ГРАЖДАНСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
ЗАКОНЫ КОММЕНТАРИИ СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
Гражданский кодекс часть 1
Гражданский кодекс часть 2

Апелляционное определение № 33А-17888/20 от 24.08.2020 Санкт-Петербургского городского суда (Город Санкт-Петербург)

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

Рег. № 33а-17888/2020

Судья: Уланов А.Н.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по административным делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего

Есениной Т.В.

судей

Чуфистова И.В., Стаховой Т.М.

с участием прокурора

Скибенко С.А.

при секретаре

Зобиной Н.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании 24 августа 2020 года административное дело №2а-4828/2020 по апелляционной жалобе Главного управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, апелляционному представлению Прокурора Красносельского района г. Санкт-Петербурга на решение Красносельского районного суда г. Санкт-Петербурга от 10 июля 2020 года по административному исковому заявлению Главного управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Санкт-Петербургу и Ленинградской области о помещении гражданина Республики Туркменистан Розиева У. Р., <дата> года рождения, в специальное учреждение.

Заслушав доклад судьи Есениной Т.В.,

выслушав объяснения представителей административного истца Главного управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Санкт-Петербургу и Ленинградской области – Смирнова И.В., Красновой Е.И., заключение прокурора Скибенко С.А., судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

Административный истец Главное управление Министерства внутренних дел Российской Федерации по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области (далее - ГУ МВД России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области) обратился с административным иском в Красносельский районный суд г. Санкт-Петербурга о помещении гражданина Республики Туркменистан Розиева У. Р., <дата> года рождения, в Центр временного содержания иностранных граждан №1 ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, расположенный по адресу: Санкт-Петербург, г. Красное село, Кингисеппское шоссе, д.51, корп.1, литер А, на срок до завершения процедуры депортации, но не более чем на 60 (шестьдесят) суток, обратив решение суда к немедленному исполнению.

В обоснование административного иска указал, что Министерством юстиции Российской Федерации 25 января 2019 года вынесено решение (распоряжение) о нежелательности пребывания (проживания) в Российской Федерации административного ответчика гражданина Республики Туркменистан Розиева У. Р., <дата> года рождения. Управлением по вопросам миграции ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области в соответствии с пунктом 11 статьи 31 Федерального закона от 25 июля 2002 года №115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» принято решение о депортации административного ответчика за пределы Российской Федерации. Административный ответчик освобождён по отбытию наказания из учреждения, где отбывал наказание, назначенное ему приговором суда; решением Управления по вопросам миграции ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области административный ответчик помещен в Центр временного содержания иностранных граждан на срок, не превышающий 48 часов. В дальнейшем решением суда административный ответчик помещён в специальное учреждение - Центр временного содержания иностранных граждан №1 ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, срок его содержания в Центре неоднократно продлялся решением Дзержинского районного суда г. Санкт-Петербурга, последнее продление было по решению суда от 07 мая 2020 года, на срок до завершения процедуры депортации, но не более чем на 60 суток. Административный истец ссылался на отсутствие законных оснований для пребывания (проживания) административного ответчика на территории России, а также на принятое в отношении него решение о депортации за пределы Российской Федерации. При этом указал, что в период ранее установленного судом срока исполнить решение о депортации не представилось возможным, ввиду отсутствия действующего проездного документа, действительного для пересечения государственной границы, невозможностью приобретения авиабилета, т.к. из-за распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19) авиакомпании прекратили полеты за пределы Российской Федерации.

Решением Красносельского районного суда г. Санкт-Петербурга от 10 июля 2020 года административному истцу ГУ МВД России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области отказано в удовлетворении административного искового заявления о помещении иностранного гражданина Республики Туркменистан Розиева У.Р., <дата> года рождения, подлежащего депортации и реадмиссии, в специальное учреждение – Центр временного содержания иностранных граждан №1 ГУ МВД России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области, расположенного по адресу: г. Санкт-Петербург, г. Красное село, Кингисеппское шоссе, дом 51, корп.1, литера А, на срок до завершения процедуры депортации, но не более чем на 60 (шестьдесят) суток.

В апелляционной жалобе, в апелляционном представлении апеллянты ставят вопрос об отмене состоявшегося решения суда и принятии нового, полагают решение постановленным при неправильном применении норм материального права и оценке доказательств, а именно судом не принято во внимание наличие у Розиева У.Р., <дата> года рождения, судимостей и категории тяжести совершённых преступлений в 2004, 2016 годах; принято решение о нежелательности его нахождения на территории Российской Федерации, что лишает возможности легализовать себя на территории Российской Федерации, проживать на законных основаниях, осуществлять трудовую деятельность; отсутствие родственников среди граждан Российской Федерации указывает об отсутствии устойчивой социальной связи на территории Российской Федерацией; административный истец считает административного ответчика потенциально опасным для неопределенно круга граждан Российской Федерации. Кроме того, согласно позиции подателей апелляционной жалобы (представления) следует, что Указом Президента РФ от 18.04.2020 № 274 «О временных мерах по урегулированию правового положения иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации в связи с угрозой дальнейшего распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19)» в целях урегулирования правового положения иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации, предупреждения дальнейшего распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19) в период с 15 марта 2020 года по 15 сентября 2020 года включительно приостановлено течение сроков добровольного выезда из Российской Федерации иностранных граждан и лиц без гражданства, в отношении которых принято решение об административном выдворении за пределы Российской Федерации, о депортации или передаче иностранному государству в соответствии с международным договором Российской Федерации о реадмиссии.

В судебное заседание суда апелляционной инстанции административный истец ГУ МВД России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области в лице представителей Смирнова И.В., Красновой Е.И., действующих на основании доверенности, имеющих высшее юридическое образование, явился, поддержал доводы апелляционной жалобы.

Административный ответчик гражданин Республики Туркменистан Розиев Умыдбек Рейимбаевич, <дата> года рождения, в судебное заседание не явился, о времени и месте слушания дела извещен надлежащим образом в соответствии с частью 1 статьи 96 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации – по почте, по известному адресу проживания: <адрес> и телефонограммой, которую принял лично, сообщив, что в судебное заседание не явится, об отложении судебного разбирательства не просил.

Также информация о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы, представления прокурора в соответствии с частью 7 статьи 96 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации размещена на сайте Санкт-Петербургского городского суда в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».

Согласно части 6 статьи 226 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации неявка в судебное заседание по делу об оспаривании решения, действия (бездействия) органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, лиц, участвующих в деле и их представителей, надлежащим образом извещенных о времени и месте судебного заседания, не является препятствием к рассмотрению административного дела, если суд не признал их явку обязательной.

По смыслу статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах лицо само определяет объем своих прав и обязанностей в гражданском процессе. Поэтому лицо, определив свои права, реализует их по своему усмотрению. Распоряжение своими правами по усмотрению лица является одним из основополагающих принципов судопроизводства. Неявка лица, извещенного в установленном порядке о времени и месте рассмотрения дела, является его волеизъявлением, свидетельствующим об отказе от реализации своего права на непосредственное участие в судебном разбирательстве дела и иных процессуальных прав, поэтому не является преградой для рассмотрения дела по существу.

Административный ответчик об отложении дела не просил и доказательств уважительной причины неявки не представил, его неявка в судебное заседание не препятствует рассмотрению дела, и судебная коллегия полагает возможным рассмотреть дело в его отсутствие.

Судебная коллегия, выслушав объяснения представителя административного истца, заключение прокурора, обсудив доводы апелляционной жалобы, апелляционного представления, проверив материалы дела, приходит к следующему.

Судом первой инстанции установлены и подтверждаются материалами дела следующие обстоятельства.

Административный ответчик Розиев У. Р., <дата> года рождения, является гражданином Республики Туркменистан.

<дата> административный ответчик осужден приговором Калининского районного суда г. Санкт-Петербурга по ч.3 ст. 30, ч.1 ст.158; ч.3 ст. 30, п. «г» ч.2 ст. 161; ч.2 ст. 228 Уголовного кодекса Российской Федерации, ему назначено наказание в виде лишения свободы на срок – <...>

Распоряжением Министерства Юстиции Российской Федерации от 25 января 2019 года №342-рн «О нежелательности пребывания (проживания) в Российской Федерации иностранного гражданина или лица без гражданства, подлежащего освобождению из мест лишения свободы», пребывание (проживание) административного ответчика в Российской Федерации признано нежелательным.

Управлением по вопросам миграции ГУ МВД России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области принято решение о депортации административного ответчика гражданина Республики Туркменистан Розиева У.Р., <дата> года рождения.

<дата> гражданин Республики Туркменистан Розиев У.Р., <дата> года рождения, освободился из Федерального казенного учреждения «колония-поселение №1» Управления ФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, законных оснований для пребывания (проживания) на территории РФ не имеет.

Решение о депортации, принятое Управлением по вопросам миграции ГУ МВД России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области в отношении административного ответчика, в установленном порядке не обжаловано и не отменено, доказательств обратному не представлено.

В соответствии с пунктом 12 статьи 31 Федерального закона от 25 июля 2002 года № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», исполнение решения о депортации иностранного гражданина, либо решения о реадмиссии осуществляется после отбытия данным иностранным гражданином наказания, назначенного по приговору суда.

Как следует из позиции ГУ МВД России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области, депортировать гражданина Республики Туркменистан Розиева У.Р., <дата> года рождения, после освобождения из колонии-поселения не представилось возможным, в связи с невозможностью приобрести авиабилет в Республику Туркменистан.

<дата><дата> в соответствии пп. 9.3. статьи 31 Федерального закона о правовом положении иностранных граждан на основании решения ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области гражданин Республики Туркменистан Розиев У.Р., <дата> года рождения, помещен в Специальный приемник для содержания лиц, арестованных в административном порядке ГУ МВД России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области по адресу: г. Санкт-Петербург, ул. Захарьевская, д.6, на срок, не превышающий 48 часов.

В соответствии с пунктом 9.4 статьи 31 Федерального закона от 25 июля 2002 года № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», помещение в специальное учреждение иностранных граждан, подлежащих депортации, может осуществляться только на основании решения суда.

Решением Дзержинского районного суда г. Санкт-Петербурга от 06 ноября 2019 года по административному делу №2а-2209/2019 был удовлетворен административный иск ГУ МВД России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области, согласно которому, административный ответчик помещён в специальное учреждение по адресу: г. Санкт-Петербург, ул. Захарьевская, д.6, на срок до исполнения решения о депортации, но не более 120 суток.

По истечении 120 суток депортировать гражданина Республики Туркменистан Розиева У.Р., <дата> года рождения, не представилось возможным в связи с отсутствием проездного документа, действительного для пересечения государственной границы.

Решением Дзержинского районного суда г. Санкт-Петербурга от 03 марта 2020 года по административному делу №2а-795/2020 административный ответчик помещён в специальное учреждение по адресу: г. Санкт-Петербург, ул. Захарьевская, д.6, на срок до исполнения решения о депортации, но не более 60 суток.

По истечении 60 суток депортировать гражданина Республики Туркменистан Розиева У.Р., <дата> года рождения, не представилось возможным в связи с отсутствием проездного документа, действительного для пересечения государственной границы.

Решением Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга от 07 мая 2020 года по административному делу №2а-1073/2020 административный ответчик помещён в специальное учреждение по адресу: г. Санкт-Петербург, ул. Захарьевская, д.6, на срок до исполнения решения о депортации, но не более 60 суток.

По истечении 60 суток депортировать гражданина Республики Туркменистан Розиева У.Р., <дата> года рождения, не представилось возможным в связи с отсутствием проездного документа, действительного для пересечения государственной границы.

До истечения срока (60 суток), 03.07.2020 ГУ МВД России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области обратилось с настоящим административным иском в Красносельский районный суд г. Санкт-Петербурга о помещении гражданина Туркменистана Розиева У.Р., <дата> года рождения, в Центр временного содержания иностранных граждан №1 ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, на срок до завершения процедуры депортации, но не более чем на 60 суток, указав, что с учетом новой коронавирусной инфекции (COVID-19) авиакомпании прекратили полеты за пределы Российской Федерации, невозможно спрогнозировать ситуацию по приобретению авиабилета гражданину Республики Туркменистан Розиеву У.Р., <дата> года рождения, что в сложившейся ситуации решение о депортации не представляется возможным исполнить, учитывая, что общих границ у Российской Федерации и Туркменистана нет.

Разрешая спорные правоотношения, суд первой инстанции пришел к выводу, что представленные документы подтверждают наличие достаточных оснований для депортации, что не имеется законных оснований для пребывания (проживания) гражданина Республики Туркменистан Р.У.Р., <дата> года рождения, на территории Российской Федерации, но при этом, учитывая срок пребывания административного ответчика в Центре временного содержания на день вынесения решения, пришел к выводу, что отсутствуют основания для продления срока пребывания административного ответчика в специальном учреждении еще на 60 суток, который не может быть признан разумным, исходя из суммарных временных затрат, необходимых для осуществления процедуры депортации.

Судебная коллегия полагает, что вывод суда об отсутствии обоснованной необходимости для помещения гражданина Республики Туркменистан Розиева У.Р., <дата> года рождения, в специальное учреждение основан на правильном применении к рассматриваемым правоотношениям положений пунктов 9, 9.3, 9.4, 11, 12 статьи 31 Федерального закона от 25 июля 2002 года №115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», статьи 188 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, учитывает правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации, изложенную в Определениях от 2 марта 2006 года №55-О, от 25 сентября 2014 года №1830-О, Постановлении от 17 февраля 1998 года № 6-П, от 23 мая 2017 года №14-П, что подтверждается представленными при рассмотрении спора доказательствами, которым судом первой инстанции дана полная и всесторонняя оценка в соответствии со статьями 59, 60, 61, 84 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

Так, в соответствии с пунктом 4 части 3 статьи 1 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации суды в порядке, предусмотренным настоящим Кодексом, рассматривают дела о помещении иностранного гражданина, подлежащего депортации в предназначенное для этого специальное учреждение, предусмотренное федеральным законом, регулирующим правовое положение иностранных граждан.

Статьей 24 Федерального закона от 15 августа 1996 года № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» предусмотрено, что иностранные граждане и лица без гражданства, в отношении которых принято решение об административном выдворении за пределы Российской Федерации или о депортации, выезжают из Российской Федерации на основании данного решения.

Согласно статье 2 Федерального закона от 25 июля 2002 года №115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» под законно находящимся в Российской Федерации иностранным гражданином понимается лицо, имеющее действительные вид на жительство, либо разрешение на временное проживание, либо визу и (или) миграционную карту, либо иные предусмотренные федеральным законом или международным договором Российской Федерации документы, подтверждающие право иностранного гражданина на пребывание (проживание) в Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 1 статьи 31 указанного Федерального закона в случае, если срок проживания или временного пребывания иностранного гражданина в Российской Федерации сокращен, данный иностранный гражданин обязан выехать из Российской Федерации в течение трех дней.

Статьей 2 Федерального закона от 25 июля 2002 года №115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» определено, что депортацией является принудительная высылка иностранного гражданина из Российской Федерации в случае утраты или прекращения законных оснований для его дальнейшего пребывания (проживания) в Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 9 статьи 31 названного Федерального закона иностранные граждане, подлежащие депортации, содержатся в специальных учреждениях до исполнения решения о депортации.Пунктом 11 статьи 31 Федерального закона «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» предусмотрено, что решение о нежелательности пребывания (проживания) в Российской Федерации может быть принято в отношении иностранного гражданина, находящегося в местах лишения свободы, указанное решение в течение трех дней со дня его вынесения направляется в федеральный орган исполнительной власти в сфере миграции, который принимает решение о депортации данного иностранного гражданина либо в случае наличия международного договора Российской Федерации о реадмиссии, который затрагивает данного иностранного гражданина, решение о его реадмиссии.

В соответствии с пунктом 12 статьи 31 Федерального закона «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» исполнение решения о депортации иностранного гражданина, указанного в пункте 11 статьи 31 Федерального закона «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», осуществляется после отбытия данным иностранным гражданином наказания, назначенного по приговору суда.

Пунктом 9 статьи 31 Закона о правовом положении иностранных граждан установлено, что иностранные граждане, подлежащие депортации, содержатся в специальных учреждениях до исполнения решения о депортации.

Согласно правовой позиции, выраженной Конституционным Судом Российской Федерации в Определении от 2 марта 2006 года №55-О, исходя из общих принципов права, установление ответственности за нарушение порядка пребывания (проживания) иностранных граждан в Российской Федерации и, соответственно, конкретной санкции, ограничивающей конституционные права граждан, должно отвечать требованиям справедливости, соразмерности конституционно закреплённым целям (статья 55, часть 3 Конституции Российской Федерации), а также отвечать характеру совершённого деяния.

Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 25 сентября 2014 года №1830-О указывал, что пункт 9 статьи 31 Федерального закона «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», действующий в настоящий момент в редакции Федерального закона от 21 июля 2014 года № 232-ФЗ, предусматривает, что иностранные граждане, подлежащие депортации, содержатся в специальных учреждениях до исполнения решения о депортации, что согласуется с подпунктом «f» пункта 1 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, который допускает лишение свободы в случае законного задержания или заключения под стражу лица с целью предотвращения его незаконного въезда в страну или лица, против которого принимаются меры по его высылке или выдаче.

Применение мер в виде помещения иностранного гражданина, подлежащего депортации, в специальное учреждение, носит обеспечительный характер для предотвращения затягивания процедуры выезда иностранного гражданина.

В рамках рассмотренного дела административным ответчиком не представлено доказательств отмены решения о депортации.

При этом, судебная коллегия полагает необходимым отметить, что вопрос о длительности нахождения гражданина Республики Туркменистан Розиева У.Р., <дата> года рождения, в Центре временного содержания иностранных граждан (более 250 суток) и эффективности совокупности мер принятых государственными органами для исполнения решения о депортации, был исследован судом первой инстанции, имел правовое значение для рассмотрения настоящего дела по существу, в связи с чем, установив юридически значимые обстоятельства, суд отказал административному истцу в продлении срока содержания административного ответчика в Центре временного содержания иностранных граждан.

В суде апелляционной инстанции было установлено, что гражданин Республики Туркменистан Розиев У.Р., <дата> года рождения, был отпущен в зале судебного заседания <дата> после вынесения оспариваемого решения.

Как следует из материалов дела, административный ответчик содержался в специальном учреждении с <дата> по <дата>, т.е. более 250 суток.

При этом впервые документ на выезд - свидетельство для возвращения в Туркменистан, в отсутствие надлежащего национального паспорта гражданина Туркменистана, административному ответчику был изготовлен только <дата>, но оформлен был с ошибками («У.» вместо правильного «У.»), что препятствовало его предъявлению для пересечении государственной границы, покупки проездного билета.

Данный документ имел срок действия в течение 1 месяца - до <дата>. Однако никаких доказательств в суд первой инстанции тому, в какие сроки совершены действия по получению данного документа, в дело представлено не было. Такие доказательства были представлены в суд апелляционной инстанции, где из ответа Посольства Туркменистана в Российской Федерации от <дата>№...-Кс на запрос ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области от <дата>№... следует, что свидетельство на возвращение может быть оформлено, но подлежит оплате сбор в размере 4 долларов США, а также соблюдение установленных требований к оформлению документов (необходима фотография). За повторным свидетельством на возвращение, с учетом выявленной ошибки в установочных данных административного ответчика, ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области обратилось в Посольство Туркменистана в Российской Федерации только <дата>. Одновременно просили не взимать консульский сбор, т.к. административный ответчик остался без средств существования и у российской стороны отсутствует возможность оплатить консульские и иные сборы. Достоверных сведений о том, что новое свидетельство для возвращения в Туркменистан без ошибок в установочных данных административного ответчика было получено, судом не установлено. Со слов представителей административного истца, оформление свидетельства для возвращения в Туркменистан может занимать от 3 до 6 месяцев.

Необходимо отметить, что за период с <дата> (день вынесения оспариваемого решения), когда гражданин Республики Туркменистан Розиев У.Р. был отпущен в зале суда, по день рассмотрения апелляционной жалобы по существу, административным истцом не представлено надлежащих и достоверных доказательств того, что нахождение административного ответчика вне Центра временного содержания иностранных граждан, в отсутствие объективной возможности привести в исполнение решение о депортации иностранного гражданина, гражданин Республики Туркменистан Розиев У.Р., <дата> года рождения, нарушал режим пребывания в Центре временного содержания иностранных граждан, совершил какие-либо противоправные действия, не находится по месту фактического проживания по адресу: <адрес>, представляет опасность для неопределенно круга граждан Российской Федерации, учитывая, что ГУ МВД России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области представило личное обязательство о явке лица, подлежащего депортации, из которого следует, что административный ответчик <дата> обязан явиться в отдел по контролю в сфере миграции УВМ ГУ МВД России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области, в котором административный ответчик указал свой фактический адрес для проживания в г. Санкт-Петербурге и Ленинградской области: «..у гражданки Карагодовой И. М. по адресу: <адрес>, указал номер мобильного телефона..», по которому был извещен судом о рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции.

Наличие судимости, отсутствие законной регистрации по месту пребывания, отсутствие возможности легально трудоустроится, что не оспаривалось в суде первой и апелляционной инстанции, не могут быть основаниями, которые безусловно дают возможность суду продлевать на неопределенный срок содержание административного ответчика в Центре временного содержания иностранных граждан. Отсутствие у административного истца объективных причин для надлежащего и своевременного исполнения решения о депортации иностранного гражданина, не могут ограничивать немотивированно и многократно свободу лица, являться оправданием государственных органов в неэффективности предпринятых мер для исполнения решения о депортации, что согласуется с пунктом 59 Постановления ЕСПЧ от <дата> (Жалоба №...), подпунктом «f» пункта 1 статьи 5 Европейской Конвенции. Административным истцом не было представлено в суд первой инстанции достаточных доказательств в подтверждение принятия иных мер (действий) или невозможности принятия таких иных мер по исполнению решения о депортации иностранного гражданина, кроме как приобретение авиабилета в Туркменистан. Не представлено доказательств невозможности депортации гражданина иным транспортом, учитывая отсутствие авиасообщения.

В каждом конкретном случае суд должен исходить из совокупности и взаимосвязи, заслуживающих внимание обстоятельств дела, характеристики личности, состояния здоровья, социализации иностранного гражданина, о чем корреспондируют положения Постановления Конституционного суда РФ от 23.05.2017 №14-П, где суд должен избегать произвольного вторжения в сферу личной автономии индивида при исполнении решения о депортации иностранного гражданина, что срок содержания в изоляции не должен быть произвольным и немотивированным, а должен быть обоснованно необходимым для достижения преследуемой цели (депортации). Отсутствие у административного истца денежных средств, наличие ошибки в свидетельстве для возвращения в Туркменистан, отсутствие авиасообщения с Туркменистаном, не может быть поставлено в зависимость между необходимостью своевременной депортации и необходимостью неоднократно продлевать срок нахождения административного ответчика в Центре временного содержания. Сведения о том, что административный ответчик освободится из колонии – поселения <дата>, были известны административному истцу на 25 января 2019 года (день вынесения Распоряжения о нежелательном пребывании на территории Российской Федерации), на 24 апреля 2019 года (на день вынесения решения о депортации), на 01 ноября 2019 года (на день освобождения из колонии-поселения и административном аресте на 48 часов).

Судебная коллегия соглашается с доводов суда первой инстанции, исходя из объяснений административного истца данных в суде апелляционной инстанции, что не представляется возможным определить даже примерный срок исполнения решения о депортации, поскольку авиасообщение (международное) ограничено, граница Туркменистана закрыта бессрочно.

Довод административного истца о том, что Указом Президента РФ от 18.04.2020 № 274 «О временных мерах по урегулированию правового положения иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации в связи с угрозой дальнейшего распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19)» в целях урегулирования правового положения иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации, предупреждения дальнейшего распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19) в период с 15 марта 2020 года по 15 сентября 2020 года включительно приостановлено течение сроков добровольного выезда из Российской Федерации иностранных граждан и лиц без гражданства, в отношении которых принято решение об административном выдворении за пределы Российской Федерации, о депортации или передаче иностранному государству в соответствии с международным договором Российской Федерации о реадмиссии, в данном конкретном случае не может быть принят во внимание, т.к. в рассматриваемом Указе речь идет о добровольном выезде из Российской Федерации иностранных граждан. Кроме того, решение о депортации было принято до издания данного Указа, которое могло быть исполнено начиная с 01 ноября 2019 года (дата освобождения из мест заключения) до 20 марта 2020 года. Согласно общедоступным сведениям МИД Туркменистана в сети Интернет, первое ограничение пересечения границы Туркменистана вводилось с 20 марта по 20 апреля 2020 года. Согласно пункту 1 Распоряжения Правительства Российской Федерации от 27 марта 2020 года № 763-р Минтрансу России совместно с ФСБ России, ФТС России и Роспотребнадзором с 00 часов 00 минут по московскому времени 30 марта 2020 года временно ограничено движение через автомобильные, железнодорожные, пешеходные, речные и смешанные пункты пропуска через государственную границу Российской Федерации, а также через сухопутный участок российско-белорусской государственной границы. Согласно п. 1 Поручения Правительства РФ от 26 марта 2020 года «О решениях по итогам заседания президиума Координационного совета при Правительстве Российской Федерации по борьбе с распространением новой коронавирусной инфекции на территории Российской Федерации» Росавиация обеспечила прекращение с 00 ч. 00 мин. 27 марта 2020 года регулярного и чартерного авиасообщения, осуществляемого из российских аэропортов в аэропорты иностранных государств и в обратном направлении, за исключением полетов, связанных с вывозом российских граждан на территорию Российской Федерации из иностранных государств в связи с распространением новой коронавирусной инфекции (в соответствии со списками граждан, сформированными МИД России), а также полетов, осуществляемых по отдельным решениям Правительства Российской Федерации.

Судебная коллегия соглашается с доводом суда первой инстанции, что материалы дела не свидетельствуют о том, что до начала пандемии административный истец предпринимал эффективные меры к реализации своего же решения о депортации, процесс носил затяжной и неспешный характер, что нарушает права административного ответчика. В случае, продления судом срока помещения административного ответчика в Центр временного содержания, такое продление носит бессрочный характер, что противоречит самой природе данного института.

Установление судом первой инстанции, что процесс депортации для административного ответчика носит затяжной характер, не отвечающий принципам справедливости и соразмерности, нашел свое подтверждение и при рассмотрении дела в апелляционном порядке. Гражданин Республики Туркменистан Розиев У.Р., будучи неосведомленным о сроках своей депортации, учитывая установленную судом длительность нахождения в Центре временного содержания, вынужден пребывать в состоянии неопределенности относительно возможных временных параметров ограничения его права на свободу и личную неприкосновенность, что порождает риски умаления самого права на свободу и личную неприкосновенность.

Необходимо отметить, что вне помещения в Центр временного содержания, административный ответчик гражданин Республики Туркменистан Розиев У.Р. может напрямую общаться с Посольством Туркменистана в Российской Федерации, оформить надлежащий документ для выезда за пределы Российской Федерации во исполнение решения о депортации, учитывая, что ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области просило Посольство Туркменистана в Российской Федерации освободить от уплаты консульских сборов.

Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 17 февраля 1998 года N 6-П сформулировал правовую позицию, в силу которой из статьи 22 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи со статьей 55 (части 2 и 3) вытекает, что задержание иностранного гражданина или лица без гражданства на срок, необходимый для выдворения за пределы Российской Федерации, не должно восприниматься как основание для задержания на неопределенный срок даже тогда, когда решение вопроса о выдворении этого лица может затянуться вследствие того, что ни одно государство не соглашается его принять; в противном случае задержание как необходимая мера по обеспечению исполнения постановления о выдворении лица за пределы Российской Федерации превращалось бы в самостоятельный вид наказания, не предусмотренный законодательством Российской Федерации и противоречащий Конституции Российской Федерации.

На основании изложенного, учитывая отсутствие обоснованной необходимости продления срока содержания административного ответчика в Центре временного содержания, учитывая личное обязательство гражданина Республики Туркменистан Розиева У.Р. о явке <дата> в отдел миграционного учета, с указанием фактического адреса проживания, судебная коллегия полагает, что суд первой инстанции принял верное решение об отказе в помещении гражданина Республики Туркменистан Розиева У.Р. в Центр временного содержания на дополнительные 60 суток.

Доводы, изложенные в апелляционной жалобе, представлении прокурора, не содержат фактов, которые не были проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали изложенные выводы, в связи с чем, признаются судом апелляционной инстанции несостоятельными, основанными на неправильном толковании норм материального права, и не могут служить основанием для отмены решения суда.

Несогласие с выводами суда не может рассматриваться в качестве основания отмены судебного постановления в апелляционном порядке.

Обстоятельства, имеющие значение для дела, судом первой инстанции установлены правильно.

Нарушений норм материального и процессуального права, повлекших вынесение незаконного решения, судом не допущено.

Руководствуясь частью 1 статьи 309 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Решение Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 10 июля 2020 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Главного Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, апелляционное представление прокурора Красносельского района г. Санкт-Петербурга на решение Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 10 июля 2020 года - без удовлетворения.

На апелляционное определение может быть подана кассационная жалоба в Третий кассационный суд общей юрисдикции через Красносельский районный суд Санкт-Петербурга в течение шести месяцев со дня вынесения апелляционного определения.

Председательствующий:

Судьи: