ГРАЖДАНСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
ЗАКОНЫ КОММЕНТАРИИ СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
Гражданский кодекс часть 1
Гражданский кодекс часть 2

Кассационное определение № 33-686 от 15.03.2011 Пензенского областного суда (Пензенская область)

                                                                                    Пензенский областной суд                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                              Информация предоставлена Интернет–порталом ГАС «Правосудие» (www.sudrf.ru)                                                                       Вернуться назад                                                                                               

                                    Пензенский областной суд — СУДЕБНЫЕ АКТЫ

                        Судья Сивухо Т.Н.  Дело № 33-686

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

  15 марта 2011 года судебная коллегия по гражданским делам Пензенского областного суда в составе:

председательствующего Мамоновой Т.И.,

судей   Елагиной Т.В., Овчаренко А.Н.,

при секретаре Рофель Ю.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе ОАО «Редкинское опытно-конструкторское бюро автоматики» на решение Пензенского районного суда Пензенской области от 27 января 2011 года, которым постановлено:

«Восстановить срок исковой давности Исаеву М.М., Ванюковой Г.Н., Кривовой М.М..

Исковые требования Охмак Д.А., Исаева М.М., Козловой Н.А., Ямкова В.Б., Ванюковой Г.Н., Кривовой М.М. к ОАО «Редкинское опытно-конструкторское бюро автоматики» удовлетворить.

Включить Охмак Д.А. в стаж работ с химическим оружием по второй группе работ период его работы в ОАО «Редкинское опытно-конструкторское бюро автоматики» в должности аппаратчика приготовления химических растворов спецпрачечной обособленного подразделения- отдела  объекта по уничтожению химического оружия ст.  работы с 01.09.2008 года по 15.12.2009 года.

Включить Исаеву М.М. в стаж работ с химическим оружием по второй группе работ период его работы в ОАО «Редкинское опытно-конструкторское бюро автоматики» в должности аппаратчика приготовления химических растворов спецпрачечной обособленного подразделения- отдела  объекта по уничтожению химического оружия ст.  работы с 01.09.2008 года по 11.12.2009 года.

Включить Козловой Н.А. в стаж работ с химическим оружием по второй группе работ период её работы в ОАО «Редкинское опытно-конструкторское бюро автоматики» в должности машиниста по стирке и ремонту спецодежды спецпрачечной обособленного подразделения- отдела  объекта по уничтожению химического оружия ст.  работы с 01.09.2008 года по 15.12.2009 года.

Включить Ванюковой Г.Н. в стаж работ с химическим оружием по второй группе работ период её работы в ОАО «Редкинское опытно-конструкторское бюро автоматики» в должности машиниста по стирке и ремонту спецодежды спецпрачечной обособленного подразделения- отдела  объекта по уничтожению химического оружия ст.  работы с 01.09.2008 года по 13.12.2009 года.

Включить Кривовой М.М. в стаж работ с химическим оружием по второй группе работ период её работы в ОАО «Редкинское опытно-конструкторское бюро автоматики» в должности машиниста по стирке и ремонту спецодежды спецпрачечной обособленного подразделения- отдела  объекта по уничтожению химического оружия ст.  работы с 01.09.2008 года по 15.12.2009 года.

Включить Ямкова В.Б. в стаж работ с химическим оружием по второй группе работ период его работы в ОАО «Редкинское опытно-конструкторское бюро автоматики» в должности подсобного рабочего спецпрачечной обособленного подразделения- отдела  объекта по уничтожению химического оружия ст.  работы с 01.09.2008 года по 5.11.2009 года».

Заслушав доклад судьи Овчаренко А.Н., объяснения представителей ответчика ОАО «Редкинское опытно-конструкторское бюро автоматики» - Мухидова В.У. и Гуляева А.А., представителя третьего лица филиала «Войсковая часть 21222» ФБУ «Войсковая часть 70855» - Крестиненко В.А., просивших решение суда отменить, объяснения истцов Исаева М.М. и Кривовой М.М., представителя истцов - Долмановой М.Ю., просивших решение суда оставить без изменения, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

Истцы Охмак Д. А., Исаев М. М., Козлова Н. А., Ямков В. Б., Ванюкова Г. Н., Кривова М. М. обратились в суд с исками к ОАО «Редкинское опытно-конструкторское бюро автоматики», указывая, что с 2008 года они работали в спецпрачечной обособленного подразделения ОАО «Редкинское опытно- конструкторское бюро автоматики» - отдела  - объекта по уничтожению химического оружия ст. , Охмак Д. А., Исаев М.М. работали в должности аппаратчика приготовления химических растворов, Козлова Н.А., Ванюкова Г.Н., Кривова М.М. работали в должности машиниста по стирке и ремонту спецодежды, Ямков В.Б. – в должности подсобного рабочего. Считали, что работа по указанным должностям дает им право на льготы и компенсации, установленные гражданам, занятым на работах с химическим оружием, поскольку данные должности включены в Список профессий и должностей на производствах с вредными условиями труда, работа по которым дает право гражданам, занятым на работах с химическим оружием, на льготы и компенсации, предусмотренные ФЗ «О социальной защите граждан, занятых на работах с химическим оружием» и Постановлением Правительства РФ «Об оплате труда граждан, занятых на работах с химическим оружием». Они были непосредственно заняты на работах с химическим оружием с 1 сентября 2008 года, т.е. с момента начала работ по уничтожению химического оружия на объекте, и согласно своим должностным обязанностям выполняли работы в спечпрачечной, связанные с техническим обеспечением работ по расснаряжению и детоксикации химических боеприпасов. Однако их рабочие места были аттестованы с 01.07.2009 г., и лишь с указанного периода ответчик стал исчислять их трудовой стаж работ с химическим оружием и выплачивать установленные законом социальные выплаты.

По указанным основаниям истцы просили суд включить в стаж работ с химическим оружием по второй группе работ период их работы в ОАО «Редкинское опытно-конструкторское бюро автоматики» на указанных должностях в спецпрачечной обособленного подразделения - отдела  объекта по уничтожению химического оружия ст. Леонидовка Пензенской области с 01.09.2008 года по день увольнения.

Пензенский районный суд Пензенской области постановил вышеуказанное решение.

На данное решение ОАО «Редкинское опытно-конструкторское бюро автоматики» подана кассационная жалоба, в которой ответчик считал решение суда незаконным и необоснованным и просил его отменить, указав в обоснование жалобы, что дело было рассмотрено судом с нарушением правил подсудности, поскольку в соответствии с условиями трудовых договоров стороны в порядке ст. 32 ГПК РФ пришли к соглашению о разрешении споров в Конаковском районном суде Тверской области. Суд необоснованно отклонил ходатайство представителя ответчика об истребовании дополнительных доказательств, опровергающих доводы истцов об их работе, относящейся в соответствии с ФЗ «О социальной защите граждан занятых на работах с химическим оружием» к работе с химическим оружием второй группы, в частности о вызове специалиста П.А.И., а также об истребовании из войсковой части 21222 сведений о выполнении работниками спецпрачечной работ с химическим оружием по второй группе. Считал, что суд, удовлетворяя исковые требования, неправильно истолковал и применил закон и неправильно определил юридически значимые по делу обстоятельства. При этом, не согласился с выводами суда о том, что истцы выполняли работы по второй группе работ с химическим оружием, исчерпывающий перечень которых содержится в ФЗ «О социальной защите граждан, занятых на работах с химическим оружием», т.к. они непосредственно с химическим оружием не контактировали, работали в «чистых» производственных помещениях 3 группы опасности, где исключено наличие отравляющих веществ. В обоснование данных доводов кассатор ссылался на Нормы специального проектирования объектов 1281, 1282, 1596, 1597, 1726, 1728, 1729 по уничтожению химического оружия НСП01-99 МО РФ, и Санитарные правила СП 2.2.1.2513-09, утвержденные постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 18 мая 2009 года №34. Полагал, что указанный вывод суда о льготном характере работы истцов основан на неправильном толковании Постановления Правительства РФ №188 от 29.03.2002 года, т.к. Список вредных профессий и должностей, утвержденный данным Постановлением не разграничивает профессии и должности по группам работ и согласно примечанию к данному Списку он распространяется на граждан, работавших на соответствующих должностях (профессиях), которые получили профессиональное заболевание во время работ с химическим оружием. Никто из истцов не получал профессиональное заболевание во время работ, в связи с чем, суд не имел право применять указанное Постановление Правительства РФ №188 от 29.03.2002 года к рассматриваемому спору. Ссылка суда на справки, выданные истцам работодателем, подтверждающие льготные условия труда и стаж работы с химическим оружием, является необоснованной, т.к. данные справки выданы неправомерно и были отозваны ОАО «Р ОКБА». Не соглашаясь с указанным выводом суда, кассатор также оспаривал результаты аттестации рабочих мест в спецпрачечной, проведенной с участием специалистов ООО «», считал данные результаты аттестации незаконными и недостоверными, т.к. подлинники карт аттестации отсутствуют, аттестация проведена с нарушением определенных в контракте сроков, без участия работодателя, замеры проведены до начала работ на объекте. Также считал необоснованным вывод суда о начале работ на объекте по уничтожению химического оружия с 01 сентября 2008 года; данное обстоятельство оспаривалось ответчиком и опровергается разрешением на ввод объекта в эксплуатацию с 21 ноября 2008 года; до этой даты на объекте производились пусконаладочные работы. При этом, судом не были учтены объяснения представителя войсковой части 21222 о том, что с декабря 2008 года по декабрь 2009 года на объекте не производились какие-либо работы по уничтожению с химическим оружием, т.к. химическое оружие - Vx-газ был уничтожен в период с 21 ноября 2008 года по декабрь 2008 года, а к работам по уничтожению химического оружия с зарином объект приступил только в декабре 2009 года (после увольнения истцов). Кроме того, кассатор полагал, что суд необоснованно восстановил истцам пропущенный срок для обращения в суд.

В судебном заседании суда кассационной инстанции представитель ответчика ОАО «Редкинское опытно-конструкторское бюро автоматики» - Гуляев А.А. дополнил доводы кассационной жалобы, указав, что суд первой инстанции ранее приостанавливал производство по данному делу до рассмотрения в Конаковском районном суде Тверской области других гражданских дел по искам истцов, однако впоследствии необоснованно возобновил производство по данному делу.

Обсудив доводы кассационной жалобы, проверив материалы дела, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда.

При вынесении решения об удовлетворении исковых требований Охмак Д.А., Исаева М.М., Козловой Н.А., Ямкова В.Б., Ванюковой Г.Н., Кривовой М.М., суд основывался на том, что истцы, работая в период с 01 сентября 2008 года по день увольнения в ОАО «Редкинское опытно-конструкторское бюро автоматики» в должностях аппаратчика приготовления химических растворов либо машиниста по стирке и ремонту спецодежды либо подсобного рабочего в спецпрачечной обособленного подразделения- отдела  объекта по уничтожению химического оружия ст. , выполняли работы, отнесенные в соответствии со ст. 1 Федерального закона «О социальной защите граждан, занятых на работах с химическим оружием» ко второй группе работ, что предоставляет истцам право на получение мер социальной поддержки, предусмотренных законодательством для данной категории работников.

Данные выводы суда подтверждаются совокупностью исследованных доказательств и соответствуют нормам материального права, подлежащим применению к рассматриваемому спору.

В соответствии с положениями частей 1,3 ст. 1 ФЗ «О социальной защите граждан, занятых на работах с химическим оружием» работы с химическим оружием относятся к работам с вредными условиями труда и в соответствии со степенью их опасности распределяются по двум группам.

Ко второй группе работ с химическим оружием относятся:

1) работы по техническому обслуживанию химического оружия, не связанные с отбором проб токсичных химикатов, относящихся к химическому оружию;

2) перевозка химического оружия к местам его уничтожения;

3) работы по обеспечению безопасности хранения и содержания технологического оборудования, использовавшегося для производства химического оружия;

4) научное и техническое обеспечение работ по расснаряжению и детоксикации химических боеприпасов, емкостей и устройств, детоксикации токсичных химикатов в производственных зонах опытных, опытно-промышленных и промышленных объектов по уничтожению химического оружия, а также осуществление надзора и контроля при проведении указанных работ;

5) научное и техническое обеспечение работ по ликвидации объектов по производству химического оружия, а также осуществление надзора и контроля при проведении указанных работ;

6) медико-санитарное обеспечение работ по хранению и уничтожению химического оружия, ликвидации объектов по производству химического оружия;

7) обеспечение пожарной безопасности при проведении работ по хранению и уничтожению химического оружия, ликвидации объектов по производству химического оружия.

Статья 4 данного Федерального закона предусматривает, что гражданам, занятым на работах с химическим оружием, гарантируются повышенная оплата труда, выплата надбавки к месячному заработку, размер которой возрастает с увеличением стажа непрерывной работы с химическим оружием, и ежегодное вознаграждение за выслугу лет.

Размеры должностных окладов и тарифных ставок, а также надбавки и ежегодного вознаграждения за выслугу лет определяются в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации, и условиями соответствующих трудовых договоров.

В соответствии со ст. 5 названного закона гражданам, занятым на работах, предусмотренных частью третьей статьи 1 настоящего Федерального закона, устанавливаются сокращенная 36-часовая рабочая неделя и ежегодный оплачиваемый отпуск продолжительностью 49 календарных дней.

Постановлением Правительства РФ от 29 марта 2002 года № 187 гражданам, занятым на работах с химическим оружием, предусмотренных частями второй и третьей статьи 1 Федерального закона "О социальной защите граждан, занятых на работах с химическим оружием", в соответствии со списками производств, профессий и должностей с вредными условиями труда, работа в которых дает право на льготы и компенсации, утверждаемыми Правительством Российской Федерации, были установлены повышенные тарифные ставки, должностные оклады (оклады по воинской, штатной должности), надбавки к месячному заработку (денежному довольствию) за стаж непрерывной работы с химическим оружием и ежегодное вознаграждение за выслугу лет, в размерах согласно приложению к данному постановлению.

Как следует из содержания ст. 1 ФЗ «О социальной защите граждан, занятых на работах с химическим оружием», данная норма закона устанавливает лишь общие характеристики видов работ с химическим оружием, которые служат критерием разграничения данных работ на первую и вторую группы; полномочия по определению перечня токсичных химикатов, относящихся к химическому оружию, а также конкретного списка производств, профессий и должностей с вредными условиями труда, работа в которых дает право гражданам, занятым на работах с химическим оружием, на социальные гарантии, в соответствии с ч. 4 данной статьи закона делегированы федеральным законодателем Правительству РФ.

Во исполнение указанных полномочий Постановлением Правительства РФ от 29 марта 2002 года №188 были утверждены Списки производств, профессий и должностей с вредными условиями труда, работа в которых дает право гражданам, занятым на работах с химическим оружием, на меры социальной поддержки.

По смыслу вышеприведенных нормативно-правовых актов, основанием для предоставления мер социальной поддержки в связи с занятостью на работах с химическим оружием является соответствие производства и должности, на которых работает гражданин, утвержденным Спискам производств, профессий и должностей с вредными условиями труда, при этом, разграничение работы на данных производствах, профессиях и должностях на работы первой или второй группы должно осуществляться с учетом положений ст. 1 ФЗ «О социальной защите граждан, занятых на работах с химическим оружием».

Согласно Спискам, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 29 марта 2002 года №188, производство - объект по хранению и уничтожению химического оружия,  (объект ) и должности – аппаратчик (всех наименований), машинист (всех наименований), подсобный рабочий (равно как рабочий по приемке, сортировке и транспортировке средств индивидуальной зашиты), на которых работали истцы в спорные периоды, отнесены к производствам и должностям с вредными условиями труда, которые предоставляют истцам право на получение мер социальной поддержки в связи с занятостью на работах с химическим оружием.

Судебная коллегия находит несостоятельными и не основанными на правильном толковании норм материального права доводы кассационной жалобы о том, что Список профессий и должностей, утвержденный указанным Постановлением Правительства РФ от 29 марта 2002 года №188, не может быть применен к спорным правоотношениям, поскольку согласно примечанию к данному Списку он распространяется на граждан, работавших на соответствующих должностях (профессиях) и получивших профессиональные заболевания во время данной работы, к числу которых истцы в связи с отсутствием у них профессиональных заболеваний не отнесены.

Из содержания пунктов 1 и 2 Постановления Правительства РФ от 29 марта 2002 года №188 и его наименования можно установить, что данным Постановлением утверждены Списки производств, профессий и должностей с вредными условиями труда для целей предоставления мер социальной поддержки граждан, занятым на работах с химическим оружием, вне зависимости от наличия у них профессиональных заболеваний, что согласуется с положениями ст. ст. 4-10 ФЗ «О социальной защите граждан, занятых на работах с химическим оружием», устанавливающих меры социальной поддержки для данной категории граждан вне зависимости от наличия у них профессиональных заболеваний.

В этой связи, примечание к Списку профессий и должностей на производствах с вредными условиями труда, утвержденному Постановлением Правительства РФ от 29 марта 2002 года №188, следует рассматривать не как норму, ограничивающую действие данного Списка на граждан, занятых на работах с химическим оружием и не имеющих профессиональных заболеваний, а как норму, вводящую дополнительное правовое регулирование, в соответствии с которой указанный Список распространяется также на граждан, ранее работавших с химическим оружием и получивших профессиональное заболевание, с целью предоставления им мер социальной поддержки, установленных ст. 11 ФЗ «О социальной защите граждан, занятых на работах с химическим оружием».

Таким образом, Постановление Правительства РФ от 29 марта 2002 года №188 непосредственно регулирует спорные правоотношения, и правомерно было применено судом при рассмотрении данного дела.

Доводы кассационной жалобы о том, что истцы не выполняли и не могли выполнять работы с химическим оружием по второй группе, перечень которых содержится в части 3 ст. 1 ФЗ «О социальной защите граждан, занятых на работах с химическим оружием», мотивированные тем, что истцы работала в «чистых» производственных помещениях 3 группы опасности, в которых исключено наличие отравляющих веществ, также не могут быть приняты судебной коллегией как не основанные на правильном толковании закона и фактических обстоятельствах дела.

Федеральный закон «О социальной защите граждан, занятых на работах с химическим оружием» и вышеназванные Постановления Правительства РФ не ограничивают круг вредных производственных факторов при работе на производствах и в должностях, предусмотренных Списками, не определяют в качестве критерия отнесения работ к соответствующей группе и в качестве условия предоставления соответствующих мер социальной поддержки выполнение работниками трудовых функций исключительно в производственных помещениях I и II группы опасности либо при их постоянном и непосредственном контакте с отравляющими веществами в концентрации, превышающей предельно допустимый уровень. Льготный характер работы в связи с наличием иных вредных производственных факторов указанными нормативно-правовыми актами не исключается.

Нормы специального проектирования объектов 1281, 1282, 1596, 1597, 1726, 1728, 1729 по уничтожению химического оружия НСП01-99 МО РФ, и Санитарных правил СП 2.2.1.2513-09, утвержденных постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 18 мая 2009 года № 34, устанавливающие классификацию производственных помещений на 3 группы опасности и предъявляемые к ним требования (на которые имеется ссылка в кассационной жалобе), не регулируют спорные правоотношения, т.к. не устанавливают каких-либо дополнительных условий предоставления работникам, занятым на объектах по уничтожению химического оружия, соответствующих льгот и компенсаций.

Те обстоятельства, что работа истцов в ОАО «Редкинское опытно-конструкторское бюро автоматики» в спецпрачечной обособленного подразделения- отдела  объекта по уничтожению химического оружия ст.  в вышеуказанных должностях осуществлялась во вредных условиях труда, состояла в приеме, сортировке, специальной обработке и проверке средств индивидуальной зашиты, используемых в процессе уничтожения химического оружия либо в приготовлении и подаче дегазирующего химического раствора для обработки данных средств индивидуальной защиты, была непосредственно связана с основным производством и направлена на техническое и санитарное обеспечение работ по уничтожению химического оружия, что позволяло суду отнести данную работу ко второй группе работ, предусмотренных ч. 3 ст. 1 ФЗ «О социальной защите граждан, занятых на работах с химическим оружием», не опровергнуты ответчиком и подтверждаются совокупностью исследованных судом доказательств.

Так, в частности, согласно представленному суду технологическому регламенту спецпрачечной (здание ) объекта уничтожения химического оружия  , утвержденному начальником объекта  10.06.2008 г. и согласованному главным технологом объекта  и заместителем командира войсковой части 21222 – главным инженером, спецпрачечная в здании  объекта  по хранению и уничтожению химического оружия в  предназначена для:

- выдачи средств индивидуальной защиты и спецодежды персоналу, работающему в помещениях 1 и 2 группы опасности основного производства, а также в помещениях вспомогательных производств,

- для дегазации средств индивидуальной защиты и санитарно- профилактической обработки (стирки) спецодежды персонала, работающего в помещения 1 и 2 группы опасности основного производства, а также в помещениях вспомогательных производств,

- приготовления и подачи дегазирующего раствора и воды для ополаскивания средств индивидуальной защиты в ДОДах,

- сбора, распределения и выгрузки сточных вод от лабораторий, спецпрачечной и отработанных дегазационно-ополаскивающих вод от ДОДов.

В соответствии с п. 11.1 технологического регламента спецпрачечная в здании  относится к опасным производственным объектам, поскольку связана с переработкой высокотоксичных (средства индивидуальной защиты после работы с отравляющими веществами в здании 1048/2,3,4, 1047, 1001, 1002), а также с использованием пожаро-взрывоопасных веществ (активированный уголь в фильтрах типа ФП, СИЗ, костюм химзащитный из полотна ПХЗФ-1).

Основными опасностями производства являются следующие:

-поражение людей высотоксичными веществами, которые могут находиться на обрабатываемых средствах индивидуальной защиты (Vх, зарин, зоман и продукты их детоксикации),

-получение химических и термических ожогов в связи с наличием в прачечной агрессивных жидкостей и термических ожогов в связи с наличием в прачечной агрессивных жидкостей и аппаратов, работающих при повышенных температурах,

-поражения людей электрическим током,

-получения механических травм.

Наиболее опасными операциями в спецпрачечной являются:

-прием, сортировка и стирка «грязных» средств индивидуальной защиты (помещения 207,124,122,140),

-прием, дегазация и распределение сточных вод из прачечной, ДОД и лабораторий (помещения 110,129,130).

В соответствии с технологическим регламентом (п. 11.4.2) предусмотрены меры безопасности при ведении технологического процесса санитарной обработки средств индивидуальной защиты и спецодежды, поскольку оборудование и строительные конструкции в производственных помещениях, в которых осуществляют технологический процесс обработки средств индивидуальной защиты, могут быть заражены отравляющими веществами и продуктами его дегазации, образующимися в процессе обработки «грязных» средств индивидуальной защиты.

В качестве опасных и вредных факторов, которые могут воздействовать на работающих в спецпрачечной, указываются химические (поражение персонала высокотоксичными и токсичными веществами, которые обращаются в производстве (Vх, продукты детоксикации (РМГ), растворы гидроксида натрия (едкий натр), перекисно-щелочные растворы, гидроксиламин) и физические (повышенная или пониженная температура воздуха рабочей зоны и поверхностей оборудования в производственных помещениях и т.д.).

Аналогичные опасные факторы производства указаны также в утвержденных работодателем Инструкции по охране труда аппаратчика по приготовлению химических растворов участка спецпрачечной (для помещений III группы опасности) ОТО-16, в Инструкции по охране труда машиниста по стирке и ремонту спецодежды участка спецпрачечной (для помещений III группы опасности) ОТО-15, в Инструкции по охране труда для подсобного рабочего по приемке, сортировке и транспортировке средств индивидуальной защиты ОТО -18, копии которых имеются в материалах дела (том 1 л.д.107-110, том 3 л.д. 100-101, том 5 л.д. 113-116).

Из показаний главного технолога объекта  по хранению и уничтожению химического оружия в  – Ш.А.С., допрошенного судом в качестве свидетеля, следует, что спецпрачечная участвует в техническом обеспечении работ по уничтожению химического оружия, предназначена для обработки средств индивидуальной защиты, которые используются при уничтожении химического оружия, данная работа относится к основному производству (том 7 л.д.46-46об).

Льготный характер работы истцов подтверждается также имеющимися в деле копиями справок о льготной работе, выданных им ответчиком (том 1 л.д. 10, том 2 л.д. 7, том 3 л.д. 11-12, том 5 л.д. 21, том 6 л.д. 8, 116); копиями карт аттестации рабочих мест истцов №№№ (том 1 л.д. 98-105, том 3 л.д. 102-113, том 5 л.д. 91-97, том 6 л.д. 188-193), проведенной с участием специалистов ООО «» и войсковой части 21222; копиями лицевых счетов истцов за 2009 год (том 1 л.д. 113-114, том 2 л.д. 137-138, том 3 л.д. 114-115, том 5 л.д. 87-88),  изменениями от 01 июля 2009 года к трудовым договорам, заключенным с истцами (том 1 л.д.125, том 2 л.д. 121, том 3 л.д. 124, том 5 л.д. 107, том 6 л.д. 181),  из содержания которых можно установить, что выполняемая истцами работа была квалифицирована специалистами и работодателем по второй группе работ, предусмотренной ч. 3 ст. 1 ФЗ «О социальной защите граждан, занятых на работах с химическим оружием», в связи с чем, истцам с 01 июля 2009 года ответчиком предоставлялись меры социальной поддержки, предусмотренные для работников, занятых на данных видах работ, предусмотренные названным законом и Постановлением Правительства РФ от 29 марта 2002 года №187, в частности, сокращенная 36-часовая рабочая неделя, ежегодный оплачиваемый отпуск продолжительностью 49 календарных дней, выплата повышенной тарифной ставки и надбавки за стаж работы с химическим оружием.

Последующее отрицание ответчиком, в том числе в кассационной жалобе, правомерности предоставления истцам указанных мер социальной поддержки, факта проведения и достоверности результатов указанной аттестации рабочего места по должностям истцов, а также содержания выданных истцам справок о льготном характере работы, является несостоятельным и расценивается судебной коллегией как способ защиты от предъявленных исков, поскольку указанные документы до возбуждения настоящего гражданского дела в суде каким-либо образом не оспаривались ответчиком.

Кроме того, отклоняя указанные доводы кассатора, судебная коллегия учитывает следующее.

В соответствии с п. 2 Постановления Правительства РФ от 29 марта 2002 года №188 меры социальной поддержки гражданам, занятым на работах с химическим оружием, устанавливаются исходя из результатов аттестации рабочих мест по условиям труда.

Факт проведения аттестации рабочих мест по занимаемым истцами должностям, результаты которой отражены в вышеуказанных картах аттестации №№03304, 03307, 03306, 03308 подтверждается:

- письменными возражениями на иск представителя ответчика – Нестеровой Е.А. (том 1 л.д. 275-276, том 2 л.д. 277, том 4 л.д. 136, том 5 л.д. 229);

- сообщением ООО «» от 03 ноября 2010 года и прилагаемыми к нему документами (том 6 л.д. 68-76), из содержания которых следует, что аттестация рабочих мест на указанном объекте выполнялась специалистами данной организации во исполнение контракта на оказание услуг для государственных нужд;

- копиями листов ознакомления работников спецпрачечной с результатами аттестации рабочих мест (картами аттестации №№ №), в которых имеются подписи истцов и подпись заместителя председателя аттестационной комиссии, созданной работодателем, – С.О.В. (том 1 л.д.106, том 3 л.д. 98-99, том 5 л.д. 98);

- копией приказа генерального директора ОАО «Редкинское опытно-конструкторское бюро автоматики» от 09 октября 2008 года № 11 (том 1 л.д. 168), из содержания которого, следует, в обособленном подразделении – отдел   проводилась аттестация рабочих мест по условиям труда.

Ответчиком не представлено каких-либо доказательств, в том числе результатов какой-либо иной аттестации, опровергающих достоверность результатов аттестации рабочих мест истцов, проведенной с участием специалистов ООО «», и содержащихся в вышеупомянутых картах аттестации №№№. Сам по себе факт отсутствия в материалах дела подлинников данных карт аттестации не может свидетельствовать о недостоверности содержащихся в них сведений, поскольку факт проведения указанной аттестации нашел свое бесспорное подтверждение, а суду предоставлялись копии данных карт, заверенные ответчиком.

Выводы о льготном характере условий труда истцов и его соответствии второй группе работ с химическим оружием, которые следуют из вышеуказанных документов, могут быть распространены также на период работы истцов, предшествующий 01 июля 2009 года, т.е. фактическому предоставлению работодателем истцам соответствующих мер социальной поддержки, т.к. из обстоятельств дела можно установить, что условия труда истцов как до 01 июля 2009 года, так и после этой даты, не изменялись и являлись тождественными.

Вывод суда о том, что работы, связанные с техническим и санитарным обеспечением работ по уничтожению химического оружия, отнесенные ко второй группе, фактически начали выполняться истцами с 01 сентября 2008 года, является правильным и подтверждается материалами дела, в частности, копией акта выполненных работ от ДД.ММ.ГГГГ (том 1 л.д. 38-41), согласно которому в спецпрачечной на объекте   в период с 01 сентября 2008 года выполнялись работы по обработке средств индивидуальной защиты в соответствии с технологическим регламентом от 10 июня 2008 года; показаниями начальника участка спецпрачечной Б.А.В., допрошенного в качестве свидетеля, о начале работ по уничтожению химического оружия на объекте с 01 сентября 2008 года (том 7 л.д.88об-90об), а также копией карты инструктажа и проверки знаний (том 6 л.д.170-174), из содержания которой следует, что 29 августа 2008 года работники спецпрачечной проходили целевой инструктаж перед проведением работ на реальных средах. То обстоятельство, что разрешение на ввод объекта в эксплуатацию было выдано позже, а именно 21 ноября 2008 года, не может огранивать трудовые права истцов, которые стали реально подвергаться вредным производственным факторам с 01 сентября 2008 года. В этой связи, доводы кассационной жалобы о несогласии с указанным выводом суда подлежат отклонению.

То обстоятельство, на которое имеется ссылка в кассационной жалобе ответчика, что на объекте   в период с декабря 2008 года по декабрь 2009 года какое-либо химическое оружие не уничтожалось, не подтверждено какими-либо объективными доказательствами. Данный объект из соответствующего Списка вредных производств Правительством РФ не исключался, в материалах дела отсутствуют данные о том, что работы на объекте в указанный период приостанавливались, а истцы не выполняли своих трудовых функций.

Напротив, как следует из сообщения командира Войсковой части 21222 от 17 февраля 2011 года №453, копия которого была представлена ответчиком при кассационном рассмотрении дела, в период с 21 декабря 2008 года по 29 ноября 2009 года на указанном объекте производилось извлечение реакционных масс гидролизата из корпусов боеприпасов, что свидетельствует о выполнении на объекте работ, отнесенных к основному производству и технологии уничтожения химического оружия.

При указанных обстоятельствах, суд обоснованно в соответствии с требованиями закона, в целях обеспечения прав истцов на получение соответствующих льгот и компенсаций, включил периоды их работы с 01 сентября 2008 года по день увольнения в ОАО «Редкинское опытно-конструкторское бюро автоматики» в спецпрачечной обособленного подразделениям - отдела  объекта по уничтожению химического оружия ст.  в стаж работы с химическим оружием по второй группе.

При этом, судебная коллегия учитывает, что включение указанных периодов в стаж работ истцов с химическим оружием в судебном порядке (при отказе ответчика документально подтвердить данный стаж) будет иметь юридические последствия и при последующей занятости истцов на работах с химическим оружием, в частности для выплаты надбавки к месячному заработку, размер которой возрастает с увеличением стажа непрерывной работы с химическим оружием, что свидетельствует о наличии оснований для судебной защиты прав истцов избранным ими способом.

Доводы кассационной жалобы о нарушении судом правил подсудности являются необоснованными.

Согласно ч.1 ст. 47 Конституции РФ никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

В соответствии с ч. 9 ст. 29 ГПК РФ иски, вытекающие из договоров, в которых указано место их исполнения, могут быть предъявлены в суд по месту исполнения такого договора.

Из содержания трудовых договоров, заключенных между сторонами можно установить, что местом исполнения истцами данных договоров является обособленное подразделение – отдел  , расположенное на территории .

Таким образом, рассмотрение Пензенским районным судом Пензенской области исковых требований Охмак Д.А., Исаева М.М., Козловой Н.А., Ямкова В.Б., Ванюковой Г.Н., Кривовой М.М. по месту исполнения трудового договора соответствует правилам подсудности, установленным ч. 9 ст. 29 ГПК РФ.

В обоснование указанных доводов ответчик ссылался на наличие в трудовом договоре, заключенном с истцами, условия об установлении договорной подсудности и разрешении споров в Конаковском районном суде Тверской области (раздел 7).

Однако, в соответствии со ст. ст. 9, 57 ТК РФ включение в трудовой договор дополнительных условий правомерно в том случае, если они не ухудшают положение работника по сравнению с установленным трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права.

В данном случае указанное условие, определяющее подсудность трудовых споров к компетенции суда, находящегося в регионе, значительно удаленном от места исполнения истцами трудового договора, носит дискриминационный характер и лишает истцов возможности в условиях их постоянной занятости во вредных условиях труда эффективно защищать свои права в суде без отвлечения от трудового процесса.

Кроме того, указанное условие трудовых договоров об установлении договорной подсудности не может считаться согласованным с работниками. При рассмотрении данного дела истцы и их представители выражали свое несогласие с данным условием трудовых договоров, в материалах дела отсутствуют сведения о том, что истцам разъяснялись правила подсудности, установленные законом (в том числе ч. 9 ст. 29 ГПК РФ), которые изменялись указанным условием.

Буквальное содержание раздела 7 трудовых договоров также не создает определенности в вопросе выбранного сторонами места рассмотрения и разрешения спора, так как в нем отсутствует наименование юридического лица, по месту нахождения которого подлежат разрешению споры, а указанное в данном разделе наименование суда – «Конаковский народный суд Тверской области» - не соответствует наименованию судов, входящих в судебную систему Российской Федерации.

При указанных обстоятельствах, правила договорной подсудности в соответствии со ст. 32 ГПК РФ не могут быть применены к настоящему спору.

Проверяя довод ответчика о пропуске истцами срока исковой давности для обращения в суд за защитой нарушенных прав, суд руководствовался требованиями ст. 392 ТК РФ, согласно которой работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, при этом, суд, реализуя предоставленное ему ч. 3 данной статьи право, обоснованно восстановил истцам Исаеву М.М., Ванюковой Г.Н. и Кривовой М.М. указанный срок, установив, что пропуск срока обусловлен уважительными причинами, в частности нахождением ответчика в другом регионе и наличием у истцов трудностей в сборе документов, подтверждающих их исковые требования.

О том, что получение указанных документов являлось затруднительным не только для истцов, но и для суда, свидетельствуют материалы дела, в частности, направление судом (в том числе и по ходатайствам истцов) неоднократных запросов и судебных поручений с целью получения документации ответчика, относящейся к спорным правоотношениям.

Оснований не согласиться с указанными выводами судами у судебной коллегии не имеется, в связи с чем, доводы кассационной жалобы о неправомерном восстановлении судом срока для обращения истцов в суд за решением спора являются несостоятельными.

Доводы кассационной жалобы о том, что суд необоснованно отказал стороне ответчика в вызове специалиста, а также в истребовании из войсковой части 21222 сведений о выполнении работниками спецпрачечной работ с химическим оружием по второй группе, не могут свидетельствовать о незаконности постановленного судом решения.

Указанные ходатайства заявлялись представителем ответчика для подтверждения его доводов о том, что работа истцов не являлась льготной, и что истцы работали в производственных помещениях 3 группы опасности. Однако, как указывалось выше, данные доводы ответчика не основаны на правильном толковании закона, в связи с чем, получение судом указанных дополнительных доказательств не было направлено на установление обстоятельств, с которыми материальный закон связывает возникновение прав и обязанностей у сторон спора.

Суд из совокупности исследованных им доказательств установил все юридически значимые обстоятельства для правильного разрешения спора, в частности: соответствие производства и должности, на которых работали истцы, утвержденным спискам и видам работ по второй группе; взаимосвязь выполняемой истцами работы с основным производством по уничтожению химического оружия; наличие вредных условий труда на рабочем месте истцов. Данные обстоятельства, подтвержденные прежде всего исследованными судом письменными доказательствами, не могли быть опровергнуты производными от них документами и консультацией специалиста.

Доводы представителя ОАО «Редкинское опытно-конструкторское бюро автоматики», изложенные при кассационном рассмотрении дела, о том, что суд, приостановив производство по данному делу до рассмотрения в Конаковском районном суде Тверской области других гражданских дел по искам истцов, впоследствии необоснованно возобновил производство по данному делу, по мнению судебной коллегии, не свидетельствуют о незаконности постановленного решения.

Таким образом, с учетом всего вышеизложенного, обжалуемое решение является законным и обоснованным; материальный закон истолкован и применен судом правильно; нарушений норм процессуального права, влекущих отмену решения, судом не допущено; выводы суда основаны на всесторонне и полно исследованных фактах и обстоятельствах, которые подтверждены совокупностью собранных по делу доказательств; оснований не согласиться с выводами суда и произведенной им оценкой доказательств у судебной коллегии не имеется.

Доводы кассационной жалобы не опровергают выводов суда, направлены на переоценку установленного судом, либо не основаны на правильном толковании закона, в связи с чем, не могут служить основаниями для отмены решения.

В соответствии с ч. 2 ст. 362 ГПК РФ правильное по существу решение суда первой инстанции не может быть отменено по одним лишь формальным соображениям.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

решение Пензенского районного суда Пензенской области от 27 января 2011 года оставить без изменения, а кассационную жалобу ОАО «Редкинское опытно-конструкторское бюро автоматики» – без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи: