ГРАЖДАНСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
ЗАКОНЫ КОММЕНТАРИИ СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
Гражданский кодекс часть 1
Гражданский кодекс часть 2

Апелляционное определение № 22-1465 от 21.11.2018 Сахалинского областного суда (Сахалинская область)

Дело № 22-1465

Докладчик Алексеенко С.И. Судья Поваляева А.О.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г.Южно-Сахалинск 21 ноября 2018 года

Судебная коллегия по уголовным делам Сахалинского областного суда в составе:

председательствующего судьи Алексеенко С.И.,

судей Исаева М.Н., Лавлинского В.И.,

при секретаре Борисовой В.С.,

с участием:

прокурора прокуратуры Сахалинской области Верхотиной В.В.,

защитника – адвоката Фархуллина Ф.Н.,

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя М.А.А. на приговор Ногликского районного суда Сахалинской области от 17 сентября 2018 года, которым

Иванов Е.Ю., родившийся <личные данные изъяты>, ранее не судимый,

оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.30, п. «б» ч.3 ст.2281 УК РФ, на основании п.2 ч.2 ст. 302 УПК РФ в связи с непричастностью к совершению преступления.

Заслушав доклад судьи Алексеенко С.И., выслушав прокурора Верхотиной В.В., поддержавшей доводы апелляционного представления об отмене приговора, мнение адвоката Фархуллина Ф.Н., просившего оставить приговор без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Иванов Е.Ю. органом предварительного следствия обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.30, п. «б» ч.3 ст.2281 УК РФ – покушение на незаконный сбыт наркотических средств, в значительном размере, если преступление не было доведено до конца по независящим от него обстоятельствам.

Судом в отношении Иванова Е.Ю. вынесен оправдательный приговор в связи с непричастностью к совершению преступления.

В апелляционном представлении государственный обвинитель М.А.А. находит приговор подлежащим отмене ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом, существенным нарушением уголовно-процессуального закона, неправильным применением уголовного закона и просит направить уголовное дело на новое судебное рассмотрение в тот же суд иным составом суда.

Ссылаясь на показания свидетелей К.А.В., К.Е.А., Т.К.В. об обстоятельствах приобретения у Иванова Е.Ю. летом и осенью ДД.ММ.ГГГГ наркотических средств, а также на объяснение Иванова Е.Ю., в котором он подтверждает факт незаконного приобретения наркотических средств у неизвестного ему лица, а также факты сбыта наркотических средств К.А.В., К.Е.А. и Б., на протокол осмотра места происшествия (комната отдыха в здании очистных сооружений <данные изъяты>»), в ходе которого были изъяты шприцы с веществом, которое согласно выводам судебной экспертизы является наркотическим средством, автор представления пишет, что вопреки выводам суда, противоречий в показаниях допрошенных свидетелей, ни в ходе предварительного следствия, ни в судебном заседании не установлено.

Вопреки немотивированным выводам суда, отказ Иванова Е.Ю. от защитника при даче объяснения ДД.ММ.ГГГГ года не являлся вынужденным, поскольку данный отказ сделан Ивановым Е.Ю. собственноручно в присутствии защитника, что исключало оказание на него какого-либо давления.

Показания специалиста О.А.М. не опровергают и не порочат показания свидетелей К.А.В. и К.Е.А. относительно приобретения наркотических средств у Иванова Е.Ю., принимая во внимание пояснения данного специалиста о том, что период времени, в течение которого наркотическое средство содержится в биологическом материале, зависит от индивидуальных особенностей организма конкретного человека.

Таким образом, автор представления считает, что в приговоре не дана надлежащая оценка совокупности представленных государственным обвинителем доказательств, имеющих существенное значение для разрешения уголовного дела.

Ознакомившись с апелляционным представлением государственного обвинителя, адвокат Фархуллин Ф.Н. подал возражения, в которых просит приговор оставить без изменения, апелляционное представление – без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционного представления и возражений на него, выслушав участвующих в деле лиц, судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения апелляционного представления.

Согласно ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым. Таким признается приговор, постановленный в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, основанный на правильном применении уголовного закона.

Обжалуемый приговор указанным требованиям уголовно-процессуального закона соответствует.

Органом предварительного следствия Иванов Е.Ю. обвинялся в покушении на незаконный сбыт наркотических средств, в значительном размере.

Согласно обвинительному заключению преступление было совершено при следующих обстоятельствах.

Иванов Е.Ю. достоверно зная о том, что свободный оборот наркотических средств преследуется уголовным законом и на территории Российской Федерации запрещен, в период времени с ДД.ММ.ГГГГ, более точное время следствием не установлено, при неустановленных обстоятельствах, с целью извлечения личной материальной выгоды, незаконно приобрел у неустановленного лица с целью последующего сбыта наркотическое средство - масло каннабиса (гашишное масло) массой не менее 0,69 грамма, которое он переместил на свое рабочее место в комнату отдыха здания очистных сооружений <данные изъяты>, где незаконно, умышленно, хранил с целью последующего сбыта.

Примерно ДД.ММ.ГГГГ, точное время следствием не установлено, Т.К.В,, зная, что его знакомый Иванов Е.Ю. занимается распространением наркотических средств, находясь около здания очистных сооружений <данные изъяты> обратился к последнему с просьбой безвозмездно передать ему наркотическое средство - масло каннабиса (гашишное масло), на что Иванов Е.Ю. с целью реализации своего преступного умысла, направленного на незаконный сбыт наркотического средства согласился, после чего действуя умышленно и осознавая преступный характер своих действий, передал, то есть незаконно сбыл Т.К.В, часть незаконно хранимого им наркотического средства - масло каннабиса (гашишное масло), расфасованное в полимерный пакет, неустановленной в ходе следствия массой, который Т.К.В, оставил при себе с целью последующего личного потребления. Оставшуюся часть наркотического средства - масло каннабиса (гашишное масло), общей массой не менее 0,69 грамма, Иванов Е.Ю. оставил по месту своей работы в здании очистных сооружений <данные изъяты>, где незаконно хранил с целью последующего незаконного сбыта.

После чего, примерно в ДД.ММ.ГГГГ, точное время следствием не установлено, Т.К.В,, достоверно зная о том, что его знакомый Иванов Е.Ю. занимается распространением наркотических средств, вновь обратился к нему с просьбой безвозмездного приобретения наркотического средства - масло каннабиса (гашишное масло), на что Иванов Е.Ю. согласился и, находясь около здания очистных сооружений <данные изъяты>, с целью реализации своего преступного умысла, направленного на незаконный сбыт наркотического средства, действуя умышленно и осознавая преступный характер своих действий, передал, то есть незаконно сбыл Т.К.В, часть незаконно хранимого им наркотического средства - масло каннабиса (гашишное масло), расфасованное в полимерный пакет, неустановленной в ходе следствия массой, который Т.К.В, оставил при себе с целью последующего личного потребления. Оставшуюся часть наркотического средства - масло каннабиса (гашишное масло), общей массой не менее 0,69 грамма, Иванов Е.Ю. оставил по месту своей работы в здании очистных сооружений <данные изъяты>, где незаконно хранил с целью последующего незаконного сбыта.

В ДД.ММ.ГГГГ, точное время следствием не установлено, К.Е.А., зная, что его знакомый Иванов Е.Ю. занимается распространением наркотических средств, находясь около здания очистных сооружений <данные изъяты>, обратился к последнему с просьбой продать ему наркотического средство - масло каннабиса (гашишное масло), на что Иванов Е.Ю. с целью реализации своего преступного умысла, направленного на незаконный сбыт наркотического средства согласился, и К.Е.А. передал ему денежные средства в размере 2500 рублей за незаконно приобретаемое наркотическое средство. После чего Иванов Е.Ю. в продолжение реализации своего преступного умысла, направленного на незаконный сбыт наркотического средства, после получения денежных средств в счет оплаты наркотического средства, действуя умышленно и осознавая преступный характер своих действий, передал, то есть незаконно сбыл К.Е.А. часть незаконно хранимого им наркотического средства - масло каннабиса (гашишное масло), расфасованное в полимерный пакет, неустановленной в ходе следствия массой, который К.Е.А. оставил при себе с целью последующего личного потребления. Оставшуюся часть наркотического средства - масло каннабиса (гашишное масло), общей массой не менее 0,69 грамма, Иванов Е.Ю. оставил по месту своей работы в здании очистных сооружений <данные изъяты>, где незаконно хранил с целью последующего незаконного сбыта.

В ДД.ММ.ГГГГ, точное время следствием не установлено, Иванов Е.Ю. находясь на территории очистных сооружений <данные изъяты> в продолжение реализации своего преступного умысла, направленного на незаконный сбыт наркотического средства - масло каннабиса (гашишное масло), предложил К.А.В. безвозмездно принять от него наркотическое средство. К.А.В., зная, что Иванов Е.Ю. занимается распространением наркотических средств, на предложение последнего согласился, после чего Иванов Е.Ю., действуя умышленно и осознавая преступный характер своих действий, передал, то есть незаконно сбыл К.А.В. часть незаконно хранимого им наркотического средства - масло каннабиса (гашишное масло), расфасованное в полимерный пакет, неустановленной в ходе следствия массой, который К.А.В. оставил при себе с целью последующего личного потребления. Оставшуюся часть наркотического средства - масло каннабиса (гашишное масло), общей массой не менее 0,69 грамма, Иванов Е.Ю. оставил по месту своей работы в здании очистных сооружений <данные изъяты>, где незаконно хранил с целью последующего незаконного сбыта.

В ДД.ММ.ГГГГ, точное время следствием не установлено, К.Е.А., зная, что его знакомый И. Е.Ю. занимается распространением наркотических средств, находясь около здания очистных сооружений <данные изъяты>, обратился к последнему с просьбой продать ему наркотическое средство - масло каннабиса (гашишное масло), на что Иванов Е.Ю. с целью реализации своего преступного умысла, направленного на незаконный сбыт наркотического средства, согласился и К.Е.А. передал ему денежные средства в размере 2500 рублей за незаконно приобретаемое наркотическое средство. После чего Иванов Е.Ю. в продолжение реализации своего преступного умысла, направленного на незаконный сбыт наркотического средства, после получения денежных средств в счет оплаты наркотического средства, действуя умышленно и осознавая преступный характер своих действий, передал, то есть незаконно сбыл К.Е.А. часть незаконно хранимого им наркотического средства - масло каннабиса (гашишное масло), расфасованное в полимерный пакет, неустановленной в ходе следствия массой, который К.Е.А. оставил при себе с целью последующего личного потребления. Оставшуюся часть наркотического средства - масло каннабиса (гашишное масло), общей массой не менее 0,69 грамма, Иванов Е.Ю. оставил по месту своей работы в здании очистных сооружений <данные изъяты>, где незаконно хранил с целью последующего незаконного сбыта.

В середине ДД.ММ.ГГГГ, точное время следствием не установлено, К.А.В., зная, что его знакомый Иванов Е.Ю. занимается распространением наркотических средств, находясь около здания очистных сооружений <данные изъяты>, обратился к последнему с просьбой продать ему наркотического средство - масло каннабиса (гашишное масло), на что Иванов Е.Ю. с целью реализации своего преступного умысла, направленного на незаконный сбыт наркотического средства согласился и К.А.В. передал ему денежные средства в размере 2000 рублей за незаконно приобретаемое наркотическое средство. После чего Иванов Е.Ю. в продолжение реализации своего преступного умысла, направленного на незаконный сбыт наркотического средства, после получения денежных средств в счет оплаты наркотического средства, действуя умышленно и осознавая преступный характер своих действий, передал, то есть незаконно сбыл К.А.В. часть незаконно хранимого им наркотического средства - масло каннабиса (гашишное масло), расфасованное в полимерный пакет, неустановленной в ходе следствия массой, который К.А.В. оставил при себе с целью последующего личного потребления. Оставшуюся часть наркотического средства - масло каннабиса (гашишное масло), общей массой не менее 0,69 грамма, Иванов Е.Ю. оставил по месту своей работы в здании очистных сооружений <данные изъяты>, где незаконно хранил с целью последующего незаконного сбыта.

В конце ДД.ММ.ГГГГ, точное время следствием не установлено, К.Е.А., зная, что его знакомый Иванов Е.Ю. занимается распространением наркотических средств, находясь около здания очистных сооружений <данные изъяты>, обратился к последнему с просьбой продать ему наркотического средство - масло каннабиса (гашишное масло), на что Иванов Е.Ю. с целью реализации своего преступного умысла, направленного на незаконный сбыт наркотического средства согласился, и К.Е.А. передал ему денежные средства в размере 2500 рублей за незаконно приобретаемое наркотическое средство. После чего Иванов Е.Ю. в продолжение реализации своего преступного умысла, направленного на незаконный сбыт наркотического средства, после получения денежных средств в счет оплаты наркотического средства, действуя умышленно и осознавая преступный характер своих действий, передал, то есть незаконно сбыл К.Е.А. часть незаконно хранимого им наркотического средства - масло каннабиса (гашишное масло), расфасованное в полимерный пакет, неустановленной в ходе следствия массой, который К.Е.А. оставил при себе с целью последующего личного потребления. Оставшуюся часть наркотического средства - масло каннабиса (гашишное масло), общей массой не менее 0,69 грамма, Иванов Е.Ю. оставил по месту своей работы в здании очистных сооружений <данные изъяты>, где незаконно хранил с целью последующего незаконного сбыта.

ДД.ММ.ГГГГ, в период времени с 17.00 часов до 19.10 часов, в результате обследования и осмотра места происшествия сотрудниками ОМВД России по городскому округу «Ногликский» в присутствии Иванова Е.Ю. в комнате отдыха здания очистных сооружений <данные изъяты>, на рабочем месте последнего, были обнаружены и изъяты незаконно хранящиеся Ивановым Е.Ю. девять медицинских шприцов с веществом зеленого цвета, полимерный прозрачный пакет с наслоениями вещества зеленого цвета. Согласно заключению эксперта № 73 от 31.01.2018 года вещества, содержащиеся в шприцах, являются наркотическим средством масло каннабиса (гашишное масло) массой 0,02 грамма, 0,05 грамма, 0,08 грамма, 0,08 грамма, 0,07 грамма, 0,15 грамма, 0,09 грамма и 0,06 грамма соответственно. В наслоениях на внутренней поверхности полимерного пакета, в следовых количествах содержится наркотическое средство тетрагидроканнабинол - наркотически активный компонент наркотических растений рода Конопля, их частей и получаемых из них наркотических средств.

В соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 30.06.1998 № 681 «Об утверждении перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации», каннабис (марихуана) включен в «Список наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, оборот которых в Российской Федерации запрещен в соответствии с законодательством Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации (список 1)».

Согласно примечанию 2 к ст. 228 УК РФ (в редакции Федерального 2 от 1 марта 2012 г. № 18-ФЗ), значительный, крупный и особо крупный размеры наркотических средств и психотропных веществ, для целей статей 228. 228.1, 229 и 229.1 УК РФ утверждаются Правительством Российской Федерации.

В соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 01.10.2012 № 1002 «Об утверждении значительного, крупного и особо крупного размеров для растений наркотических средств и психотропных веществ, а также значительного, крупного и особо крупного размеров для растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, для целей статей 228, 228.1, 229 и 229.1 Уголовного кодекса Российской Федерации», значительным размером наркотического средства - гашишного масла является его количество свыше 0,4 грамма, крупным размером - свыше 5 грамм, а особо крупным - свыше 1000 граммов.

Следовательно, наркотическое средство - масло каннабиса (гашишное масло) массой 0,69 грамма образует значительный размер.

В связи с тем, что преступная деятельность Иванова Е.Ю. была пресечена сотрудниками ОМВД России по городскому округу «Ногликский», свой преступный умысел, направленный на незаконный сбыт наркотических средств в значительном размере, он до конца довести не смог по независящим от него обстоятельствам.

В ходе рассмотрения судом уголовного дела судом первой инстанции были исследованы показания участников судопроизводства: свидетелей Б.Б.А., М.С.Н., Ш.Г.С., К.А.В., К.Е.А., Т.К.В., С.Т.Г., Б.В.Ф., П.Н.Б., Л.Е.Н., К.А.А., К.Ю.А., У.А.В., Р.Е.Ю., Т.А.М., Ч.А.А., Ш.В.П., исследованы акты осмотра подсобного помещения очистных сооружений <данные изъяты>», объяснение Иванова Е.Ю., заключения экспертов, протоколы следственных действий, вещественные доказательства, иные документы, содержащие имеющие значения сведения.

По итогам судебного разбирательства суд с соблюдением требований ст. 305 УПК РФ постановил в отношении Иванова Е.Ю. оправдательный приговор, в котором изложил в описательно-мотивировочной части существо предъявленного обвинения, установленные обстоятельства дела, основания оправдания подсудимого, анализ доказательств, обосновывающих вывод суда о его невиновности, мотивы, по которым суд отверг доказательства, положенные в основу обвинения.

В соответствии с ч.3 ст. 49 Конституции Российской Федерации, ст. 14, ч.4 ст. 302 УПК РФ неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого; обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

Указанные требования закона судом соблюдены. Вопреки доводам апелляционного представления, выводы суда об оправдании Иванова Е.Ю. в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.30, п. «б» ч.3 ст. 2281 УК РФ основаны на тщательной проверке и оценке доказательств, исследованных в ходе судебного разбирательства. Указанные выводы подробно мотивированы в приговоре, и подвергать их сомнению судебная коллегия оснований не усматривает.

Суд пришел к выводам о том, что стороной обвинения не представлено доказательств, подтверждающих, что Иванов Е.Ю. причастен к совершению инкриминируемого ему преступления.

Так, согласно п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 года № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия», в соответствии с ч. 2 ст. 48 Конституции РФ и на основании п. 6 ч. 3 ст. 49 УПК РФ каждое лицо, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном ст. 144 УПК РФ, имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента начала осуществления процессуальных действий, затрагивающих права и свободы этого лица. Согласно п. 3 ч. 4 ст. 46, п. п. 2 - 5 ч. 3 ст. 49 УПК РФ каждый подозреваемый имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента возбуждения в отношении его уголовного дела, с момента фактического задержания в случаях, предусмотренных ст. 91 и 92 УПК РФ либо в случае применения к нему в соответствии со ст. 100 УПК РФ меры пресечения в виде заключения под стражу, с момента вручения уведомления о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном ст. 223.1 УПК РФ, с момента объявления ему постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы, а также с момента начала осуществления иных мер процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления.

При нарушении этого конституционного права все объяснения лица, в отношении которого проводилась проверка сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном ст. 144 УПК РФ, а также показания подозреваемого, обвиняемого и результаты следственных и иных процессуальных действий, произведенных с их участием, должны рассматриваться судами как доказательства, полученные с нарушением закона.

Как следует из материалов уголовного дела, в своих объяснениях, данных Ивановым Е.Ю. при осмотре места происшествия и в отделении уголовного розыска ОМВД России по ГО «Ногликский» 29 января 2018 года, он сообщил о том, что обнаруженное в комнате отдыха очистных сооружений <данные изъяты> наркотическое средство, принадлежит ему, которое он сбывал на протяжении полугода, то есть о своей причастности к совершению преступления. Данные объяснения были даны Ивановым Е.Ю. в отсутствие защитника.

Поскольку сотрудникам правоохранительных органов было известно о возможной причастности к совершению преступления Иванова Е.Ю., то в силу требований уголовно-процессуального закона и вышеуказанных разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, он, как лицо, в отношении которого проводилась проверка сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном ст. 144 УПК РФ, имел право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента начала осуществления процессуальных действий, затрагивающих его права и свободы, в том числе, и при написании объяснения.

В соответствии со ст. 75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований УПК, являются недопустимыми, они не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания. К недопустимым доказательствам относятся, в том числе, показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде.

Поскольку объяснения, в которых Иванов Е.Ю. заявлял о своей причастности к совершенному преступлению, даны им в отсутствие защитника, и впоследствии в судебном заседании Ивановым Е.Ю. не подтверждены, то они в силу ст. 75 УПК РФ судом первой инстанции верно признаны недопустимыми доказательствами.

В соответствии с правовой позицией, изложенной в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 6 февраля 2004 года № 44-О, недопустимо воспроизведение в ходе судебного разбирательства содержания показаний подозреваемого, обвиняемого, данных в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника и не подтвержденных им в суде, путем допроса в качестве свидетеля дознавателя или следователя, производивших дознание или предварительное следствие.

Суд не вправе допрашивать дознавателя и следователя, равно как и сотрудника, осуществляющего оперативное сопровождение дела, о содержании показаний, данных в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым, восстанавливать содержание этих показаний вопреки закрепленному в п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ правилу, согласно которому показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника и не подтвержденные им в суде, относятся к недопустимым доказательствам. Тем самым закон исключает возможность любого, прямого или опосредованного, использования содержащихся в них сведений.

В связи с изложенным, суд первой инстанции правильно не использовал показания, участвующих при осмотре сотрудников уголовного розыска Ш.Г.С., М.А.В. и С.В.В., а также понятых М.С.Н. и Б.Б.А. относительно сведений, которые им стали известны со слов Иванова Е.Ю. в отсутствие защитника.

Обоснованным является и вывод суда о том, что суду не представлено достоверных данных о том, что изъятые в ходе осмотра места происшествия ДД.ММ.ГГГГ наркотические средства в остаточных количествах, принадлежат именно Иванову Е.Ю., в связи с чем данные сомнения верно истолкованы судом в пользу подсудимого.

То, что шприцы с остатками наркотического средства, были изъяты в здании очистных сооружений <данные изъяты>, то есть по месту работы Иванова Е.Ю., сами по себе не могут доказывать их принадлежность Иванову Е.Ю., поскольку доступ к данному служебному помещению имеют многие работники предприятия, в том числе посторонние лица, что подтвердили в судебном заседании свидетели С.Т.Г., Б.В.Ф., П.Н.Б., Л.Е.Н., К.А.А., К.Ю.А., У.А.В., Р.Е.Ю., Т.А.М. и Ч.А.А., которые к тому же не сообщали сведений о том, что изъятые шприцы в данном помещении хранились именно Ивановым Е.Ю.

В соответствии со ст. 2281 УК РФ уголовная ответственность наступает за незаконные действия в сфере оборота наркотических средств. Следовательно, исходя из требований ст. 73 УПК РФ, доказыванию по таким делам подлежит специальный предмет преступления, для чего суды должны располагать соответствующими заключениями экспертов, с помощью которых возможно установить вид запрещенных к свободному обращению наркотических средств и веществ, их размер, название и свойства.

Согласно разъяснениям, изложенным в п. 2 Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 года № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами», для определения вида средств и веществ, их размеров, названий и свойств, требуются специальные знания, в связи с чем суды должны располагать соответствующими заключениями экспертов или специалистов.

Органами предварительного расследования Иванов Е.Ю. обвиняется в покушении на незаконный сбыт наркотических средств в значительном размере.

Как следует из материалов уголовного дела, вывод о виде наркотического средства, которое, по версии обвинения, было сбыто Ивановым Е.Ю. в ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГТ.К.В., ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГК.Е.А., ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГК.А.В., основан исключительно на показаниях свидетелей Т.К.В., К.Е.А. и К.А.В.

Однако само вещество не было обнаружено и изъято, его принадлежность к наркотическим средствам, свободный оборот которых запрещен, заключениями экспертиз не подтверждена. Таким образом, являлось ли вещество, которое, по мнению стороны обвинения, Иванов Е.Ю. передавал другим лицам наркотическим, по делу фактически не выяснено и устранить эти упущения в настоящее время невозможно.

Сам факт обнаружения ДД.ММ.ГГГГ в биологическом материале К.Е.А. и К.А.В. каннабиноидов не свидетельствует о том, что ими употреблялись наркотические средства, полученные именно от Иванова Е.Ю., принимая во внимание пояснения специалиста О.А.М. о том, что при обнаружении наркотических средств в биологическом материале ДД.ММ.ГГГГ, употребление наркотических средств должно происходить, как минимум в середине ДД.ММ.ГГГГ, однако указанные свидетели не показывали, что приобретенные у Иванова Е.Ю. наркотические средства они употребили именно в это время.

Принимая во внимание, что в деле нет достаточных доказательств, совокупность которых бесспорно опровергала бы все, без исключения, доводы защиты и позволила бы суду сделать законные, обоснованные выводы о совершении Ивановым Е.Ю. инкриминированного ему преступления, суд принял правильное решение об его оправдании в связи с непричастностью к совершению умышленного преступления в сфере незаконного оборота наркотических средств, что надлежаще указано в приговоре.

В связи с этим доводы апелляционного представления о незаконности и необоснованности оправдания Иванова Е.Ю. коллегия находит неубедительными.

Нарушений УПК РФ, влекущих отмену приговора, по делу не допущено.

Таким образом, судебная коллегия считает, что по делу не имеется обстоятельств, влекущих отмену оправдательного приговора в отношении Иванова Е.Ю.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 38920, 38928, 38933 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

приговор Ногликского районного суда Сахалинской области от 17 сентября 2018 года в отношении Иванов Е.Ю. оставить без изменения, а апелляционное представление государственного обвинителя М.А.А. – без удовлетворения.

Апелляционное определение может быть обжаловано в суд кассационной инстанции в порядке, предусмотренном главой 471 УПК РФ.

Председательствующий судья: Алексеенко С.И.

Судьи: Лавлинский В.И.

Исаев М.Н.

«ВЕРНО»:

Судья Сахалинского областного суда: Алексеенко С.И.