ГРАЖДАНСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
ЗАКОНЫ КОММЕНТАРИИ СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
Гражданский кодекс часть 1
Гражданский кодекс часть 2

Решение № от 31.12.9999 Златоустовского городского суда (Челябинская область)

                                                                                    Златоустовский городской суд Челябинской области                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                

                                                                        Информация предоставлена Интернет–порталом ГАС «Правосудие» (www.sudrf.ru)

                                                                        Вернуться назад

                        Златоустовский городской суд Челябинской области — СУДЕБНЫЕ АКТЫ

Дело НОМЕР

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Российской Федерации 

г. Златоуст ДАТА года

Златоустовский городской суд Челябинской области в составе:

председательствующего судьи Закировой С.Л.

при секретаре Батуровой О.С.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску ООО «Уралспецавтоматика» к Разинкову Михаилу Ивановичу о взыскании суммы,

у с т а н о в и л:

ООО «Уралспецавтоматика» обратилось в суд с исковым заявлением о возврате имущества, вверенного Разинкову М.И., а именно: ключа разводного 1шт, масляного радиатора 5 шт, бура 24*450 1шт, замка навесного 1 шт, дрели ударной МКТ 5 шт, канистры 1 шт, лопаты 1 шт, молотка 1 шт, монтажно-тягового механизма 1,6 трос 20м. 1 шт, наушника 1 шт, ножовки 1 шт, стремянки 6 ст. 2 шт, стремянки 7 ст. 2 шт, топора 1 шт, чайника 1 шт, шлифмашинки МШУ 1 шт, всего 28 единиц на общую сумму 57098, 28 руб.

В обосновании своих требований ссылается на то, что ДАТА года между ним и ответчиком был заключен трудовой договор НОМЕР, по которому Разинков М.И. был принят на работу в качестве менеджера по персоналу. В связи с производственной необходимостью приказом НОМЕР от ДАТА года ответчик был назначен ответственным за выполнение работ на объектах Е-1 и Е-4. Для выполнения работ ему были передан вышеуказанный инструмент. Согласно заявления Разинкова М.И. от ДАТА года ему был предоставлен очередной отпуск с ДАТА года по ДАТА года. Не выходя на работу, ДАТА года ответчик передал заявление об увольнении по собственному желанию, в связи с чем трудовой договор был прекращен ДАТА года. При увольнении Разинков М.И. обходной лист не сдал, на предприятии не появлялся, полученный инструмент работодателю не возвратил, в результате чего произошло реальное уменьшение наличного имущества истца на суму 57098,28 руб. Для урегулирования спора в досудебном порядке ДАТА года ответчику было вручено письмо с просьбой возвратить полученное имущество, либо возместить ущерб денежными средствами. Указанная претензия оставлена без ответа и удовлетворения.

В ходе производства по делу истец уточнил исковые требования в части стоимости имущества, просил обязать Разинкова М.И. вернуть вверенное ему имущество, а именно: ключ разводной 1шт, масляный радиатор 5 шт, бур 24*450 1шт, замок навесной 1 шт, дрель ударную МКТ 5 шт, канистру 1 шт, лопату 1 шт, молоток 1 шт, монтажно-тяговый механизм 1,6 трос 20м. 1 шт, наушник 2 шт, ножовку 1 шт, стремянку 6 ст. 2 шт, стремянку 7 ст. 2 шт, топор 1 шт, чайник 1 шт, шлифмашинку МШУ 1 шт, всего 28 единиц на общую сумму 46 706,23 руб. При невозможности возврата имущества просил взыскать указанную сумму с ответчика л.д.57).

В судебном заседании представители истца директор Иванченко В.Б. и юрисконсульт Иванченко Е.В., действующая на основании доверенности НОМЕР от ДАТА года л.д. 61), настаивали на исковых требованиях.
Иванченко Е.В. просила взыскать сумму, эквивалентную стоимости недостающего имущества с учетом положений ст. 241 ТК РФ. Дополнительно пояснила, что получение ответчиком материальных ценностей по требованиям-накладным нельзя расценивать как получение имущества по разовому документу.

В письменных пояснениях к исковому заявлению указала, что для осуществления работ на объектах Е-1 в Трехгорном и Е-41 в Юрюзани ООО «Уралспецавтоматика» был заключен договор подряда на выполнение работ. Из условий договора следует, что работы велись на охраняемом военном объекте, вывоз любого имущества с территории объекта осуществлялся через контрольно-пропускной пункт. В соответствии с п. 8.2 договора ответственность за целостность и сохранность завезенных на строительную площадку материалов, строительных машин, оборудования и имущества открытого и закрытого хранения лежит на субподрядчике, то есть на ООО «Уралспецавтоматика». Таким образом, истец должен позаботиться о сохранности имущества, используемого при производстве работ. Для хранения имущества на объекте был предоставлен запираемый контейнер, ключ от которого находился у ответчика. Ответчик в своих возражениях указал, что, находясь на объекте, передал вверенное ему имущество другим сотрудникам, в доказательство своих утверждений никаких документов не представил. Лиц, которым он передавал вверенное ему имущество, также не указал. Работодатель, в соответствии со ст. 238 ТК РФ, создал условия для хранения вверенного ответчику имущества, фактов возникновения крайней необходимости или необходимой обороны не установлено л.д.88).

Ответчик Разинков М.И. в судебное заседание не явился, о времени и месте рассмотрения дела извещен надлежащим образом, просил рассмотреть дело в его отсутствие. Из пояснений, данных им ранее в судебных заседаниях, следует, что с исковыми требованиями не согласен, инструменты, указанные истцом в заявлении, он получил по требованиям-накладным, договор о материальной ответственности с ним заключен не был. Вверенный ему инструмент в его личной карточке не записан. При увольнении весь инструмент он передал рабочим ООО «Уралспецавтоматика» по требованиям-накладным, которых нет в материалах дела. Кому конкретно он передавал инструмент, не помнит. Ударные дрели в количестве 5 штук он передал заместителю директора ФИО5 Со слов ФИО5 ему известно, что указанный инструмент он передал кладовщику ФИО16 на склад в Златоусте, после чего эти дрели были списаны с ФИО17. Не оспаривает, что молоток и ключ, возможно, не были им сданы, и в настоящее время находятся где-то на объекте. По негодным инструментам составлялся акт, который заверялся тремя подписями и сдавался в бухгалтерию. Какие из спорных инструментов были списаны таким образом, не помнит в связи с давностью произошедшего. При его увольнении инвентаризационная комиссия не создавалась. О том, что проводилась инвентаризация, его не извещали, с ее результатами не знакомили. Считает, что был ответственным за выполнение работ, а не за хранение материалов и инструментов.

Заслушав представителей истца, допросив свидетелей, исследовав материалы дела, суд находит исковые требования не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно ст.15 ТК РФ трудовые отношения - отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по определенной специальности, квалификации или должности), подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством, коллективным договором, соглашениями, трудовым договором.

В соответствии со ст. 232 ТК РФ, сторона трудового договора (работодатель или работник), причинившая ущерб другой стороне, возмещает этот ущерб в соответствии с настоящим Кодексом и иными федеральными законами (ч. 1). Расторжение трудового договора после причинения ущерба не влечет за собой освобождения стороны этого договора от материальной ответственности, предусмотренной настоящим Кодексом или иными федеральными законами (ч. 3).

На основании ст. 233 ТК РФ материальная ответственность стороны трудового договора наступает за ущерб, причиненный ею другой стороне этого договора в результате ее виновного противоправного поведения (действий или бездействия), если иное не предусмотрено настоящим Кодексом или иными федеральными законами. Каждая из сторон трудового договора обязана доказать размер причиненного ей ущерба.

В силу ст. 238 ТК РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. В соответствии со ст. 247 ТК РФ до принятия решения о возмещении ущерба конкретными работниками работодатель обязан провести проверку для установления размера причиненного ущерба и причин его возникновения. Для проведения такой проверки работодатель имеет право создать комиссию с участием соответствующих специалистов. Истребование от работника объяснения в письменной форме для установления причины возникновения ущерба является обязательным. Работник и (или) его представитель имеют право знакомиться со всеми материалами проверки и обжаловать их в порядке, установленном настоящим Кодексом

За причиненный ущерб работник несет материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено ТК РФ или иными федеральными законами (ст. 241 ТК РФ).

Согласно ст. 242 ТК РФ, полная материальная ответственность работника состоит в его обязанности возмещать причиненный ущерб в полном размере. Материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба может возлагаться на работника лишь в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом или иными федеральными законами.

Как следует из материалов дела, ДАТА года утвержден Устав ООО «Уралспецавтоматика» л.д. 5-6), о чем выданы свидетельства о внесении записи в Единый государственный реестр юридических лиц, о постановке на учет в налоговом органе л.д. 7-8).

ДАТА года между ООО «Уралспецавтоматика» и Разинковым М.И. заключен трудовой договор НОМЕР, согласно которому Разинков М.И. принят на должность менеджера по персоналу л.д. 10-11), вынесен приказ НОМЕР от ДАТАг. о приеме Разинкова М.И. на работу л.д. 27).

Приказом НОМЕР от ДАТА года ответчик назначен ответственным за выполнение работ на объектах Е1 и Е 41, на него возложена ответственность за сроки выполнения работ, очередность их проведения, обеспечение материалами и персоналом, необходимыми для выполнения работ л.д. 12).

Как следует из пояснений сторон в судебном заседании, договор о полной материальной ответственности между ООО «Уралспецавтоматика» и Разинковым М.И. не заключался.

Для выполнения работ ответчик был обеспечен инструментом. Согласно требованиям-накладным Разинковым М.И. в ООО «Уралспецавтоматика» было получено: бур 24*450 – 1 шт., номенклатурный номер НОМЕР л.д. 13), дрель ударная МКТ – 5 шт., номенклатурный номер НОМЕР л.д. 14), замок навесной – 1 шт., номенклатурный номер НОМЕР л.д. 15), ключ разводной – 1 шт., номенклатурный номер НОМЕР л.д. 14), канистра – 1 шт., номенклатурный номер НОМЕР, лопата – шт., номенклатурный номер НОМЕР л.д. 16), масляный радиатор – 5 шт., номенклатурный номер НОМЕР л.д. 17), молоток – 1 шт., номенклатурный номер НОМЕР, монтажно-тяговый механизм 1,6 трос 20м. – 1 шт., номенклатурный номер НОМЕР, наушник – 2 шт., номенклатурный номер НОМЕР, ножовка – 1 шт., номенклатурный номер НОМЕР стремянка 6 ст. – 2 шт., номенклатурный номер НОМЕР, стремянка 7 ст. – 2 шт., номенклатурный номер НОМЕР, топор – 1 шт., номенклатурный номер НОМЕР, чайник – 2 шт., номенклатурный номер НОМЕР, шлифмашинка МШУ – 1 шт., номенклатурный номер НОМЕР л.д. 16). Получение указанного инструмента ответчиком не оспаривалось.

Стоимость указанного имущества подтверждается представленными суду товарными накладными, товарными, кассовыми чеками и составляет:

бур 24*450 – 950 руб. л.д. 29),

дрель ударная МКТ – 5036,4 руб, 3 902,60 руб., 2350 руб. л.д. 30, 31, 32),

замок навесной – 230 руб. л.д. 29),

ключ разводной – 368,46 руб. л.д. 33),

канистра – 125 руб. л.д. 34)

лопата – 366,64 руб. л.д. 35),

масляный радиатор – 1777,12 руб., 1424,72 руб. л.д. 36, 37),

молоток – 84 руб. л.д. 34),

монтажно-тяговый механизм 1,6 трос 20м. – 9565,09 руб. л.д. 38),

наушник – 80 руб. л.д. 42),

ножовка – 240,13 руб. л.д. 40 оборот),

стремянка 6 ст. – 2000 руб. л.д.38 оборот),

стремянка 7 ст. – 2000 руб. л.д. 38 оборот),

топор – 150 руб. л.д.42),

чайник – 340 руб. л.д.43),

шлифмашинка МШУ – 1625,78 л.д. 44).

Как следует из личной карточки учета спецодежды, спецобуви и предохранительных приспособлений, заведенной на имя Разинкова М.И., пояснений сторон в судебном заседании, указанное имущество передавалось Разинкову М.И. по требованиям-накладным и в личную карточку работника не вносилось л.д. 72-73).

Согласно копии приказа директора ООО «Уралспецавтоматика» НОМЕР от ДАТА года, Разинков М.И. уволен по собственному желанию ДАТА года л.д. 28).

Согласно п. 7.2 трудового договора в случае прекращения или расторжения договора работник возвращает работодателю в трехдневный срок имущество, полученное в пользование работником от работодателя л.д. 11).

Из объяснений представителя истца следует, что спорное имущество ответчик в установленный трудовым договором срок не возвратил.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п.4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.11.2006 года № 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю», обязанность доказать, в частности, отсутствие обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника; противоправность поведения (действия или бездействие) причинителя вреда; вину работника в причинении ущерба; причинную связь между поведением работника и наступившим ущербом; наличие прямого действительного ущерба; размер причиненного ущерба; соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности возлагается на работодателя.

Бремя доказывания указанных обстоятельств в соответствии со ст.56 ГПК РФ было разъяснено судом представителю истца в судебном заседании.

В соответствии со ст.246 ТК РФ размер ущерба, причиненного работодателю, определяется по фактическим потерям, исчисляемым исходя из рыночных цен, действующих в данной местности на день причинения ущерба, но не ниже стоимости имущества по данным бухгалтерского учета с учетом степени износа этого имущества.

В силу ст.60 ГПК РФ обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

Поскольку недостача товарно-материальных ценностей является понятием бухгалтерского учета, то наличие таковой определяется в порядке, установленном нормативно-правовыми актами в области бухгалтерского учета.

Согласно п.8.1  Методических рекомендаций по учету и оформлению операции приема, хранения и отпуска товаров в организациях торговли
(утв. письмом Роскомторга от 10 июля 1996 года № 1-794/32-5) порядок проведения, документального оформления и сроки инвентаризации установлены Методическими указаниями по инвентаризации имущества и финансовых обязательств, утвержденными приказом Минфина России от 13.06.95 года № 49 и Положением о бухгалтерском учете и отчетности в Российской Федерации.

Пунктом 1.4 Методических указаний по инвентаризации имущества и финансовых обязательств (утв. приказом Минфина РФ от 13 июня 1995 года № 49) установлено, что основными целями инвентаризации являются: выявление фактического наличия имущества; сопоставление фактического наличия имущества с данными бухгалтерского учета; проверка полноты отражения в учете обязательств.

При этом согласно п.1.5 указаний в соответствии с Положением о бухгалтерском учете и отчетности в Российской Федерации проведение инвентаризаций обязательно: при смене материально-ответственных лиц (на день приемки-передачи дел); при установлении фактов хищений или злоупотреблений, а также порчи ценностей.

Порядок проведения инвентаризации определен главой 2 Методических указаний  по инвентаризации имущества и финансовых обязательств. Так, в соответствии с п.2.5 сведения о фактическом наличии имущества и реальности учтенных финансовых обязательств записываются в инвентаризационные описи или акты инвентаризации не менее, чем в двух экземплярах.

Приказом от ДАТА года изменен состав действующий комиссии, необходимой при инвентаризации имеющихся на балансе ООО «Уралспецавтоматика» материалов и инструментов л.д. 53).

Из инвентаризационной описи от ДАТА года, составленной в соответствии с приказом НОМЕР от ДАТА года, не представленного истцом в судебное заседание, видно, что по данным бухгалтерского учета у материально – ответственного лица Разинкова М.И. выявлена недостача 57098,28 руб л.д. 89-90).

В судебном заседании достоверно установлено, что о проведении данной инвентаризации истец не поставил в известность ответчика, не предложил ему сдать в бухгалтерию все расходные и приходные документы на товарно – материальные ценности, а также сами ценности, что подтверждается отсутствием подписи Разинкова М.И. в данной описи. С результатами инвентаризации Разинков М.И. не ознакомлен.

ДАТА года издан приказ НОМЕР о проведении инвентаризации имущества (основных средств, инвентаря и пр.) ООО «Уралспецавтоматика», находящегося на складе по адресу: 3 микрорайон, здание АБК. Инвентаризации подлежало все имущество (основные средства, инвентарь и пр.), принадлежащее ООО «Уралспецавтоматика» и находящиеся на территории склада ООО «Уралспецавтоматика». Причиной инвентаризации указано – контрольная проверка и переоценка имущества л.д. 54).

Как следует из сличительной ведомости результатов инвентаризации товарно-материальных ценностей от ДАТА года, проведена инвентаризация фактического наличия ценностей, находящихся на ответственном хранении начальника участка Разинкова М.И. л.д. 62-63). В результате проверки установлена недостача спецодежды, спецоснастки в количестве 28 наименований на общую сумму 57 098,28 рублей.

Как следует из протокола заседания центральной инвентаризационной комиссии ООО «Уралспецавтоматика» НОМЕР от ДАТА года л.д.51), при проведении инвентаризации спецодежды и спецоснастки, находящихся на учете у Разинкова М.И., проведенной на основании приказа НОМЕР от ДАТА года л.д. 54), выявлена недостача спецодежды и спецоснастки на сумму 57 098,28 руб. Данная недостача согласно протоколу НОМЕР от ДАТА года образовалась в результате того, что Разинков М.И. при увольнении не сдал спецодежду и спецоснастку на склад ООО «Уралспецавтоматика» л.д. 52).

Представитель истца в судебном заседании поясняла, что инвентаризация после увольнения Разинкова М.И. не проводилась ни в Златоусте, ни по месту выполнения работ, поскольку ответчик не являлся материально-ответственным лицом. Инвентаризация была проведена в ДАТА года по бухгалтерским документам. По имуществу, фактически находившемуся на складе организации, инвентаризация не проводилась. О результатах проведения инвентаризации Разинков М.И. извещен не был. Поскольку ответчиком не были возвращены полученные для производства работ инструменты, не представлены требования-накладные о передаче указанных инструментов другим работникам, то произошло реальное уменьшение наличного имущества ООО «Уралспецавтоматика». Согласно уточненных требований сумма ущерба составляет 46 706 рублей 23 копейки.

Из показаний свидетеля ФИО7 следует, что она работает в ООО «Уралспецавтоматика» в должности бухгалтера с ДАТА года. В ее должностные обязанности входит учет материала и учет склада. Положение о бухгалтерском учете допускает присвоение однотипным инструментам и материалам одного инвентарного номера. Инструменты, которые выдаются работнику со склада, записываются в его личную карточку. Если инструменты передаются от одного работника к другому вне склада, то это перемещение оформляется требованием – накладной, один экземпляр которой сдают ей в бухгалтерию, и она проводит списание имущества в бухгалтерском учете с материально – ответственного лица. Все инструменты, указанные в исковом заявлении, являются спецоснасткой. Инвентаризацию по Разинкову она проводила по данным бухгалтерского учета, а именно по тому, что за ним числились несданные инструменты. Специального приказа о проведении инвентаризации по Разинкову администрацией издано не было. На основе материальных отчетов она вывела несданные Разинковым позиции по инструментам, включила их в инвентаризационную опись, которую подписали члены инвентаризационной комиссии. Поэтому инвентаризационная опись и сличительная ведомость включают в себя указание на инструменты, которые Разинков не сдал. Фактическое наличие на складе организации в Златоусте спорного инструмента они не проверяли, потому что, если бы этот инструмент был сдан, то кладовщик это бы отметил в личной карточке Разинкова. Кроме того, под наименованием «склад» в приказе о проведении инвентаризации понимается сам Разинков. Где мог Разинков хранить полученный инвентарь, ей не известно. Фактическое наличие каких – либо инструментов по месту выполнения Разинковым работ – в Трехгорном – или по месту временно жительства - в Юрюзани, они не проверяли. В инвентаризационной описи и сличительной ведомости указанны усредненные цены, поскольку компьютер сам выводит среднеарифметическую стоимость в том случае, если имеется несколько штук одного изделия.

Из объяснений ответчика л.д.83), показаний свидетелей ФИО5 л.д. 85), ФИО11 л.д. 117), ФИО10 л.д. 118), ФИО9 л.д. 119), ФИО8 следует, что на территории объекта Е-1 в Трехгорном имелся металлический контейнер, в котором работники истца хранили свои инструменты. Этот контейнер закрывался на навесной замок, ключи от которого имелись у Разинкова, Кузнецова, Закирова, Баталова, то есть у мастеров или бригадиров. Рядовым сотрудникам ключи не передавались. После увольнения Разинкова М.И. у старших по должности оставались ключи и был доступ к контейнеру с инструментами, из которого выдавались рабочие инструменты.

Из показаний свидетеля ФИО5, допрошенного в судебном заседании ДАТА года, следует, что Разинков М.И. передал ему дрели, которые он, в свою очередь, в ДАТА года сдал на склад ООО «Уралспецавтоматика» в Златоусте. Считает, что кладовщик ФИО13 являлась ответственным работником и внесла в личную карточку Разинкова М.И. сведения о том, что инструмент сдан. Остальные инструменты Разинков М.И. передал начальнику участка ФИО8, который подтвердил, что инструменты находятся на объекте. ФИО8 накладные о приемке инструментов не оформлял, поскольку между ними были доверительные отношения, и оформлять указанные документы он не посчитал нужным. Все инструменты находились на объекте на охраняемой территории, условия для сохранности инструмента были созданы л.д. 85).

В ходе рассмотрения дела истцом было представлено требование – накладная от ДАТА года, по которому на склад ООО «Уралспецавтоматика» в Златоусте кладовщиком ФИО14 было принято пять дрелей – шуруповертов, но от имени ФИО15 л.д. 108).

Поскольку истцом представлены доказательства того, что ФИО18 на подотчете имел пять штук дрелей, которые он сдал л.д. 91), а в соответствии с требованием – накладной без даты ФИО19 передал пять дрелей Разинкову л.д. 15), принимая во внимание, что ФИО20 был уволен ДАТА года л.д. 114), объяснения ответчика и показания ФИО5 относительно сдачи пяти дрелей на склад в Златоусте от имени Разинкова, суд считает установленным, что ДАТА года на склад истца были сданы спорные пять дрелей – шуруповертов.

В связи с чем, суд подвергает сомнению данные инвентаризации применительно к указанному имуществу.

В судебных заседаниях также установлено, что работники ООО «Уралспецавтоматика» снимали квартиры в г. Юрюзани, в которых для обогрева использовали масляные радиаторы.

Из показаний свидетеля ФИО11 следует, что в г. Юрюзани в квартире, где он проживал, было два радиатора, которые выдавал Разинков в ДАТА года. Когда Разинков уходил в отпуск, радиаторы оставались в квартире л.д. 118).

Из показаний свидетелей ФИО10 следует, что после нового ДАТА года он стал работать на объекте в Трехгорном, а проживал в Юрюзани в квартире совместно с ФИО11, где уже был обогреватель. На момент его увольнения - в ДАТА года – обогреватель оставался в квартире. Кроме того, в их квартире он еще видел три обогревателя, которые привезли их сотрудники из другой квартиры л.д. 119).

ФИО9 показывал, что у него в квартире был обогреватель на момент его заезда в квартиру в Юрюзань в ДАТА году. Он проживал вместе с ФИО21, ФИО22, ФИО23, ФИО25 л.д. 120).

ФИО8 при опросе в качестве свидетеля показал, что в квартире, где он проживал с ДАТА года, уже был радиатор. На ДАТА года этот радиатор оставался в квартире. За кем числился радиатор и куда он делся – ему не известно.

Таким образом, в судебном заседании установлено, что в г. Юрюзани на момент ухода Разинкова М.И. в отпуск оставались обогреватели, которыми продолжали пользоваться сотрудники истца.

Аналогичная ситуация по остальному спорному имуществу.

Пользование двумя чайниками в период отсутствия Разинкова подтвердили свидетели ФИО11, ФИО10, ФИО9, ФИО8

Использование при проведении работ стремянок, большого бура, канистр, лопат, молотков, ножовки, топора, шлифмашинки, которые находились в контейнере на момент ухода Разинкова, подтвердили ФИО11, ФИО10, ФИО9 и ФИО8

ФИО11 подтвердил наличие наушников и монтажно-тягового механизма в контейнере, которыми не пользовались.

Навесной замок был использован на контейнере, в других местах навесные замки не использовались, что подтвердили все опрошенные свидетели.

Из показаний допрошенных свидетелей также следует, что все перечисленные инструменты имели инвентарные номера. При выдаче инструментов из контейнера никакие документы не составлялись, они нигде за них не расписывались, поскольку все было на доверии. Всего на объекте работало 10-12 человек.

Ставить под сомнение показания свидетелей у суда оснований не имеется, поскольку их показания согласуются между собой. Доказательств заинтересованности свидетелей в исходе дела истцом не представлено, а судом не добыто.

Оценив доказательства в их совокупности, суд считает, что Разинков М.И., исполняя свои трудовые обязанности по обеспечению работников материалами, необходимыми для выполнения работ, что не оспаривалось представителем истца в судебном заседании, передал инструменты, выданные ему по требованиям-накладным, работникам для выполнения работ.

Поскольку истцом не принято мер по установлению истинного размера недостачи на момент увольнения ответчика, в том числе не проверено наличие имущества в месте выполнения работ в г. Трехгорном и в г.Юрюзани, что в силу закона возложено на работодателя (ст. 247 ТК РФ и п. 1.3 Методических указаний по инвентаризации имущества и финансовых обязательств, утв. приказом Минфина РФ от 13 июня 1995 года № 49), инвентаризация проведена с нарушением: в отсутствие Разинкова М.И. и данных об его извещении о предстоящей инвентаризации (п. 2.8 Методических указаний), спустя два месяца после его увольнения (п. 27 Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации, утв. Приказом Минфина РФ от 29 июля 1998 г. N 34н), то суд приходит к выводу, что истцом не представлено доказательств по размеру причиненного ущерба.

Виновность именно ответчика в причинении ущерба ООО «Уралспецавтоматика» на общую сумму 46 706,23 руб в судебном заседании не может быть установлена. Факт не составления ответчиком требований-накладных о передаче вверенного ему инструмента другим работникам не может является основанием для возложения на него материальной ответственности.

С учетом изложенного суд приходит к выводу, что оснований для удовлетворения требований не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 12, 197-198 ГПК РФ, суд

р е ш и л :

В иске ООО «Уралспецавтоматика» к Разинкову Михаилу Ивановичу о взыскании 46 706 рублей 23 копейки отказать.

Решение может быть обжаловано в Судебную коллегию по гражданским делам Челябинского областного суда в течение 10 дней со дня принятия решения судом в окончательной форме через Златоустовский городской суд.

Председательствующий С.Л. Закирова