не может быть признан уважительной причиной пропуска срока на обращение истца в суд.

Что касается указания истца в апелляционной жалобе на то, что срок обращения в суд с требованием об оспаривании приказа ответчика от 6 августа 2018 г. № 138 «О введении контроль-пропускного режима в ГБУЗ ПОДКБ им. Н.Ф. Филатова с использованием системы контроля управления доступом (СКУД)» не истек, т.к. он обратился в суд также как гражданин, чьи права на посещение государственного учреждения были нарушены указанным приказом, ограничивающим свободный вход и выход с территории, то, как следует из искового заявления, истец оспаривал данный приказ по основаниям нарушения его прав именно как работника, допущенные ответчиком именно как работодателем в связи с трудовыми отношениями между сторонами спора. Ссылки на то, что ответчик, издав приказ, допустил также нарушения прав именно истца как посетителя больницы, не связанные с трудовыми отношениями, в исковом заявлении не содержится. Не было это в дальнейшем письменно оформлено, например, в виде уточнения либо дополнения к иску, что не оспаривалось Горовым Н.В. в суде апелляционной инстанции.

Согласно ч. 3 ст. 196 ГПК РФ суд принимает решение только по заявленным требованиям по основаниям указанным истцом, оформленным в соответствии со ст.ст. 131 и 132 ГПК РФ в письменной форме.

Вместе с тем истец вправе обратиться в суд с самостоятельным исковым заявлением об оспаривании этого приказа по изложенному им в апелляционной жалобе основанию.

Принимая во внимание обоснованность выводов суда первой инстанции о пропуске истцом срока на обращение в суд с настоящим исковым заявлением в части требований о признании незаконным и отмене приказа от 6 августа 2018 г. № 138, признании незаконным и отмене приказа от 15 августа 2019 г. №103-о1, о взыскании компенсации в возмещение морального вреда, не имеют правового значения доводы апелляционной жалобы относительно незаконности выводов суда, сделанных при рассмотрении искового заявления по существу, на вывод суда об отказе в иске они не повлияют. В этой связи оснований для их переоценки у суда апелляционной инстанции не имеется.

Поскольку судом было отказано в иске по причине пропуска срока на обращение в суд в части требования о признании незаконным приказа о применении к истцу дисциплинарного взыскания в виде выговора, то не подлежит удовлетворению производное от него требование о выплате премии, несмотря на то, что срок обращения в суд с ним, как правильно указано районным судом со ссылкой на ст. 392 ТК, не пропущен.

Доводы жалобы о том, что судом были истребованы у ответчика некоторые документы, однако они не поступили и судом было постановлено решение в отсутствие указанных документов, не влекут отмену решения суда, поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 56 ГПК РФ, именно суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались. По этой же причине судебной коллегией не принимаются во внимание доводы истца о том, что судом было необоснованно отказано в истребовании ряда доказательств. По мнению судебной коллегии, не является нарушением прав истца также действия суда по изготовлению для истца копий представленных ответчиком суду документов, копии которых не были изготовлены самим ответчиком.

В связи с изложенным оснований для отмены решения суда первой инстанции не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия,

О П Р Е Д Е Л И Л А :

решение Ленинского районного суда г. Пензы от 11 февраля 2021 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Горового Никиты Вячеславовича – без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи