ГРАЖДАНСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
ЗАКОНЫ КОММЕНТАРИИ СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
Гражданский кодекс часть 1
Гражданский кодекс часть 2

Кассационное определение № 77-2157/2022 от 25.08.2022 Третьего кассационного суда общей юрисдикции

ТРЕТИЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД

ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

дело № 77-2157/2022

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Санкт-Петербург 25 августа 2022 года

Судебная коллегия по уголовным делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего Фуганова Д.Г.,

судей Снегирёва Е.А. и Панфёровой С.А.,

при секретаре Беженарь А.А.,

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам адвоката Липовки Н.А. в интересах осужденного Пономаренко Ю.В., потерпевших ФИО1, ФИО2 и ФИО3 на приговор Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 14 августа 2020 года и апелляционное определение судебной коллеги по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда от 13 апреля 2021 года,

Заслушав доклад судьи Фуганова Д.Г., изложившего обстоятельства дела, содержание обжалуемых судебных решений, доводы жалоб адвоката Липовки Н.А., потерпевших ФИО1, ФИО2 и ФИО3 и возражений на них, выслушав защитника осужденного Пономаренко Ю.В. – адвоката Липовку Н.А., осужденного Пономоренко Ю.В. поддержавших доводы жалобы адвоката и возражавших против удовлетворения жалоб потерпевших, осужденного Степанова Д.А. не возражавшего против удовлетворения жалобы адвоката Липовки Н.А. и считающего не обоснованными доводы жалоб потерпевших, представителя потерпевшего ФИО1 – адвоката Зуева А.В. возражавшего против удовлетворения жалобы адвоката Липовки Н.А. и поддержавшего доводы жалобы своего доверителя, представителя потерпевших ФИО33 и ФИО3ФИО2 поддержавшей доводы жалобы своих доверителей и возражавшей против удовлетворения жалобы стороны защиты, а также мнение потерпевших ФИО4, ФИО5 и прокурора Маяковой С.В. считающих необходимым оставить поданные кассационные жалобы без удовлетворения, судебные решения без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

по приговору Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 14 августа 2020 года,

СТЕПАНОВ Дмитрий Александрович, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженец , гражданин РФ, не судимый,

оправдан:

по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ в отношении потерпевшего ФИО1;

по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п.п. «б, в» ч. 2 ст. 179 УК РФ в отношении потерпевшего ФИО6,

на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления;

в соответствии с ч. 1 ст. 134 УПК РФ за Степановым Д.А. признано право на реабилитацию;

осужден по: ч. 1 ст. 330 УК РФ, совершенному в отношении потерпевших ФИО5, ФИО7 к наказанию в виде обязательных работ на срок 400 часов. На основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с истечением сроков давности уголовного преследования освобожден от отбытия наказания;

п. «в» ч. 2 ст. 179 УК РФ, совершенному в отношении потерпевшего ФИО28, к наказанию в виде лишения свободы на срок 3 года 6 месяцев;

п.п. «б, в» ч. 2 ст. 179 УК РФ, совершенному в отношении потерпевших ФИО29, ФИО30, ФИО31, к наказанию в виде лишения свободы на срок 4 года;

п. «в» ч. 2 ст. 179 УК РФ, совершенному в отношении потерпевшей ФИО4, к наказанию в виде лишения свободы на срок 3 года 6 месяцев;

п. «в» ч. 2 ст. 179 УК РФ, совершенному в отношении потерпевших ФИО8, ФИО32, ФИО9, ФИО10, к наказанию в виде лишения свободы на срок 3 года 6 месяцев;

п.п. «б, в» ч. 2 ст. 179 УК РФ, совершенному в отношении потерпевших ФИО2, ФИО33, ФИО3, к наказанию в виде лишения свободы на срок 4 года;

п.п. «б, в» ч. 2 ст. 179 УК РФ, совершенному в отношении потерпевших ФИО34, ФИО35, к наказанию в виде лишения свободы на срок 4 года;

п. «в» ч. 2 ст. 179 УК РФ, совершенному в отношении потерпевшего ФИО36, к наказанию в виде лишения свободы на срок 3 года 6 месяцев;

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено наказание в виде лишения свободы на срок 5 лет, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Мера пресечения Степанову Д.А. с домашнего ареста изменена на заключение под стражу. Взят под стражу в зале суда.

Срок наказания исчислен с даты вступления приговора в законную силу.

В срок отбытия наказания зачтено время домашнего ареста в качестве меры пресечения с 1 июня 2018 года по 13 августа 2020 года включительно из расчета два дня нахождения под домашним арестом за один день лишения свободы, а так же время содержания под стражей с 27 ноября 2017 года по 31 мая 2018 года включительно и с 14 августа 2020 года по день вступления приговора в законную силу из расчета один день содержания под стражей за полтора дня отбывания наказания в исправительной колонии общего режима.

ПОНОМАРЕНКО Юрий Владимирович, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженец , гражданин РФ, не судимый,

оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п.п. «б, в» ч. 2 ст. 179 УК РФ в отношении потерпевшего ФИО6, на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления;

в соответствии с ч. 1 ст. 134 УПК РФ за Пономаренко Ю.В. признано право на реабилитацию;

осужден по: ч. 1 ст. 330 УК РФ, совершенному в отношении потерпевших ФИО5, ФИО7 к наказанию в виде обязательных работ на срок 400 часов. На основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с истечением сроков давности уголовного преследования освобожден от отбытия наказания;

п. «в» ч. 2 ст. 179 УК РФ, совершенному в отношении потерпевшего ФИО28, к наказанию в виде лишения свободы на срок 3 года;

п.п. «б, в» ч. 2 ст. 179 УК РФ, совершенному в отношении потерпевшего ФИО6, в виде лишения свободы на срок 3 года 6 месяцев;

п.п. «б, в» ч. 2 ст. 179 УК РФ, совершенному в отношении потерпевших ФИО29, ФИО30, ФИО31, к наказанию в виде лишения свободы на срок 3 года 6 месяцев;

п. «в» ч. 2 ст. 179 УК РФ, совершенному в отношении потерпевшей ФИО4, к наказанию в виде лишения свободы на срок 3 года;

п. «в» ч. 2 ст. 179 УК РФ, совершенному в отношении потерпевших ФИО8, ФИО32, ФИО9, ФИО10, к наказанию в виде лишения свободы на срок 3 года;

п.п. «б, в» ч. 2 ст. 179 УК РФ, совершенному в отношении потерпевших ФИО2, ФИО33, ФИО3, к наказанию в виде лишения свободы на срок 3 года 6 месяцев;

п.п. «б, в» ч. 2 ст. 179 УК РФ, совершенному в отношении потерпевших ФИО34, ФИО35, к наказанию в виде лишения свободы на срок 3 года 6 месяцев;

п. «в» ч. 2 ст. 179 УК РФ, совершенному в отношении потерпевшего ФИО36, к наказанию в виде лишения свободы на срок 3 года;

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено наказание в виде лишения свободы на срок 4 года 6 месяцев, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Мера пресечения Пономаренко Ю.В. с домашнего ареста изменена на заключение под стражу. Взят под стражу в зале суда.

Срок наказания исчислен с даты вступления приговора в законную силу.

В срок отбытия наказания зачтено время домашнего ареста в качестве меры пресечения с 1 июня 2018 года по 13 августа 2020 года включительно из расчета два дня нахождения под домашним арестом за один день лишения свободы, а так же время содержания под стражей с 27 ноября 2017 года по 31 мая 2018 года включительно и с 14 августа 2020 года по день вступления приговора в законную силу из расчета один день содержания под стражей за полтора дня отбывания наказания в исправительной колонии общего режима.

Приговором разрешен вопрос о судьбе вещественных доказательств, по заявленным потерпевшими гражданским искам и денежным средствам, изъятым у осужденных.

Апелляционным определением судебной коллеги по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда от 13 апреля 2021 года приговор изменен:

Исключено из резолютивной части приговора указание на назначение Пономаренко Ю.В. наказания по п.п. «б, в» ч. 2 ст. 179 УК РФ по преступлению, совершенному в отношении потерпевшего ФИО6 в виде лишения свободы на срок 3 года 6 месяцев.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний по преступлениям, предусмотренным п. «в» ч. 2 ст. 179 УК РФ, по п.п. «б, в» ч. 2 ст. 179 УК РФ; п. «в» ч. 2 ст. 179 УК РФ; п. «в» ч. 2 ст. 179 УК РФ; п.п. «б, в» ч. 2 ст. 179 УК РФ; п.п. «б, в» ч. 2 ст. 179 УК РФ; п. «в» ч. 2 ст. 179 УК РФ окончательно назначено Пономаренко Ю.В. наказание в виде лишения свободы на срок 4 года 4 месяца в исправительной колонии общего режима.

Указано в резолютивной части приговора на зачет времени содержания под домашним арестом Степанова Д.А. и Пономаренко Ю.В. в качестве меры пресечения с 1 июня 2018 года по 13 августа 2020 года включительно из расчета один день нахождения под домашним арестом за один день лишения свободы в соответствии со ст. 72 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ)

В остальной части приговор оставлен без изменения.

Приговором Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 14 августа 2020 года Степанов Д.А. и Пономаренко Ю.В. признаны виновными в том, что они совершили принуждение к совершению сделки под угрозой повреждения чужого имущества, при отсутствии признаков вымогательства, совершенное организованной группой.

Преступление совершено в г. Санкт-Петербурге в отношении потерпевшего ФИО28 в период времени и при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Они же признаны виновными в том, что совершили принуждение к совершению сделки под угрозой применения насилия, уничтожения и повреждения чужого имущества, при отсутствии признаков вымогательства, совершенное с применением насилия, организованной группой.

Преступление совершено в г. Санкт-Петербурге в отношении потерпевших ФИО29, ФИО30, ФИО31 в период времени и при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

Они же признаны виновными в том, что совершили принуждение к совершению сделки под угрозой повреждения чужого имущества, при отсутствии признаков вымогательства, совершенное организованной группой.

Преступление совершено в г. Санкт-Петербурге в отношении потерпевшей ФИО4 в период времени и при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

Они же признаны виновными в том, что совершили принуждение к совершению сделки под угрозой повреждения чужого имущества, при отсутствии признаков вымогательства, совершенное организованной группой.

Преступление совершено в г. Санкт-Петербурге в отношении потерпевших ФИО8, ФИО32, ФИО9, ФИО10 в период времени и при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

Они же признаны виновными в том, что совершили принуждение к совершению сделки под угрозой применения насилия, повреждения чужого имущества, при отсутствии признаков вымогательства, совершенное с применением насилия, организованной группой.

Преступление совершено в г. Санкт-Петербурге в отношении потерпевших ФИО2, ФИО33, ФИО3 в период времени и при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

Они же признаны виновными в том, что совершили принуждение к совершению сделки под угрозой применения насилия, повреждения чужого имущества, при отсутствии признаков вымогательства, совершенное с применением насилия, организованной группой.

Преступление совершено в г. Санкт-Петербурге в отношении потерпевших ФИО34 и ФИО35 в период времени и при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

Они же признаны виновными в том, что совершили принуждение к совершению сделки под угрозой повреждения чужого имущества, при отсутствии признаков вымогательства, совершенное организованной группой.

Преступление совершено в г. Санкт-Петербурге в отношении потерпевшего ФИО36 в период времени и при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

Они же признаны виновными в том, что совершили самоуправство, то есть самовольное, вопреки установленному законом порядку совершение каких-либо действий, правомерность которых оспаривается гражданином, если такими действиями причинен существенный вред.

Преступление совершено в г. Санкт-Петербурге в отношении потерпевших ФИО5 и ФИО7 в период времени и при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе адвокат Липовка Н.А. в интересах осужденного Пономаренко Ю.В. выражает несогласие с судебными решениями, считает их незаконными и необоснованными, вынесенными с существенным нарушением уголовного и уголовно-процессуального закона.

В обоснование своих доводов указывает, что ряд уголовных дел, входящих в рассматриваемое уголовное дело были возбуждены по истечении сроков давности.

Так, уголовное дело по преступлению в отношении потерпевшего ФИО8 возбуждено 27 октября 2016 года по ч. 1 ст. 179 УК РФ, время совершения преступления – с ноября 2013 года по 6 октября 2014 года.

Уголовное дело по преступлению в отношении потерпевших ФИО29 и ФИО30 возбуждено 28 октября 2016 года по ч. 1 ст. 179 УК РФ, время совершения преступления – не позднее 12 декабря 2013 года.

Уголовное дело по преступлению в отношении потерпевшего ФИО28 возбуждено 28 октября 2016 года по ч. 1 ст. 179 УК РФ, время совершения преступления с 24 января 2013 года по 4 декабря 2013 года.

Считает, что поскольку данные уголовные дела были возбуждены в отношении неустановленных лиц, а срок давности по ним составляет два года и на момент возбуждения дел он уже прошел, то отсутствовали правовые основания для проведения расследования.

Тем не менее, производство предварительного следствия по указанным уголовным делам продолжилось, они были соединены в одно производство.

27 ноября 2017 года Пономаренко Ю.В. был задержан, в этот же день ему было предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 179 УК РФ. При этом уголовное дело, в нарушение уголовно-процессуального закона, по ч. 2 ст. 179 УК РФ не возбуждалось.

Полагает, что таким образом были нарушены права осужденного на защиту.

Анализируя описательную часть приговора, указывает на то, что суд фактически в рамках обвинения по ст. 179 УК РФ признал осужденных виновными в умышленном повреждении и уничтожении чужого имущества.

Между тем, состав преступления, предусмотренного диспозицией ст. 179 УК РФ образует угрозу уничтожения или повреждения чужого имущества и не более.

Считает, что орган предварительного следствия, при формировании фабулы обвинения, допустил существенное нарушение действующего уголовно-процессуального закона, указав признаки преступления, не образующего состав преступления, предусмотренного ст. 179 УК РФ.

Суд, в свою очередь, при описании в приговоре преступных действий, фактически, вышел за рамки диспозиции вмененного состава преступления и признал осужденных виновными в совершении преступлений, предусмотренных ст. 167 УК РФ.

Обращает внимание на то, что преступление, предусмотренное ст. 179 УК РФ является оконченным с момента высказывания угрозы, являющейся способом совершения преступления, при этом, не влияет на момент окончания преступления, тот факт – удалось ли виновному лицу добиться желаемого результата или нет.

Ссылаясь на нормы закона, делает вывод о том, что в описательной части приговора должно быть указано, в какое время или период времени, были высказаны те или иные угрозы, то есть установлен период совершения противоправных действий, что выполнено не было.

Оспаривает доказанность наличия в действиях Пономаренко Ю.В. квалифицирующего признака – совершение преступлений в составе организованной группы.

Анализируя указанные в приговоре доказательства, делает вывод о том, что обвинение построено на предположениях. Сформулированные в приговоре признаки наличия организованной группы считает общими и не конкретными.

Обращает внимание, что Пономаренко Ю.В. в том числе признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 330 УК РФ с назначением наказания. В связи с истечением сроков давности уголовного преследования Пономаренко Ю.В. от отбытия наказания освобожден.

Вместе с тем, полагает, что уголовное преследование по данному преступлению должно быть прекращено на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, без вынесения обвинительного приговора.

При вынесении обвинительного приговора в этой части, суд первой инстанции нарушил права Пономоренко Ю.В. на возможность прекращения уголовного преследования, а также на рассмотрение гражданского иска ФИО5 в порядке гражданского судопроизводства.

Указывает на то, что судом не были оценены показания свидетеля ФИО11, допрошенного в ходе судебного следствия, по мнению защиты подтверждающего версию осужденных о том, что они не наносили ударов ФИО2 и ФИО3

Считает, что данные доводы защиты и суд апелляционной инстанции проигнорировал.

Просит приговор Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 14 августа 2020 года и апелляционное определение судебной коллеги по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда от 13 апреля 2021 года отменить, уголовное преследование в отношении Пономаренко Ю.В. прекратить.

В кассационной жалобе потерпевший ФИО1 выражает несогласие с приговором и апелляционным определением, поскольку они вынесены с существенными нарушениями уголовного и уголовно-процессуального закона, повлиявшими на исход дела.

В обоснование своих доводов указывает, что суды дали не правильное толкование ч. 4 ст. 159 УК РФ.

По мнению потерпевшего, ссылающегося на нормы гражданского законодательства, договор купли-продажи квартиры, расположенной по адресу: Санкт-Петербург, , является незаключенным, поскольку в этом договоре не указано существенное условие – не указан перечень лиц с указанием их права на пользование продаваемой квартиры.

Считает, что данный договор был средством и способом хищения его денег.

Оспаривает правильность заключения эксперта № 310/87 от 17 июля 2018 года, полагая, что оно является неполным, выполненным на недостоверных данных.

Просит состоявшиеся судебные решения отменить в части оправдания Степанова Д.А. в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, уголовное дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В кассационной жалобе потерпевшие ФИО2 и ФИО3 выражают несогласие с приговором и апелляционным определением, поскольку они вынесены с существенными нарушениями уголовного и уголовно-процессуального закона, повлиявшими на исход дела.

В обоснование своих доводов указывают, что судебное разбирательство проведено с нарушением их прав, поскольку надлежащим образом они о времени и месте судебного разбирательства не извещались, их письменные ходатайства судом игнорировались.

Полагают, что судом первой инстанции неправомерно проигнорированы права несовершеннолетних детей ФИО2, считают необходимым признать их потерпевшими.

Считают, что осужденные должны были быть привлечены к уголовной ответственно по более тяжкому обвинению, их наказание ужесточено.

Настаивают на том, что суммы компенсации морального вреда, взысканные в пользу потерпевших, являются несправедливыми.

Просят приговор Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 14 августа 2020 года и апелляционное определение судебной коллеги по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда от 13 апреля 2021 года отменить и возвратить уголовное дело прокурору.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

В соответствии с ч. 1 ст. 40115 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Таких нарушений уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявших на исход данного дела, не установлено.

Выводы суда о виновности Пономаренко Ю.В. и Степанова Д.А. в совершении преступлений, за которые они осуждены, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и подтверждены совокупностью доказательств, всесторонне и полно исследованных в судебном заседании, подробно изложенных в приговоре, и получивших надлежащую оценку суда.

Так, виновность Пономаренко Ю.В. и Степанова Д.А. в совершении инкриминируемых им преступлений подтверждается показаниями потерпевших ФИО28, ФИО29, ФИО30, ФИО31, ФИО4, ФИО8, ФИО10, ФИО9, ФИО32, ФИО2, ФИО33, ФИО3, ФИО34, ФИО35, ФИО36, ФИО5; показаниями свидетелей ФИО12, ФИО13, ФИО14, ФИО15, ФИО16, ФИО17, ФИО18, ФИО19, ФИО20, ФИО21, ФИО22, ФИО23, ФИО35, ФИО24, ФИО25, ФИО26; заключением эксперта № 310/87 от 17 июля 2018 года; заключением судебно-медицинской экспертизы от 24 июля 2017 года, а также другими допустимыми доказательствами в своей совокупности.

Всем доказательствам, собранным по делу, исследованным в ходе судебного разбирательства и приведенным в приговоре, как каждому в отдельности, так и в их совокупности суд дал надлежащую оценку, при этом указал основания, по которым одни доказательства приняты, а другие отвергнуты. Такая оценка произведена судом в соответствии с требованиями ст. 87, 88, 307 УПК РФ и тот факт, что данная оценка доказательств не совпадает с позицией стороны защиты, не свидетельствует о нарушении судом требований уголовно-процессуального закона и не является основанием к отмене или изменению судебных решений в кассационном порядке.

Данных, свидетельствующих о допущенных судом нарушениях уголовно-процессуального закона при исследовании и оценке доказательств не имеется.

Фактические обстоятельства уголовного дела в полной мере установлены совокупностью собранных и всесторонне исследованных в судебном заседании доказательств, подробно изложенных в приговоре.

В соответствии с требованиями закона, суд надлежащим образом раскрыл в приговоре содержание названных доказательств, то есть изложил существо показаний потерпевших, свидетелей и сведения, содержащиеся в письменных доказательствах.

Приговор суда соответствует требованиям ст. ст. 302, 307 УПК РФ, каких-либо предположений и не устраненных противоречий в показаниях свидетелей со стороны обвинения, письменных доказательствах, требующих их истолкования в пользу осуждённых, не содержит. Мотивы, по которым суд принял во внимание показания потерпевших, свидетелей стороны обвинения, другие доказательства вины осуждённых, положенные в основу приговора, в приговоре приведены.

Противоречивых доказательств, которые могли бы существенно повлиять на выводы суда и которым суд не дал бы оценки в приговоре, в деле не имеется.

Оснований для признания заключений экспертов недопустимыми доказательствами не имеется. Данные доказательства соответствуют требованиям ст. 204 УПК РФ, экспертизы проведены надлежащими лицами, являются мотивированными и научно обоснованными, содержат ответы на поставленные в постановлении следователя вопросы в пределах полномочий и компетенции экспертов, выводы экспертов мотивированы, оснований сомневаться в их компетентности, объективности и достоверности выводов, не имеется, противоречий в заключениях не усматривается.

Обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии с требованиями ст. 73 УПК РФ, по данному уголовному делу установлены судом в полном объеме и верно.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение судебных решений судами не допущено.

Вопреки доводам жалобы адвоката, оснований для признания собранных по делу доказательств недопустимыми и прекращении уголовного преследования Пономаренко Ю.В. и Степанова Д.А. в связи с тем, что уголовные дела органом следствия были возбуждены по ч. 1 ст. 179 УК РФ с нарушением положений ч. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ по истечению срока давности уголовного преследования, не имеется.

Как верно указано судом, возбуждение уголовного дела по ч. 1 ст. 179 УК РФ в отношении неустановленного лица было необходимо в целях установления события и состава преступления, а также лиц, причастных к его совершению.

Утверждение стороны защиты о том, что в рамках обвинения по ст. 179 УК РФ суд первой инстанции фактически, признал осужденных виновными в умышленном повреждении и уничтожении имущества, не соответствует фактическим обстоятельствам дела, установленным судом на основании исследованных в судебном заседании доказательств, согласно которых повреждение и уничтожение имущества сопровождалось угрозой продолжения уничтожения имущества по преступлениям в отношении потерпевших ФИО28, ФИО4, Максимук, а по преступлениям в отношении потерпевших ФИО30 и ФИО29, ФИО27 и ФИО35, кроме того, и угрозой применения насилия и с применением насилия.

Указание судом при описании инкриминируемых преступлений на повреждение и уничтожение чужого имущества в процессе совершения осужденными, в том числе Пономаренко Ю.В., принуждения к совершению сделки под угрозой уничтожения или повреждения имущества и применения насилия, не является нарушением требований ст. 307 УПК РФ.

При этом ссылка стороны защиты о том, что при описании в приговоре преступных действий суд первой инстанции вышел за рамки диспозиции инкриминируемых осужденным составов преступления и признал их виновными в совершении преступлений, предусмотренных ст. 167 УК РФ, носит надуманный характер.

Судом требования ст. 252 УПК РФ нарушены не были и утверждение стороны защиты в этой части не соответствует материалам уголовного дела.

Действия осужденных Пономаренко Ю.В. и Степанова Д.А. по ч. 1 ст. 330 УК РФ (потерпевшие ФИО5, ФИО7); п. «в» ч. 2 ст. 179 УК РФ (потерпевший ФИО28); п.п. «б, в» ч. 2 ст. 179 УК РФ (потерпевшие ФИО29, ФИО30, ФИО31); п. «в» ч. 2 ст. 179 УК РФ (потерпевшая ФИО4); п. «в» ч. 2 ст. 179 УК РФ (потерпевшие ФИО8, ФИО32, ФИО9, ФИО10); п.п. «б, в» ч. 2 ст. 179 УК РФ (потерпевших ФИО2, ФИО33, ФИО3); п.п. «б, в» ч. 2 ст. 179 УК РФ (потерпевшие ФИО34, ФИО35); п. «в» ч. 2 ст. 179 УК РФ (потерпевший ФИО36) судом квалифицированы правильно в соответствии с установленными фактическими обстоятельствами.

Вопреки доводам стороны защиты квалифицирующий признак – организованной группой, судом установлен правильно, поскольку об этом свидетельствует единообразный способ совершения преступлений в отношении всех потерпевших, наличие четкого распределения ролей между соучастниками, сплоченность данной преступной группы, длительный период её существования, узкая направленность преступной деятельности каждого из членов группы, подчиненная общей преступной цели, стабильность её состава, постоянство форм и методов преступной деятельности.

Наказание Пономаренко Ю.В. и Степанову Д.А. назначено в соответствии с требованиями ст. 6, 60 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, наличия смягчающих и отсутствия отягчающих наказание обстоятельств, данных о личности виновных, подробно изложенных в приговоре, а также влияния назначенного наказания на исправление осужденных и условий жизни их семей.

Суд первой инстанции мотивировал свое решение о необходимости назначения наказания Пономаренко Ю.В. и Степанову Д.А. в виде лишения свободы и обоснованно не усмотрел оснований для применения положений ст. 73 УК РФ.

Все заслуживающие внимания обстоятельства были учтены судом при решении вопроса о виде и размере назначаемого осужденным наказания, которое соразмерно содеянному, соответствует личности осужденных и является справедливым.

Оснований считать его чрезмерно суровым не имеется.

Доводы стороны защиты о нарушении прав осужденных не рассмотрением вопроса о возможности прекращения их уголовного преследования по ч. 1 ст. 330 УК РФ в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности, были предметом рассмотрения суда апелляционной инстанции и обоснованно отвергнуты.

Как следует из материалов дела и содержания приговора осужденные оспаривали свою вину по всем пунктам предъявленного обвинения, утверждая, что действовали в рамках гражданско-правовых отношений, в том числе в отношении потерпевших ФИО5 и ФИО7. Занимая активную позицию по реализации в судебном процессе своих прав, с ходатайством о прекращении уголовного преследования в данной части, сторона защиты не обращалась.

Что касается доводов потерпевшего ФИО1 по преступлению в отношении которого Степанов Д.А. был оправдан приговором Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 14 августа 2020 года по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, в связи с отсутствием состава преступления, которые сводятся к переоценке исследованных в судебном заседании доказательств, и доводов потерпевших ФИО2 и ФИО3 об отмене приговора и возвращении уголовного дело прокурору на основании ч. 1 и п. 1 ч. 12 ст. 237 УПК РФ, для устранения препятствий к его рассмотрению, так как, по их мнению, после поступления уголовного дела в суд наступили новые общественно опасные последствия инкриминируемого обвиняемым деяния, являющиеся основанием для предъявления им обвинения в совершении более тяжкого преступления по ч. 2 ст. 179 или ч. 2 ст. 330 УК РФ, то в соответствии со ст. 4016 УПК РФ пересмотр в кассационном порядке приговора по основаниям, влекущим ухудшение положения осужденных, оправданных, допускается в срок, не превышающий 1 года со дня вступления их в законную силу, если в ходе судебного разбирательства были допущены повлиявшие на исход дела нарушения закона, искажающие саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия.

Приговор Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 14 августа 2020 года вступил в законную силу 13 апреля 2021 года.

При таком положении, поскольку в кассационных жалобах ФИО1, ФИО2 и ФИО3 ставится вопрос о пересмотре судебных решений по основаниям, влекущим ухудшение положения осужденных Пономаренко Ю.В. и Степанова Д.А., они удовлетворению не подлежат.

При рассмотрении дела судом апелляционной инстанции были проверены все доводы апелляционных жалоб стороны защиты, в том числе аналогичные доводам рассматриваемых судебной коллегией кассационных жалоб, которые суд апелляционной инстанции обоснованно признал несостоятельными. В соответствии с требованиями ст.38928 УПК РФ в апелляционном определении приведены мотивы принятого решения, не согласиться с которыми оснований не имеется.

Существенных нарушений уголовного и уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение состоявшихся судебных решений, не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь п. 1 ч. 1 ст. 40114 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

кассационные жалобы адвоката Липовки Наталии Анатольевны в интересах осужденного Пономоренко Юрия Владимировича, потерпевших ФИО1, ФИО2 и ФИО3 на приговор Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 14 августа 2020 года и апелляционное определение судебной коллеги по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда от 13 апреля 2021 года оставить без удовлетворения.

Председательствующий Д.Г. Фуганов

Судьи Е.А. Снегирёв

С.А. Панфёрова