ГРАЖДАНСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
ЗАКОНЫ КОММЕНТАРИИ СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
Гражданский кодекс часть 1
Гражданский кодекс часть 2

Апелляционное определение № 33-1122/20 от 28.01.2020 Кемеровского областного суда (Кемеровская область)

Судья: Бобрышева Н.В. Дело № 33-1122/2020 (2-1791/2019)

Докладчик: Пастухов С.А.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

28 января 2020 года г. Кемерово

Судебная коллегия по гражданским делам Кемеровского областного суда

в составе председательствующего: Карасовской А.В.,

судей: Пастухова С.А., Пискуновой Ю.А.,

при секретаре: Тимошенко Ю.А.,

заслушала в открытом судебном заседании по докладу судьи Пастухова С.А.

гражданское дело по апелляционной жалобе Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Кемеровский государственный университет» на решение Заводского районного суда г. Кемерово от 29 октября 2019 года

по иску Федоровой Виктории Александровны к Федеральному государственному бюджетному образовательному учреждению высшего образования «Кемеровский государственный университет» о защите прав потребителей и возмещении судебных расходов,

УСТАНОВИЛА:

Федорова В.А. обратилась с иском к Федеральному государственному бюджетному образовательному учреждению высшего образования «Кемеровский государственный университет» (далее - ФГБОУ ВО «КемГУ») о защите прав потребителей и возмещении судебных расходов.

Исковые требования мотивированы тем, что она является собственником собаки (кличка <данные изъяты>, порода <данные изъяты>, чистокровный представитель своей породы от элитных производителей, титулы: Юный чемпион России, Чемпион России, Чемпион РКФ).

11 января 2019 года между нею и структурным подразделением ФГБОУ ВО «КемГУ» - Клиническим центром сохранения биоразнообразия заключен договор на оказание платных услуг по проведению диагностического рентгенологического исследования <данные изъяты>

11 января 2019 года ответчиком для проведения процедуры диагностического рентгенологического исследования была проведена седация с применением препарата Пропофол. Через 1,5 часа после начала процедуры ей сообщили о гибели собаки вследствие остановки сердца.

Согласно выписке из медицинской карты животного во время проведения диагностических снимков у собаки возникла брадикардия и остановка сердца. Реанимационные мероприятия не привели к ожидаемому эффекту, собака пала.

Выполнение диагностических снимков и реанимационные действия проводил сотрудник центра ФИО8

По ее мнению, питомец пал в результате неквалифицированных действий сотрудника ответчика.

Указывает, что согласно инструкции по применению Пропофола (вводимого животному препарата), необходимо произвести расчет дозы и контролировать скорость введения, а также дыхание животного. ФИО8 произвел неправильный расчет дозы и питомцу введено внутривенно Пропофол загрузочная доза- 10 мл- болюсно. Далее, титрование 2 мл- болюсно- 1 раз в 20 минут, всего препарата введено 20 мл.

Согласно инструкции к препарату Пропофол, размещенной в общедоступной информационно-телекоммуникационной сети Интернет, препарат вводят очень медленно и дробно. При проведении вводной анестезии возможно: кратковременное апноэ (представляет собой прекращение дыхания или дыхательных движений), развитие брадикардии, понижение артериального давления.

Считает, что причиной падежа животного послужили передозировка препарата и допуск до производства процедуры неквалифицированного специалиста. Согласно информации, размещенной на официальном сайте Клинического центра сохранения биоразнообразия, ФИО8 является врачом-хирургом, при этом, имеет образование фельдшера, высшего профессионального образования в области рентгенологии, анестезиологии и реанимации не имеет. В настоящее время данные о ФИО8 с сайта ответчика исключены.

На основании вышеизложенного полагает, что обязательства по договору были исполнены ненадлежащим образом, а именно питомец пал в результате неправильных действий исполнителя ветеринарной услуги, что подтверждается протоколом патологоанатомического вскрытия собаки от 18 января 2019 года.

Согласно заключению ФГБУ «Кемеровская межобластная ветеринарная лаборатория» смерть собаки наступила от остановки сердца вследствие острой сердечно-сосудистой недостаточности, возникшей в результате нарушения дыхания. На это указывает растяжение правой половины сердца, острая застойная гиперемия и отек легких. Гидроперикард и гидроторакс явились следствием повышения порозности кровеносных сосудов. Увеличение порозности кровеносных сосудов произошло вследствие рефлекторного повышения давления в кровеносных сосудах, вызванного дыхательной недостаточностью.

Полагает, в результате действий ответчика у собаки произошла остановка дыхания и как следствие, подтвержденное заключением ветеринарной лаборатории, остановка сердца. Гибель собаки находится в причинной-следственной связи с оказанием ответчиком ветеринарной услуги, которая не отвечала предъявляемым к ней требованиям. В частности, метод ветеринарного вмешательства был избран ответчиком без учета физического состояния животного, ветеринарное вмешательство являлось неквалифицированным и некачественным, в связи с чем, ответчик обязан возместить причиненный ущерб в виде стоимости животного.

22 февраля 2019 года ею была подана претензия на имя руководителя ФГБОУ ВО «КемГУ».

11 марта 2019 года ответчик в ответе на претензию не признал своей вины в падеже ее питомца и отказал в удовлетворении материальных требований.

Уточнив требования, просила взыскать в ее пользу с ответчика стоимость собаки в размере 200 000 руб., убытки в виде расходов на проведение патологоанатомического вскрытия собаки в размере 3 394,23 руб., расходы на обеззараживание и утилизацию паталогического материала и трупа животного в размере 8 652 руб., компенсацию морального вреда в сумме 50 000 руб., расходы на оплату услуг представителя в сумме 38 000 руб., штраф в размере 50 % от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

В судебном заседании истец Федорова В.А. и ее представитель Макеева О.А., поддержали иск.

Представитель ответчика ФГБОУ ВО «КемГУ» - Аширафулина Ю.Р., не признала иск.

Решением Заводского районного суда г. Кемерово от 29.10.2019 постановлено (л.д. 6-15 т. 2):

Исковые требования Федоровой Виктории Александровны к федеральному государственному бюджетному образовательному учреждению высшего образования «Кемеровский государственный университет» о защите прав потребителей и возмещении судебных расходов удовлетворить частично.

Взыскать с федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Кемеровский государственный университет» в пользу Федоровой Виктории Александровны в возмещение ущерба в связи с некачественным оказанием ветеринарных услуг 212046,23 рублей, компенсацию морального вреда в размере 3000 рублей, штраф за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований в размере 107523,12 рублей, расходы на производство судебной ветеринарной экспертизы в сумме 20500 рублей, расходы на оплату услуг представителя в сумме 15000 рублей, а всего- 358069 (триста пятьдесят восемь тысяч шестьдесят девять) рублей 35 копеек.

В удовлетворении оставшейся части требований к федеральному государственному бюджетному образовательному учреждению высшего образования «Кемеровский государственный университет» о компенсации морального вреда в сумме 47000 рублей Федоровой Виктории Александровне отказать.

Взыскать с федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Кемеровский государственный университет» государственную пошлину в бюджет в сумме 5620 (пять тысяч шестьсот двадцать) рублей 46 копеек.

В апелляционной жалобе представитель ФГБОУ ВО «КемГУ» - Просеков А.Ю., просит отменить решение суда (л.д. 25-27 т. 2).

Указывает, что заключение судебно-ветеринарной экспертизы, составленное ООО «Центр судебной экспертизы и оценки», основано на ненадлежащих источниках информации, вывод о неверно подобранной дозе является необоснованным, поскольку утверждение о неправильном расчете дозы для животного, об обязательном применении премедикации и неправильно выбранном методе введения препарата основано на инструкции к препарату для человека, в то время как для животных применяются иные дозировки и способы введения, рекомендованные специальной ветеринарной литературой, что было соблюдено: собаке была введена значительно меньшая доза препарата Пропофол «Каби» 2% без премедикации, а именно, вводная доза 2,8 мг/кг (рекомендованная доза 7-10 мг/кг), поддерживающая доза 1,7 мг/кг (рекомендованная доза 10-15 мг/кг).

Факт передозировки препаратом и вина ФГБОУ ВО «КемГУ» в гибели собаки не установлены, поскольку в заключении эксперта указано, что достоверно неизвестно сколько всего препарата было введено животному, что причинами, повлекшими за собой гибель животного могли быть и побочные эффекты от действия препарата и анафилаксия, нельзя исключать имевшиеся сопутствующие заболевания у собаки.

Не было проведено химико-токсикологического исследования на предмет передозировки препаратом.

Выводы экспертизы являются предположительными, экспертами отмечены три вероятные причины гибели животного: передозировка препарата, побочные эффекты от действия препарата и анафилаксия (аллергия).

Ссылка суда на то, что ответчиком не было заявлено о проведении повторной экспертизы, не является основанием для того, чтобы делать выводы о гибели собаки на основании вероятностного вывода экспертизы.

Допускается применении в ветеринарии дозировок для человека при наличии ветеринарных дозировок, указанных в учебном пособии, допущенном к применению Министерством сельского хозяйства РФ.

Судом не доведена информация о готовности эксперта ФИО12 дать письменные пояснения на интересующие сторон вопросы.

Отсутствуют доказательства размера и состава имущественного вреда в части кормления собаки за 26 месяцев, ежегодной вакцинации, витаминов, антигельминтных и противоклещевых препаратов, доставки щенка, выставочных экспертиз, родословных и чемпионских сертификатов.

Учитывая применение препарата в рамках одобренных Министерством (сельского хозяйства РФ) дозировок, отсутствие надлежащих доказательств о передозировке препарата, гибель собаки наступила в связи с индивидуальными особенностями ее организма, ветеринарные услуги оказаны надлежащего качества, что исключает вину ответчика и его ответственность в соответствии со ст. 1098 ГК РФ.

Федорова В.А. подала возражения на апелляционную жалобу (л.д. 77-78 т. 2).

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений относительно жалобы, заслушав представителей ответчика - Аширафулину Ю.Р. и Отдельнову М.И., поддержавших доводы апелляционной жалобы и просивших решение суда отменить, истца Федорову В.А., просившую отказать в удовлетворении апелляционной жалобы и оставить решение суда без изменения, проверив законность и обоснованность решения суда, в соответствии с ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ, в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

Как видно из материалов дела и установлено судом первой инстанции, истец Федорова В.А. является членом Кемеровской городской организации Кинологический клуб «Фауна» и собственником собаки породы <данные изъяты>, дата рождения: ДД.ММ.ГГГГ, пол: <данные изъяты>, кличка: <данные изъяты>, клеймо , окрас: <данные изъяты>, с родословной, необходимыми прививками, титулами: Юный чемпион России, Чемпион России, Чемпион РКФ (л.д. 9, 18-34 т. 1).

11.01.2019 Федорова В.А. обратилась в ветеринарную клинику Клинический центр сохранения биоразнообразия (структурное подразделение ответчика) для проведения процедуры диагностического рентгенологического исследования <данные изъяты>, в связи с чем, между учреждением и истцом был заключен договор возмездного оказания услуг от 16.01.2019 (л.д. 40-42 т. 1).

Согласно Выписке из медицинской карты животного, оформленной Клиническим центром сохранения биоразнообразия, при обращении 11.01.2019 для производства рентгена на ДТБС, лечащим ветеринарным врачом введено внутривенно пропофол загрузочная доза-10 мл-болюсно. Далее титрование 2 мл- болюсно- 1 раз в 20 минут, во время проведения диагностических снимков брадикардия, остановка сердца через 1 минуту, подключен на ИВЛ, непрямой массаж сердца в течение 30 минут, введено внутривенно атропин-1:20- 4мл- трехкратно, адреналин 1:20- 5 мл-трехкратно, раствор натрия хлорида- 400 мл- капельно, мониторинг ЧСС, АД, ЭКГ, реанимационные мероприятия без эффекта, смерть наступила в результате спонтанной остановки сердца (л.д. 39 т. 1).

Из Протокола патологоанатомического вскрытия трупа собаки от 18.01.2019, протокола испытаний (л.д. 43-49 т. 1) следует, что на основании результатов патологоанатомического вскрытия установлено, что смерть собаки наступила от остановки сердца вследствие острой сердечно-сосудистой недостаточности, возникшей в результате нарушения дыхания. На это указывает растяжение правой половины сердца. Острая застойная гиперемия и отек легких. Гидроперикард и гидроторакс явились следствием повышения порозности кровеносных сосудов. Увеличение порозности кровеносных сосудов произошло вследствие рефлекторного повышения давления в кровеносных сосудах, вызванного дыхательной недостаточностью.

27.02.2019 истец обратилась к ответчику с претензией, в которой просила выплатить ей ущерб в сумме 212 046 руб. - стоимость собаки и расходы на проведение патологоанатомического вскрытия трупа собаки, обеззараживание и утилизацию материала и трупа животного (л.д. 35-37 т. 1).

11.03.2019 ответчик направил в адрес Федоровой В.А. ответ на претензию, в которой указал, что причинно-следственной связи между действиями ФГБОУ ВО «КемГУ» по оказанию услуги по проведению диагностического рентгенологического исследования <данные изъяты> под наркозом и смертью собаки не установлено, в связи с чем, отказано в удовлетворении требования о возмещении ущерба (л.д. 38 т. 1), в связи с чем предъявлен настоящий иск.

Согласно ст. 137 ГК РФ к животным применяются общие правила об имуществе постольку, поскольку законом или иными правовыми актами не установлено иное.

Согласно ст. 779 ГК РФ по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия) или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

Согласно ст. 1095 ГК РФ вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица вследствие конструктивных рецептурных или иных недостатков товара, работы или услуги, а также вследствие недостоверной или недостаточной информации о товаре (работе, услуге), подлежит возмещению продавцом или изготовителем товара, лицом, выполнившим работу или оказавшим услугу (исполнителем), независимо от их вины и от того, состоял ли потерпевший с ними в договорных отношениях или нет.

Согласно ч. 2 ст. 1096 ГК РФ вред, причиненный вследствие недостатков работы или услуги, подлежит возмещению лицом, выполнившим работу или оказавшим услугу (исполнителем).

Согласно ст. 1098 Гражданского кодекса Российской Федерации продавец или изготовитель товара, исполнитель работы или услуги освобождается от ответственности, в случае, если докажет, что вред возник вследствие непреодолимой силы или нарушения потребителем установленных правил пользования товаром, результатами работы, услуги или их хранения.

Согласно разъяснениям, изложенным в п. 28 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012 № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» при разрешении требований потребителей необходимо учитывать, что бремя доказывания обстоятельств, освобождающих от ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательства, в том числе и за причинение вреда, лежит на продавце (изготовителе, исполнителе, уполномоченной организации или уполномоченном индивидуальном предпринимателе, импортере) (пункт 4 статьи 13, пункт 5 статьи 14, пункт 5 статьи 23.1, пункт 6 статьи 28 Закона о защите прав потребителей, статья 1098 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Как указано в Правилах оказания платных ветеринарных услуг, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 06.08.1998 № 898, «потребитель»- гражданин, имеющий намерение заказать либо заказывающий, приобретающий или использующий ветеринарные услуги исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности; «исполнитель»- организация независимо от ее организационно-правовой формы, а также индивидуальный предприниматель, оказывающие ветеринарные услуги потребителям по возмездному договору (п. 1).

К платным ветеринарным услугам относятся, в частности: клинические, лечебно-профилактические, ветеринарно-санитарные, терапевтические, хирургические, акушерско-гинекологические, противоэпизоотические мероприятия, иммунизация (активная, пассивная), дезинфекция, дезинсекция, дератизация, дегельминтизация (п. 2).

Исполнитель обеспечивает применение лекарственных средств и методов, исключающих отрицательное влияние на животных при диагностике, лечении и профилактике, высокоэффективных ветеринарных препаратов и методов ветеринарного воздействия, гарантирует безопасность ветеринарных мероприятий для здоровья и продуктивности животных, жизни и здоровья потребителя, а также окружающей среды (п. 7).

Платные ветеринарные услуги оказываются исполнителем на основе заключения договора, оформления абонементного обслуживания или выдачи жетона, талона, кассового чека, квитанции или других документов установленного образца (п. 10).

За несоблюдение или нарушение настоящих Правил, а также Законов Российской Федерации «О защите прав потребителей» и «О ветеринарии» или иных нормативных правовых актов Российской Федерации исполнитель и потребитель несут ответственность, установленную законодательством Российской Федерации (п. 16).

В соответствии с преамбулой Закона Российской Федерации от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» настоящий Закон регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, импортерами, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг), устанавливает права потребителей на приобретение товаров (работ, услуг) надлежащего качества и безопасных для жизни, здоровья, имущества потребителей и окружающей среды, получение информации о товарах (работах, услугах) и об их изготовителях (исполнителях, продавцах), просвещение, государственную и общественную защиту их интересов, а также определяет механизм реализации этих прав.

На основании п.п. 1 и 2 ст. 4 Закона Российской Федерации от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» продавец (исполнитель) обязан передать потребителю товар (выполнить работу, оказать услугу), качество которого соответствует договору.

При отсутствии в договоре условий о качестве товара (работы, услуги) продавец (исполнитель) обязан передать потребителю товар (выполнить работу, оказать услугу), соответствующий обычно предъявляемым требованиям и пригодный для целей, для которых товар (работа, услуга) такого рода обычно используется.

В силу п.п. 1, 2, абз. 5 п. 3 ст. 14, абз. 4 п. 1 ст. 29 Закона Российской Федерации от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу потребителя вследствие конструктивных, производственных, рецептурных или иных недостатков товара (работы, услуги), подлежит возмещению в полном объеме.

Право требовать возмещения вреда, причиненного вследствие недостатков товара (работы, услуги), признается за любым потерпевшим независимо от того, состоял он в договорных отношениях с продавцом (исполнителем) или нет.

Вред, причиненный вследствие недостатков работы или услуги, подлежит возмещению исполнителем.

В целях разрешения вопроса о качестве оказания ветеринарных услуг определением Заводского районного суда Кемеровской области от 31 мая 2019 года назначена судебная ветеринарная экспертиза (л.д. 97-100 том 1).

Согласно заключению комиссии экспертов ООО «Центр судебной экспертизы и оценки» от 20.08.2019, назначенной определением суда, из анатомических данных известно, что собака содержалась в условиях квартиры, выгул во дворе дома. Вакцинация и дегельминтизация проводились регулярно. Признаков, каких-либо заболеваний у собаки не наблюдалось. Согласно заключению патологоанатомического вскрытия трупа собаки от 18 января 2019 года ФГБУ «Кемеровская межобластная ветеринарная лаборатория» установлено, что смерть собаки наступила от остановки сердца вследствие острой сердечно-сосудистой недостаточности, возникшей в результате нарушения дыхания. На это указывает растяжение правой половины сердца, острая застойная гиперемия и отек легких. Гидроперикард и гидроторакс явились следствием повышения порозности кровеносных сосудов.

Можно предположить, что причинами повлекшими за собой гибель животного могли быть: побочные эффекты от действия препарата Пропофол (см.инструкцию); анафилаксия; передозировка препарата.

Если руководствоваться материалами дела и инструкцией к препарату, доза препарата и способ введения были выбраны не верно. Так же не была проведена премедикация животного. Так же нельзя исключать анафилаксию. Достоверно неизвестно через какое время после введения Пропофола у животного появились признаки острой дыхательной недостаточности и остановки сердца, и через какое время после этого начались реанимационные действия.

Исходя из предоставленных материалов дела (протокол патологоанатомического вскрытия, инструкция к препарату «Пропофол Каби», выписка из медицинской карты животного) можно предположить, что между действиями сотрудника ФГБОУ ВО «Кемеровский государственный университет» и гибелью животного имеется причинно-следственная связь: был проведен неправильный расчет дозы (согласно инструкции к препарату «Пропофол Каби»); не проведена премедикация животного (дабы исключить нежелательные последствия препарата, в том числе и аллергическую реакцию); не правильно выбран метод введения препарата (согласно инструкции следует вводить дробно примерно 20-40 мг Пропофола каждые 10 секунд до появления клинических признаков анестезии, дозу препарата Пропофол каби, 20 мг/мл необходимо подбирать индивидуально с учетом ответа пациента и премедикации).

Для проведения рентгенологического исследования было бы вполне достаточно провести седацию животного, а не анестезию (л.д. 140-166 т. 1).

Оспаривая приведенное заключение судебной экспертизы сторона ответчика, как и в суде первой инстанции, ссылается на ее предположительный характер, на наличие недопустимого доказательства, которым является протокол патологоанатомического вскрытия трупа собаки от 18.01.2019, в связи с отсутствием у ФГБОУ «Кемеровская ветеринарная лаборатория» соответствующей лицензии.

Однако, из Выписки из Единого государственного реестра юридических лиц от 05.06.2019 следует, что основным видом деятельности федерального государственного бюджетного учреждения «Кемеровская ветеринарная лаборатория» является деятельность ветеринарная, вспомогательными- предоставление услуг в области растениеводства; технические испытания, исследования, анализ и сертификация; деятельность профессиональная, научная и техническая прочая, не включенная в другие группировки (л.д. 105-117 т. 1).

Согласно Положению о лицензировании ветеринарной деятельности, утвержденному Постановлением Правительства Российской Федерации от 05.07.2002 № 504, настоящее Положение определяет порядок лицензирования ветеринарной деятельности, осуществляемой юридическими лицами независимо от организационно-правовой формы и индивидуальными предпринимателями. Ветеринарная деятельность включает в себя: ветеринарные лечебно-профилактические и лабораторно-диагностические работы; электронное мечение животных (п. 1). Лицензионными требованиями и условиями при осуществлении ветеринарной деятельности являются, в частности наличие в штате юридического лица работников (ветеринарных врачей и фельдшеров), имеющих высшее или среднее профессиональное образование и специальную подготовку в области ветеринарии (пп. «в» п. 3).

Постановлением Правительства Российской Федерации от 14.12.2006 № 767 Положение о лицензировании ветеринарной деятельности признано утратившим силу, в связи с чем, с 01.01.2007 ветеринарная деятельность, включающая в себя также ветеринарные лабораторно-диагностические работы, не требует получения лицензии.

Ветеринарная деятельность является отдельным от медицинской, самостоятельным видом деятельности, которая регулируется специальным законодательством, в частности Законом Российской Федерации от 14.05.1993 № 4979-1 «О ветеринарии», согласно ст. 2 которого ветеринарное законодательство Российской Федерации регулирует отношения в области ветеринарии в целях защиты животных от болезней, выпуска безопасных в ветеринарном отношении продуктов животноводства и защиты населения от болезней, общих для человека и животных

Не содержится указания на необходимость получения лицензии на ветеринарную деятельность и в Федеральном законе от 04.05.2011 № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности».

Специалистами в области ветеринарии являются физические лица, имеющие высшее или среднее ветеринарное образование (п. 1 ст. 1.1 Закона Российской Федерации от 14.05.1993 № 4979-1 «О ветеринарии»).

Из сообщения, представленного федеральным государственным бюджетным учреждением «Кемеровская ветеринарная лаборатория» от 22.10.2019, подтвержденного документально, установлено, что все специалисты, проводившие вскрытие трупа собаки, принадлежащей Федоровой В.А., зафиксированное в протоколе вскрытия от 18.01.2019, имеют необходимое специальное образование, сертификаты на осуществление деятельности, а учреждение - аккредитацию, подтвержденную Федеральной службой по аккредитации (Росаккредитация)- аттестат аккредитации RA.RU21ПМ52 (л.д. 199-224 т. 1).

Отсутствие химико-токсикологического исследования, на что указано в апелляционной жалобе, не опровергает выводы судебной экспертизы, поскольку из материалов дела следует, что препарат «Пропофол Каби» быстро выводится и установить факт передозировки не представляется возможным.

С учетом вышеизложенного и требований инструкции к препарату «Пропофол Каби» (л.д. 54-56 т. 1), доводы апелляционной жалобы о соответствии дозы введенного собаке препарата массе тела животного, являются несостоятельными.

Судебная коллегия соглашается с выводом суда о том, что экспертное заключение ООО «Центр судебной экспертизы и оценки» является обоснованным и соответствующим требованиям ст. 86 ГПК РФ, поскольку заключение экспертов содержит подробное описание проведенного исследования, указание на нормативные акты и методические руководства, применяемые при экспертном исследовании, а также сделанные в его результате выводы и ответы на поставленные судом вопросы, выводы экспертов основаны на объективных данных, полученных из материалов дела, основаны на допустимых доказательствах, эксперты имеют соответствующее образование и стаж работы, были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, выводы экспертов являются мотивированными, сомневаться в правильности и обоснованности выводов экспертов оснований не имеется.

О проведении повторной либо дополнительной экспертиз сторона ответчика не ходатайствовала при рассмотрении дела судом первой инстанции, в апелляционной жалобе также не указано на необходимость проведения повторной экспертизы. Доказательств, опровергающих выводы заключения судебной экспертизы ООО «Центр судебной экспертизы и оценки», суду представлено не было, не имеется указания на такие доказательства и в апелляционной жалобе.

Оценивая доводы апелляционной жалобы ответчика о его не согласии с выводами заключения судебной экспертизы ООО «Центр судебной экспертизы и оценки», судебная коллегия считает данные доводы не состоятельными, поскольку сторона ответчика, лицом обладающим специальными познаниями в области судебной ветеринарии, не является, в то время как в нарушение требований ст. 56 ГПК РФ, суду не были представлены какие-либо убедительные, достоверные и бесспорные доказательстве, опровергающие выводы судебной экспертизы ООО «Центр судебной экспертизы и оценки», не приложены они и к апелляционной жалобе ответчика. Все подлежащие выяснению вопросы, для разрешения которых требуются специальные познания, судом первой инстанции разрешены путем проведения экспертного исследования.

Приведенные доводы апелляционной жалобы, таким образом, основаны на предположениях и какими-либо достоверными доказательствами не подтверждены, в том числе такие доказательства не приложены и к апелляционной жалобе.

Судебная коллегия, оценивая выводы заключения экспертизы ООО «Центр судебной экспертизы и оценки», считает необходимым учесть, что, несмотря на вероятностный вывод экспертов о наличии причинно-следственной связи между действиями сотрудника ФГБОУ ВО «Кемеровский государственный университет» и гибелью животного, тем не менее указанные выводы основаны на объективно установленных фактах, а именно: сотрудником ФГБОУ ВО «Кемеровский государственный университет» был проведен неправильный расчет дозы (согласно инструкции к препарату «Пропофол Каби»); не проведена премедикация животного (дабы исключить нежелательные последствия препарата, в том числе и аллергическую реакцию); не правильно выбран метод введения препарата (согласно инструкции следует вводить дробно примерно 20-40 мг Пропофола каждые 10 секунд до появления клинических признаков анестезии, дозу препарата Пропофол каби, 20 мг/мл необходимо подбирать индивидуально с учетом ответа пациента и премедикации). Доказательств, опровергающих выводы заключения экспертизы, в указанной части, суду представлено не было.

Доводы стороны ответчика о том, что причиной смерти собаки могли стать имевшиеся у собаки сопутствующие заболевания не принимаются судебной коллегией, поскольку указанные доводы основаны на предположениях, никакими доказательствами объективно не подтверждены, в то время как бремя доказывания обстоятельств, освобождающих от ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательства, в том числе и за причинение вреда, лежит на исполнителе услуги, каковым в данном случае является ответчик.

При таких установленных обстоятельствах, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что имеется причинно-следственная связь между действиями ответчика и причинением истцу ущерба в виде гибели собаки, в результате оказания ответчиком истцу некачественной ветеринарной услуги.

Определяя размер денежных средств, подлежащих взысканию с ответчика в пользу истца в размере 212 046,23 руб., суд первой инстанции правильно исходил из представленного истцом расчета, который включал: стоимость собаки к моменту ее падежа в размере 200 000 руб. (л.д. 9 т. 1), расходы на проведение патологоанатомического вскрытия собаки в размере 3 394,23 руб., расходы на обеззараживание и утилизацию патологического материала и трупа животного в размере 8 652 руб. (л.д. 239-242 т. 1).

Своих доказательств стоимости собаки (аналогичной собаке истца), стороной ответчика представлено не было, в то время как обоснованность стоимости собаки истца, указанная в справке (л.д. 246 т. 1), подтверждена показаниями специалиста ФИО14, зоотехника Кемеровской городской общественной организации Кинологический клуб «Фауна», имеющей высшее специальное образование, пояснившей, что истец Федорова Е.В. является членом указанного клуба, опытным владельцем собак, с 2016 года - собаки по кличке <данные изъяты> породы <данные изъяты>, пол: <данные изъяты>, окрас: <данные изъяты>, возраст: <данные изъяты>, чистокровный представитель своей породы от элитных производителей, принимавший участие в 10 выставках, имеющий чемпионские сертификаты (титулы): Юный чемпион России, Чемпион России, Чемпион РКФ и все необходимые к его возрасту прививки, включенного в план племенного разведения, как представителя породы, редкой в Кемеровской области. Рыночная стоимость собаки определяется специалистами-кинологами, исходя из всех ее свойств и понесенных затрат для приобретения собакой таких свойств в том числе кормов, прививок, выставок. Именно по таким критериям была рассчитана стоимость собаки истца в размере 200 000 руб.

Оценивая доводы апелляционной жалобы ответчика о его не согласии со стоимостью собаки, указанной истцом, со ссылкой на отсутствие доказательств несения истцом расходов по доставке собаки, кормления собаки за <данные изъяты> месяцев, ежегодной вакцинации, витаминов, антигельминтных и противоклещевых препаратов, выставочных экспертиз, родословных и чемпионских сертификатов, с учетом которых определялась конечная стоимость собаки истца, а кроме того с указанием на то, что указанные расходы являются эксплуатационными и возмещению не подлежат, не принимаются судебной коллегией, поскольку они опровергаются представленными истцом доказательствами, которым судом первой инстанции была дана надлежащая оценка, в то время как стороной ответчика в нарушение требований ч. 1 ст. 56 ГПК РФ не было представлено каких-либо доказательств в обоснование своих возражений о завышенной стоимости собаки, указанной истцом.

По общему правилу, каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений (ч. 1 ст. 56 ГПК РФ). Однако такая обязанность не является безграничной. Если истец в подтверждение своих доводов приводит доказательства, а ответчик с ними не соглашается, не представляя доказательства, подтверждающие его позицию, то возложение на истца дополнительного бремени опровержения неподтвержденной позиции процессуального оппонента будет противоречить состязательному характеру судопроизводства.

В соответствии со ст. 15 Закона РФ «О защите прав потребителей» моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом пли организацией, выполняющей функции изготовителя (продавца) на основании договора с ним, прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.

Суд, установив факт нарушения ответчиком ФГБОУ ВО «КемГУ» прав истца, как потребителя, правильно руководствуясь приведенными нормами права, пришел к обоснованному выводу о том, что истцу неправомерными действиями ответчика по вине последнего причинен моральный вред, компенсацию которого суд обоснованно взыскал с ответчика в пользу истца в размере 3 000 руб.

Размер компенсации морального вреда, определенный судом, не оспаривается в апелляционной жалобе.

В соответствии с п. 6 ст. 13 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере 50 % от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Поскольку факт нарушения прав потребителя судом первой инстанции был установлен и требования потребителя Федоровой В.А. до разрешения спора в добровольном порядке ответчиком не удовлетворены, с ответчика в пользу истца судом был обоснованно взыскан штраф в размере 50 % от присужденной суммы, а именно в сумме 107 523,12 руб. ((200 000 руб. + 3 394,23 руб. + 8 652 руб. + 3 000 руб.) /2 = 107 523,12 руб.).

Размер штрафа, определенный судом первой инстанции ко взысканию в пользу истца, является правильным, ответчиком в апелляционной жалобе не оспаривается.

Судебная коллегия находит, что при разрешении спора, суд правильно определил юридически значимые обстоятельства. Установленные судом обстоятельства подтверждены материалами дела и исследованными судом доказательствами, которым суд дал надлежащую оценку. Выводы суда соответствуют установленным обстоятельствам. Нарушений норм процессуального и материального права, влекущих отмену решения суда, судом допущено не было.

Таким образом, доводы, изложенные в апелляционной жалобе, по существу сводятся к несогласию с постановленным решением по основаниям, которые были предметом судебного рассмотрения, эти доводы направлены на иную оценку норм материального права и обстоятельств, установленных и исследованных судом первой инстанции по правилам ст. ст. 12, 56 и 67 ГПК РФ, на иное толкование закона, а потому не могут служить поводом к отмене данного решения.

Иных доводов, которые могли бы опровергнуть выводы суда и являться основанием к отмене судебного решения, жалоба не содержит.

Руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия,

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Решение Заводского районного суда г. Кемерово от 29 октября 2019 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Кемеровский государственный университет» - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи: