ГРАЖДАНСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
ЗАКОНЫ КОММЕНТАРИИ СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
Гражданский кодекс часть 1
Гражданский кодекс часть 2

Апелляционное определение № 33-5020/18 от 08.08.2018 Омского областного суда (Омская область)

Председательствующий: Феоктистова О.А. Дело № 33-5020/2018

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда в составе:

председательствующего Дзюбенко А.А.

судей Рассказовой Г.В., Астапчук Р.В.,

при секретаре Скляровой А.А.,

рассмотрела в судебном заседании 08 августа 2018 года гражданское дело по апелляционной жалобе Адрынской Н.П. на решение Центрального районного суда г. Омска от <...>, которым Адрынской Нине Павловке отказано в удовлетворении требований к БУЗОО «Стоматологическая поликлиника» о возмещении вреда здоровью.

Заслушав доклад судьи областного суда Рассказовой Г.В., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Адрынская Н.П. обратилась в суд с иском к БУЗОО «Стоматологическая поликлиника» о защите прав потребителей и взыскании компенсации морального вреда. В обоснование указала, что в июне 2012 года обратилась к ответчику за оказанием платных стоматологических услуг по изготовлению и установлению съемных и несъемных зубных протезов. Согласно договорам №№ <...> и № <...> на оказание дополнительных платных стоматологических услуг истцом в кассу поликлиники внесена сумма в размере 53 931 рубль. В ноябре 2012 года протезирование было закончено. Полагает, что услуги по протезированию ей были оказаны некачественно, перед проведением лечения панорамный снимок зубной полости не производился. Через 8 месяцев после протезирования начала крошиться керамика, после обращения к ответчику было принято решение повторного протезирования, которое ответчиком произведено, однако тоже имело недостатки. В марте 2016 года ей было отказано в проведении дальнейшего протезирования. В настоящее время все зубные протезы разрушены, истец не может принимать пищу. Считает, что зубные протезы изготовлены не из металлокерамики, а из другого материала (металлоакрила). Просила взыскать с ответчика денежные средства, потраченные на лечение, в размере 53 167 рублей, компенсацию морального вреда в сумме 300 000 рублей.

В судебном заседании истец Адрынская Н.П. поддержала заявленные требования в полном объеме. Пояснила, что обратилась к ответчику для устранения недостатков протезирования в другой клинике - ООО «Стоматологическая практика», однако сотрудники БУЗОО «Стоматологическая поликлиника» свои обязательства по устранению данных недостатков не выполнили, прекратив полностью с нею сотрудничество. Вследствие действий ответчика продолжилось разрушение зубов, в настоящее время она не может нормально пережевывать пищу, отчего развился гастрит. Считает, что причиненный ее здоровью ущерб должен возместить ответчик.

Представитель истца - адвокат Панюков Н.А. исковые требования Адрынской Н.П. поддержал в полном объеме.

Представитель ответчика - Колычева А.К. исковые требования не признала, просила в иске отказать. Указала, что услуги по протезированию были оказаны надлежащего качества и завершены <...>, истец обратилась к ним с претензиями <...> - после истечения годичного гарантийного срока на зубные протезы, до этого момента истец не предъявляла претензии по поводу качества оказанных услуг. Полагала недоказанными обстоятельства причинения вреда здоровью истца по вине БУЗОО «Стоматологическая поликлиника». Представила письменные возражения на исковое заявление.

В заключении прокурор Беглярова Е.Г. полагала иск не подлежащим удовлетворению.

Судом постановлено изложенное выше решение.

В апелляционной жалобе Адрынская Н.П. с решением суда не согласна, просит его отменить. Приводит доводы, ранее изложенные в иске. Указывает, что лечащий врач Стукан А.Н. намеренно тянул время и бездействовал до окончания гарантийного срока. В настоящее время она не в состоянии принимать пищу, так как разрушились зубные протезы. Полагает, что зубные протезы были изготовлены не из металлокерамики, как хотела истец, а иного материала, возможно металлоакрила. Считает, что лечащим врачом была допущена диагностическая ошибка, поскольку панорамного снимка полости рта сделано не было, вследствие чего была избрана неверная тактика лечения, что привело к разрушению зубов. Отмечает, что при назначении судебной медицинской экспертизы суд необоснованно исключил вопрос о том, из какого материала были изготовлены протезы. Кроме того, считает, что судом неправомерно отказано в принятии зубных протезов и коронок для проведения исследования. Не согласна с выводом экспертов о том, что разрушение зубов произошло по причине неправильного использования зубных протезов.

Прокуратурой ЦАО г. Омска принесены возражения на апелляционную жалобу.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения жалобы извещены надлежаще.

Проверив материалы дела, заслушав пояснения представителя ответчика и заключение прокурора, согласившихся с решением суда, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений на нее, судебная коллегия не находит предусмотренных ст. 330 ГПК РФ оснований для отмены или изменения судебного решения.

Согласно ст. 327.1 ГПК РФ суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

В силу положений ст. 1095 ГК РФ вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица вследствие конструктивных, рецептурных или иных недостатков товара, работы или услуги, а также вследствие недостоверной или недостаточной информации о товаре (работе, услуге), подлежит возмещению продавцом или изготовителем товара, лицом, выполнившим работу или оказавшим услугу (исполнителем), независимо от их вины и от того, состоял потерпевший с ними в договорных отношениях или нет.

Продавец или изготовитель товара, исполнитель работы или услуги освобождается от ответственности в случае, если докажет, что вред возник вследствие непреодолимой силы или нарушения потребителем установленных правил пользования товаром, результатами работы, услуги или их хранения (ст. 1098 ГК РФ).

В силу положений ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Статьёй 98 Федерального закона от <...> № 323-ФЗ (ред. от <...>) «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» предусмотрено, что медицинские организации, медицинские работники и фармацевтические работники несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации за нарушение прав в сфере охраны здоровья, причинение вреда жизни и (или) здоровью при оказании гражданам медицинской помощи.

Из материалов дела следует, что <...> между Адрынской Н.П. и БУЗОО «Стоматологическая поликлиника» заключен договор № <...> на оказание терапевтических платных стоматологических услуг. <...> сторонами заключен договор № <...> на оказание ортопедических платных стоматологических услуг.

Из справок об оплате за оказанную медицинскую помощь БУЗОО «Стоматологическая поликлиника», записей медицинской карты стоматологического больного № <...> от <...> следует, что Адрынской Н.П. были оказаны услуги по терапевтической, хирургической, ортопедической стоматологии: проведены осмотры, сложное удаление зубов, рентген, проведено протезирование.

За оказанные ответчиком медицинские услуги истцом оплачена сумма в размере 53 931 руб.

Из представленных в материалы дела медицинских документов следует, что лечащим врачом был разработан план лечения и протезирования истца, в период с <...> по <...> было выполнено зубопротезирование металлокерамическими конструкциями с установкой частично съемных металлокерамических протезов (на жевательные зубы верхней и нижней челюсти) и несъемных металлокерамических конструкций (на передние зубы верхней и нижней челюсти).

Из представленной в материалы дела медицинской документации следует, что медицинским учреждением установлен гарантийный срок на металлоконструкции – 1 год. Наличие и продолжительность такого срока не оспаривалось сторонами.

<...>Адрынская Н.П. обратилась в поликлинику с жалобами на боли при пользовании съемными протезами. Врачом была проведена коррекция съемных протезов.

<...>Адрынская Н.П. обратилась к врачу с жалобой на скол керамического покрытия в области 22 зуба, отек слизистой полости рта.

<...> по согласованию с пациенткой, был проведен врачебный консилиум. Со слов пациентки скол произошел в период нахождения ее в стационаре другого лечебного учреждения. В интересах пациентки, несмотря на окончание гарантийного срока, принято решение о проведении повторного протезирования за счет средств поликлиники. В связи с состоянием здоровья пациентки протезирование было перенесено на 2014 год.

<...>Адрынская Н.П. обратилась в поликлинику для повторного зубопротезирования. Были сняты металлокерамические конструкции. В связи с изменившейся клинической картиной в полости рта начато терапевтическое и хирургическое лечение в рамках подготовки к зубопротезированию. Вновь были изготовлены несъемные и съемные зубные протезы, работа сдана <...>. По результатам ортопедического лечения пациентка претензий и жалоб не предъявляла, о чем свидетельствуют записи в медицинской карте. Пациентке дан совет по пользованию съемными протезами, памятка (из записей в медицинской карте).

<...> пациентка обратилась на прием с жалобами на боль при пользовании протезом верхней и нижней челюсти. Проведена коррекция частично съемных протезов на верхней и нижней челюстях.

В период времени с <...> по <...> пациентка за медицинской помощью в БУЗОО «Стоматологическая поликлиника» не обращалась.

<...> пациентка Адрынская Н.П. обратилась в поликлинику с жалобами на наличие трещин 11 коронки и скол облицовки 22. При осмотре обнаружено нарушение целостности металлокерамического покрытия 22 коронки. В районе экватора 11 зуба (11 зуб под металлокерамической коронкой) - дефект виден под увеличительным стеклом. Пациентка направлена на консилиум, где заведующий ортопедическим отделением дал разъяснение о завершении гарантийных обязательств со стороны поликлиники по отношению к пациентке (по срокам гарантии и службы 1 год). Пациентке Адрынской Н.П. было предложено проведение рационального зубопротезирования в установленном порядке (за счет собственных средств).

С момента окончания оказания стоматологических услуг Ардынской Н.П. - <...> - до момента ее обращения с жалобами на некачественное лечение - <...> - истек установленный медицинским учреждением гарантийный срок на изготовленные зубные протезы и металлоконструкции.

На спорные правоотношения распространяются положения законодательства о защите прав потребителей. Согласно положениям п. 1 ст. 29 Закона РФ от <...> N 2300-1 «О защите прав потребителей» потребитель вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работы (оказании услуги), если им обнаружены существенные недостатки выполненной работы (оказанной услуги) или иные существенные отступления от условий договора. Потребитель вправе потребовать также полного возмещения убытков, причиненных ему в связи с недостатками выполненной работы (оказанной услуги).

Пункт 3 названного Закона предусматривает, что требования, связанные с недостатками выполненной работы (оказанной услуги), могут быть предъявлены при принятии выполненной работы (оказанной услуги) или в ходе выполнения работы (оказания услуги) либо, если невозможно обнаружить недостатки при принятии выполненной работы (оказанной услуги), в течение сроков, установленных настоящим пунктом.

Потребитель вправе предъявлять требования, связанные с недостатками выполненной работы (оказанной услуги), если они обнаружены в течение гарантийного срока, а при его отсутствии в разумный срок, в пределах двух лет со дня принятия выполненной работы (оказанной услуги) или пяти лет в отношении недостатков в строении и ином недвижимом имуществе.

В отношении работы (услуги), на которую установлен гарантийный срок, исполнитель отвечает за ее недостатки, если не докажет, что они возникли после принятия работы (услуги) потребителем вследствие нарушения им правил использования результата работы (услуги), действий третьих лиц или непреодолимой силы (п. 4 ст. 29).

На основании п. 5 ст. 29 Закона РФ от <...> N 2300-1 «О защите прав потребителей» в случаях, когда предусмотренный договором гарантийный срок составляет менее двух лет (пяти лет на недвижимое имущество) и недостатки работы (услуги) обнаружены потребителем по истечении гарантийного срока, но в пределах двух лет (пяти лет на недвижимое имущество), потребитель вправе предъявить требования, предусмотренные п. 1 настоящей статьи, если докажет, что такие недостатки возникли до принятия им результата работы (услуги) или по причинам, возникшим до этого момента.

Пункт 6 ст. 29 указанного закона предписывает, что в случае выявления существенных недостатков работы (услуги) потребитель вправе предъявить исполнителю требование о безвозмездном устранении недостатков, если докажет, что недостатки возникли до принятия им результата работы (услуги) или по причинам, возникшим до этого момента. Это требование может быть предъявлено, если такие недостатки обнаружены по истечении двух лет (пяти лет в отношении недвижимого имущества) со дня принятия результата работы (услуги), но в пределах установленного на результат работы (услуги) срока службы или в течение десяти лет со дня принятия результата работы (услуги) потребителем, если срок службы не установлен. Если данное требование не удовлетворено в течение двадцати дней со дня его предъявления потребителем или обнаруженный недостаток является неустранимым, потребитель по своему выбору вправе требовать: соответствующего уменьшения цены за выполненную работу (оказанную услугу); возмещения понесенных им расходов по устранению недостатков выполненной работы (оказанной услуги) своими силами или третьими лицами; отказа от исполнения договора о выполнении работы (оказании услуги) и возмещения убытков.

Применительно к приведенным положениям закона, учитывая истечение гарантийного срока на выполненные ответчиком работы, районным судом в круг юридически значимых обстоятельств, подлежащих установлению, были правильно включены вопросы о том, имеются ли недостатки выполненной работы, какие причины повлекли за собой выявленные дефекты установленных у истца металлоконструкций.

С целью установления указанных обстоятельств, районным судом была назначена судебно-медицинская экспертиза. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы № <...> гр от <...>, проведенной БУЗОО «Бюро судебно-медицинской экспертизы», оказанная ответчиком медицинская помощь Адрынской Н.П. соответствовала медицинским стандартам, методам и технологиям лечения и протезирования зубов: проведено обследование, отражены объективные данные, сделаны рентгенологические снимки, выставлен клинический диагноз, определен план подготовки и дальнейшего протезирования.

Судебно-медицинская экспертиза проходила с участием истца Ардынской Н.П., которая была осмотрена комиссией врачей; врачами были непосредственно исследованы изготовленные и установленные ответчиком металлоконструкции и зубные протезы. В ходе осмотра Адрынская Н.П. указала членам экспертной комиссии, что съемные протезы она практически не носила, так как они были для неё неудобными. В заключении экспертами установлено, что между неправильным использованием съемных протезов, перегрузкой оставшихся несъемных мостовидных протезов и образованием сколов керамического покрытия есть причинно-следственная связь. Жевательная нагрузка, которая должна быть распределена между всеми зубами верхней и нижней челюсти, в силу жевательного давления воспринимали только несъемные конструкции, а именно 4 зуба на верхней челюсти и 4 зуба на нижней челюсти во фронтальном отделе, то есть зубы, которые по своей анатомической форме не способны пережевывать пищу, а предназначены только для ее откусывания. Использование передних искусственных зубов для пережевывания пищи влечет за собой неминуемое их повреждение.

Таким образом, экспертным заключением установлено, что медицинские услуги Адрынской Н.П. ответчиком были оказаны надлежащего качества; имеющиеся в настоящее время на металлокерамических изделиях дефекты в виде сколов керамического покрытия связаны с неправильной эксплуатацией зубных протезов истцом (неиспользованием съемных протезов жевательных зубов верхней и нижней челюсти, и, как следствие, возрастанием нагрузки на фронтальный зубной ряд, где установлены металлокерамические конструкции).

В такой ситуации, установив, что оказанные ответчиком услуги и выполненные работы соответствовали всем предъявляемым к их качеству требованиям, а имеющиеся дефекты металлокерамических изделий связаны с неправильной эксплуатацией изделий, районный суд пришел к верному выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения иска о взыскании стоимости медицинских услуг, а также производных требований о взыскании компенсации морального вреда.

Отмеченные в экспертном заключении дефекты ведения врачами медицинской документации не находятся в причинной связи с наблюдающимися у истца дефектами металлоконструкций и не повлияли на качество оказанных истцу медицинских услуг.

Из медицинской карты следует, что до пациента доводилась информация о правилах пользования зубными протезами (была вручена памятка и дан совет по эксплуатации и уходу за изделиями). Истцом указанные обстоятельства не отрицались.

Доводы истца о том, что в ходе лечения истцу не было сделано панорамного снимка, во внимание не принимаются. Объем проведенных медицинских манипуляций был оценен комиссией экспертов, которая не нашла недостатков при проведении диагностических мероприятий, а также при избрании тактики лечения и протезирования истца. Суждения истца о необходимости изготовления именно панорамного снимка являются надуманными; при проведении лечения врачом проведены диагностические мероприятия, пациентка направлялась на ренгенографию зубов. Достаточность объема проведенных диагностических мероприятий подтверждена заключением судебно-медицинской экспертизы.

Ссылки в жалобе истца на то обстоятельство, что лечащий врач Стукан А.Н. намеренно тянул время и бездействовал до окончания гарантийного срока несостоятельны, поскольку после обращения Адрынской Н.П.<...> к ответчику протезирование было перенесено на 2014 год связи с состоянием здоровья пациентки. Кроме того, обнаруженные у истца в 2013 году недостатки металлоконструкций были устранены лечебным учреждением в добровольном порядке, даже несмотря на истечение гарантийного срока на момент обращения истца с жалобами.

Доводы жалобы о том, что зубные протезы были изготовлены не из металлокерамики, а из иного материала (акрила), не нашли своего подтверждения в ходе рассмотрения дела. Из содержания медицинской документации следует, что пациенту были установлены изделия из металлокерамики. Из описательной и мотивировочной части заключения судебно-медицинской экспертизы, при проведении которой экспертами осуществлялось исследование изготовленных истцу металлоконструкций и протезов, следует, что Адрынской Н.П. установлены металлокерамические изделия. Оснований не доверять заключению судебно-медицинской экспертизы у судебной коллегии не имеется. Доводы истца о необходимости постановки перед экспертами самостоятельного вопроса о том, из какого материала были изготовлены ее конструкции, подлежат отклонению. Фактически, экспертами в ходе проведения экспертизы был дан ответ на этот вопрос, что подтверждается содержанием заключения судебно-медицинской экспертизы.

Доводы жалобы Адрынской Н.П. о том, что судом неправомерно отказано в принятии зубных протезов и коронок для проведения исследования, не могут быть приняты во внимание. При проведении судебно-медицинской экспертизы протезы истца экспертами осматривались, примерялись, произведена их фотофиксация, что следует из содержания заключения судебно-медицинской экспертизы.

Иных оснований несогласия с решением суда в жалобе не приведено.

Обстоятельства, имеющие значение для дела, определены судом верно, представленные доказательства оценены правильно в соответствии со ст. 67 ГПК РФ, нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену решения суда в соответствии со ст. 330 ГПК РФ не допущено, судебная коллегия, проверив решение суда в пределах доводов апелляционной жалобы в порядке ст. 327.1 настоящего Кодекса, не находит оснований для его отмены.

Руководствуясь ст.ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Центрального районного суда г. Омска от <...> оставить без изменения, апелляционную жалобу Адрынской Н.П. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи