ГРАЖДАНСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
ЗАКОНЫ КОММЕНТАРИИ СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
Гражданский кодекс часть 1
Гражданский кодекс часть 2

Решение № 2-154/20 от 13.03.2020 Кировского районного суда г. Хабаровска (Хабаровский край)

Дело № 2-154/2020

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

13 марта 2020 года г. Хабаровск

Кировский районный суд г. Хабаровска в составе председательствующего судьи Якимовой Л.В., при секретаре Кугук К.В.,

с участием истца Кучерова К.А.,

представителя ответчика - Управления Федеральной службы безопасности России по Восточному военному округу Исхакова В.В., действующего по доверенности от ДАТА сроком на три года,

представителей ответчика ФКУ «Объединенное стратегическое командование Восточного военного округа»: Егоровой К.А., действующей по доверенности от ДАТА сроком на два года, Падуряна А.Г., действующего по доверенности от ДАТА сроком на один,

представителя ответчика ФГКУ «Восточное региональное управление правового обеспечения» Министерства обороны России» - Егоровой К.А., действующей по доверенности от ДАТА сроком на один год,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Кучерова Константина Альбертовича к Управлению Федеральной службы безопасности России по Восточному военному округу, ФКУ «Объединенное стратегическое командование Восточного военного округа», ФГКУ «Восточное региональное управление правового обеспечения» Министерства обороны России» о признании незаконными действий, связанных с принятием решения о невозможности оформления допуска к сведениям, составляющим государственную тайну, заключении трудового договора, выплате среднего заработка за время вынужденного прогула, взыскании компенсации морального вреда, судебных расходов,

У С Т А Н О В И Л:

Кучеров К.А. обратился в суд с административным исковым заявлением к Управлению ФСБ России по ВВО, Службе защиты государственной тайны штаба ВВО, начальнику ФГКУ "Восточное региональное управление правового обеспечения» МО РФ ФИО1 о признании незаконными действий, связанных с принятием решения о невозможности оформления допуска к сведениям, составляющим государственную тайну. В обоснование указал, что 08.04.2019 был уволен по собственному желанию с федеральной государственной гражданской службы с должности начальника правового отдела Управления Федеральной службы по техническому и экспортному контролю по Дальневосточному федеральному округу. Уволился в связи с тем, что собирался продолжить свою трудовую деятельность в должности начальника отдела (правовой экспертизы правовых актов, правового обеспечения военного округа) федерального государственного казенного учреждения «Восточное региональное управление правового обеспечения» Министерства обороны Российской Федерации.

15 апреля 2019 г. административный истец подал соответствующее заявление с приложением необходимых документов, в том числе и справку о наличии у него допуска к сведениям, составляющим государственную тайну по второй форме, от 25 января 2011 г. № . Данный допуск оформлялся в связи с поступлением на государственную гражданскую службу в Управление ФСТЭК России по Дальневосточному федеральному округу в марте 2011 г. До этого административный истец проходил военную службу с 1979 года на различных воинских должностях, в том числе на юридических с 1998 года, а перед увольнением с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями - в должности помощника командующего армией по правовой работе - начальника юридической службы 11 армии ВВС и ПВО (с 2003 года). В ходе прохождения, как военной, так и гражданской служб административный истец имел допуск к сведениям, составляющим государственную тайну, в том числе по 1 и 2 формам. Несмотря на то, что его близкие родственники (мать и две сестры) постоянно проживали на территории <адрес>, которая являлась частью СССР на момент переезда на постоянное жительство матери и сестры административного истца (1969 год). 19 апреля 2019 г. административный истец был ознакомлен руководством ФГКУ «ВРУПО Минобороны России» с письмом службы защиты государственной тайны штаба Восточного военного округа о необходимости переоформления допуска к сведениям, составляющим государственную тайну. 7 июня 2019 г. административный истец узнал, что по результатам проверочных мероприятий, проведенных Управлением ФСБ России по Восточному военному округу, принято решение о нецелесообразности оформления ему допуска по второй форме, в связи с постоянным проживанием близких родственников за границей. Административному истцу известно, что одним из оснований для отказа гражданину в допуске к государственной тайне может являться постоянное проживание его самого и (или) его близких родственников за границей. Однако, считает, что угрозы для обеспечения безопасности государства и защиты сведений, составляющих государственную тайну, к которым может быть допущен административный истец при оформлении допуска, его близкие родственники не представляют. С момента оформления очередного допуска в 2011 г. обстоятельства проживания родственников административного истца за границей не изменились, однако, изменилась политическая ситуация в <адрес>, что, по мнению административного истца, и является основанием отказа ему в допуске к государственной тайне.

Считает, что вышеуказанными действиями должностных лиц Управления ФСБ России по Восточному военному округу и службы защиты государственной тайны штаба Восточного военного округа, связанными с выдачей заключения о нецелесообразности оформления административному истцу допуска к сведениям, составляющим государственную тайну по форме 2, а также начальника ФГКУ «ВРУПО Минобороны России», принявшего решение о невозможности оформления административному истцу допуска к сведениям, составляющим государственную тайну по второй форме, и, соответственно, об отказе в приеме на работу, нарушены права административного истца на труд, предусмотренные статьей 37 Конституции Российской Федерации, - он лишен возможности свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию. В целях восстановления нарушенных прав административный истец 20 июня 2019 г. письменно обратился в вышестоящую для Управления ФСБ России по Восточному военному округу организацию - Департамент военной контрразведки ФСБ России (г. Москва). Обращение по существу рассмотрено не было и со ссылкой на часть 3 статьи 8 Федерального закона от 2 мая 2006 г. № 59-ФЗ направлено по компетенции в Управление ФСБ России по Восточному военному округу. Ответ административным истцом получен 30 августа 2019 г. из военной прокуратуры Восточного военного округа. Из данного ответа следует, что в деятельности должностных лиц органов федеральной безопасности и воинских должностных лиц нарушения отсутствуют.

Просит признать действия начальника федерального государственного казенного учреждения «Восточное региональное управление правового обеспечения» Министерства обороны Российской Федерации, связанные с принятием решения о невозможности оформления мне допуска к сведениям, составляющим государственную тайну по второй форме, и на этом основании об отказе в трудоустройстве, незаконными; признать действия должностных лиц Управления ФСБ России по Восточному военному округу и службы защиты государственной тайны штаба Восточного военного округа, связанные с выдачей заключения о нецелесообразности оформления мне допуска к сведениям, составляющим государственную тайну по форме 2, незаконными.

Решением Кировского районного суда г. Хабаровска от 04.10.2019 в удовлетворении административного искового заявления Кучерова Константина Альбертовича к Управлению ФСБ России по ВВО, Службе защиты государственной тайны штаба ВВО, начальнику ФГКУ "Восточное региональное управление правового обеспечения» МО РФ Трофимовой Анастасии Александровне о признании незаконными действий, связанных с принятием решения о невозможности оформления допуска к сведениям, составляющим государственную тайну, отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Хабаровского краевого суда от 11.12.2019 решение Кировского районного суда г. Хабаровска от 04.10.2019 отменено, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции в порядке гражданского судопроизводства.

Определением Кировского районного суда г. Хабаровска от 13.01.2020 указанное дело принято к производству суда в порядке гражданского судопроизводства.

Определением Кировского районного суда г. Хабаровска от 31.01.2020 допущена замена ненадлежащего ответчика Службу защиты государственной тайны штаба Восточного военного округа на надлежащего – юридическое лицо ФКУ «ОСК ВВО», допущена замена ненадлежащего ответчика начальника ФГКУ «Восточное региональное управление правового обеспечения Министерства обороны России» ФИО1 на надлежащего – ФГКУ «Восточное региональное управление правового обеспечения» Министерства обороны России».

31.01.2020 истцом подано исковое заявление к ответчикам ФКУ «ОСК ВВО», ФГКУ «Восточное региональное управление правового обеспечения» Министерства обороны России», Управлению ФСБ по Восточному военноу округу, в котором он указал, что 08.04.2019 он был уволен с федеральной государственной гражданской службы по собственному желанию с должности начальника правового отдела Управления Федеральной службы по техническому и экспортному контролю по Дальневосточному федеральному округу. Уволился в связи с тем, что собирался продолжать свою трудовую деятельность в должности начальника отдела (правовой экспертизы правовых актов, правового обеспечения военного округа) федерального государственного казенного учреждения «Восточное региональное управление правового обеспечения» Министерства обороны Российской Федерации. 15.04.2019 он подал соответствующее заявление с приложением необходимых документов, в том числе и справку о наличии у него допуска к сведениям, составляющим государственную тайну по второй форме, от 25.01.2011 № . Данный допуск оформлялся в связи с поступлением на государственную гражданскую службу в Управление ФСТЭК России по Дальневосточному федеральному округу в марте 2011 года. До этого он проходил военную службу с 1979 года на различных воинских должностях, в том числе на юридических с 1998 года, а перед увольнением с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями – в должности помощника командующего армией по правовой работе – начальника юридической службы 11 армии ВВС и ПВО (с 2003 года). В ходе прохождения, как военной, так и гражданской служб, он всегда имел допуск к сведениям, составляющим государственную тайну, в том числе по 1 и 2 формам. Несмотря на то, что его близкие родственники (мать и две сестры) постоянно с 1969 года проживали на территории <адрес> (<адрес>). 19.04.2019 он был ознакомлен руководством ФГКУ «ВРУПО Минобороны России» с письмом службы защиты государственной тайны штаба Восточного военного округа о необходимости переоформления его допуска к сведениям, составляющим государственную тайну. 07.06.2019 он узнал, что по результатам проверочных мероприятий, проведенных Управлением ФСБ России по Восточному военному округу, принято решением о нецелесообразности оформления ему допуска по второй форме, в связи с постоянным проживанием близких родственников за границей. Согласно требованиям нормативных правовых актов переоформлять ему допуск к сведениям, составляющим государственную тайну, не было необходимости. Что касается доводов ответчиков об изменении политической ситуации в отношениях с Украиной с 2014 года, а также о возможности влияния силовых структур иностранного государства на его родственников, то ни Закон, ни Инструкция № 63 не предусматривают таких оснований для отказа в допуске к сведениям, составляющим государственную тайну. Считает, что вышеуказанными действиями должностных лиц Управления ФСБ России по Восточному военному округу и службы защиты государственной тайны штаба Восточного военного округа, связанными с выдачей заключения о нецелесообразности оформления ему допуска к сведениям составляющим государственную тайну по форме 2, а также начальника ФГКУ «ВРУПО Минобороны России», принявшего решение о невозможности оформления ему допуска к сведениям, составляющим государственную тайну по второй форме, и, соответственно, об отказе в приеме на работу, нарушены его права на труд, предусмотренные ст. 37 Конституции Российской Федерации, - он лишен возможности свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию. В целях восстановления своих нарушенных прав он 22.06.2019 письменно обратился в вышестоящую для Управления ФСБ России по Восточному военному округу организацию – Департамент военной контрразведки ФСБ России (г. Москва). Его обращение по существу рассмотрено не было и со ссылкой на ч. 3 ст. 8 Федерального закона от 02.05.2006 № 59-ФЗ направлено по компетенции в Управление ФСБ России по Восточному военному округу. Затем, по тем же основаниям его обращение было направлено в военную прокуратуру Восточного военного округа. Ответ им получен 30.08.2019 из военной прокуратуры Восточного военного округа. Из данного ответа следует, что в деятельности должностных лиц органов федеральной безопасности и воинских должностных лиц нарушения отсутствуют.

Просит признать действия начальника ФГКУ «Восточное региональное управление правового обеспечения» Министерства обороны России, связанные с принятием решения о невозможности оформления Кучерову К.А. допуска к сведениям, составляющим государственную тайну по второй форме, и на этом основании об отказе в трудоустройстве, незаконными; признать действия должностных лиц Управления ФСБ России по Восточному военному округу и службы защиты государственной тайны штаба Восточного военного округа, связанные с выдачей заключения о нецелесообразности оформления Кучерову К.А. допуска к сведениям, составляющим государственную тайну по форме 2, незаконными; обязать начальника ФГКУ «Восточное региональное управление правового обеспечения» Министерства обороны России заключить с Кучеровым К.А. трудовой договор и издать соответствующий приказ о приеме Кучерова К.А. на работу с 15.04.2019 на должность начальника отдела (правовой экспертизы правовых актов, правового обеспечения военного округа) ФГКУ «Восточное региональное управление правового обеспечения» Министерства обороны России, выплатить средний заработок за все время вынужденного прогула, денежную компенсацию морального вреда, причиненного незаконными действиями в размере 200 000 рублей, взыскать с ответчиков 450 рублей, уплаченных Кучеровым К.А. в качестве государственной пошлины за подачу административного искового заявления и апелляционной жалобы.

Не согласившись с заявленными требованиями представителем ФКУ «ОСК ВВО» поданы возражения, согласно которых указано, что согласно ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки или со дня предоставления работнику в связи с его увольнением сведений о трудовой деятельности (ст. 66.1 настоящего Кодекса) у работодателя по последнему месту работы. При пропуске по уважительным причинам сроков, установленных частями 1, 2, 3 настоящей статьи, они могут быть восстановлены судом. С требованиями: «о понуждении начальника ФГКУ «Восточное региональное управление правового обеспечения» Министерства обороны России заключить с Кучеровым К.А. трудовой договор и издать соответствующий приказ о приеме Кучерова К.А. на работу с 15.04.2019 на должность начальника отдела (правовой экспертизы правовых актов, правового обеспечения военного округа) ФГКУ «Восточное региональное управление правового обеспечения» Министерства обороны России, выплатить средний заработок за все время вынужденного прогула, денежную компенсацию морального вреда, причиненного незаконными действиями в размере 200 000 рублей» Кучеров К.А. обратился только 31.01.2020, то есть за пределами установленного законодательством трехмесячного срока, когда истцу стало известно о нарушении его прав. Сведений об уважительности пропуска срока истцом не представлено. В соответствии с п. 6 ст. 162 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при установлении факта пропуска без уважительных причин срока исковой давности или срока обращения в суд судья принимает решение об отказе в иске без исследования иных фактических обстоятельств по делу. Просят суд применить последствия пропуска срока исковой давности и отказать в удовлетворении указанных требований на данном основании.

Также указали, что в силу ст. 21 Закона Российской Федерации от 22.07.1993 № 5485 «О государственной тайне» допуск Кучерова К.А. к государственной тайне предусматривал принятие решения о допуске начальником ФГКУ «ВРУПО Минобороны России». Приказом Министра обороны России от 27.10.2010 № 1313 в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 06.02.2010 № 63 утверждена «Инструкция о порядке допуска к государственной тайне военнослужащих, лиц гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации и граждан Российской Федерации, пребывающих в запасе и поступающих на военную службу по контракту либо подлежащих призыву на военную службу (в том числе по мобилизации), на военные сбора, а также граждан Российской Федерации, не пребывающих в запасе и подлежащих призыву для прохождения военной службы, которым требуется допуск к государственной тайне для исполнения служебных обязанностей» (далее - Инструкция). В ОСК ВВО, а именно в службу ЗГТ, из ФГКУ «ВРУПО Минобороны России» поступили материалы для оформления допуска к государственной тайне на Кучерова К.А. в связи с рассмотрением вопроса о возможности его приема на работу на должность начальника отдела правовой экспертизы проектов правовых актов, правового обеспечения деятельности военного округа. В соответствии с требованиями п. 5 Инструкции, если по характеру выполняемых должностных (специальных) обязанностей, а также в ходе обучения в образовательных учреждениях профессионального образования предусматривается допуск к сведениям, составляющим государственную тайну, лица могут быть назначены на эти должности или допущены к обучению только после оформления им допуска к государственной тайне по соответствующей форме. Перечень должностей, при назначении на которые лицам оформляется допуск к государственной тайне, определяется номенклатурой должностей. Согласно утвержденной номенклатуре, должность начальника отдела правовой экспертизы проектов правовых актов, правового обеспечения деятельности военного округа подлежит оформлению на допуск к государственной тайне – совершенно секретно, так как предусматривает работу со сведениями, раскрывающими результаты выполнения органами военного управления (органами управления), войсками (силами) планов и мероприятий боевой подготовки (п. 102 Перечня сведений ВС РФ, подлежащий засекречиванию, утвержденного приказом Министра обороны Российской Федерации 2018 года № 080). В рамках выполнения п. 32, 62 Инструкции службы ЗГТ проанализировала материалы в отношении Кучерова К.А. Установлено, что Кучеров К.А. имеет допуск к сведениям, составляющим государственную тайну, по 2 форме (№ от 25.01.2011), который был ему оформлен по прежнему месту работы, при этом в п. 11 учетной карточки (форма № 1) были отражены сведения о проживании его близких родственников за границей. Указанные обстоятельства согласно п. 10 Инструкции могут являться основанием для отказа лицу в допуске к государственной тайне, в связи с чем, в силу п. 59 Инструкции ранее оформленный Кучерову К.А. допуск к государственной тайне в обязательном порядке подлежал переоформлению (с проведением органами безопасности проверочных мероприятий). Из представленной автобиографии и анкеты следовало, что близкие родственники Кучерова К.А. – мать ФИО2., сестры ФИО3 и ФИО4 постоянно проживают за границей, в <адрес>. В соответствии с п.п. 31-35 Инструкции, документы Кучерова К.А. службой ЗГТ ВВО были направлены в орган безопасности. По результатам проверочных мероприятий УФСБ РФ по ВВО уведомило о нецелесообразности оформления допуска к государственной тайне Кучерову К.А. по причине проживания близких родственников за границей. О данном факте служба ЗГТ проинформировала ФГКУ «ВРУПО Минобороны России» исх. № от 05.06.2019. Принимая во внимание сложную военно-политическую обстановку и возможные последствия от разглашения сведений, составляющий государственную тайну, которые могли стать известными Кучерову К.А. в ходе согласования им секретных и совершенно секретных документов, решение об отказе Кучерову К.А. в допуске к сведениям, составляющим государственную тайну, принятое начальником ФГКУ «ВРУПО Минобороны России», по мнению ОСК ВВО, является законным и обоснованным. Не соответствующим нормам действующего законодательства является довод Кучерова К.А. о неправомерности применения Инструкции о порядке допуска к государственной тайне военнослужащих, лиц гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации и граждан Российской Федерации, пребывающих в запасе и поступающих на военную службу по контракту либо подлежащих призыву на военную службу (в том числе по мобилизации), на военные сборы, а также граждан Российской Федерации, не пребывающих в запасе и подлежащих призыву для прохождения военной службы, которым требуется допуск к государственной тайне для исполнения служебных обязанностей, утвержденной приказом Министра обороны Российской Федерации от 27.10.2010 № 1313, поскольку сам Кучеров К.А. не относится ни к одной из категорий лиц, на которые распространяется действие указанной Инструкции, а начальник ФГКУ «ВРУПО Минобороны России» не входит в перечень лиц, принимающих решение о допуске к государственной тайне. Кучеров К.А. планировал трудоустройство в ФГКУ «ВРУПО Минобороны России» на должность начальника отдела правовой экспертизы проектов правовых актов, правового обеспечения деятельности военного округа. В силу ст. 11 Федерального закона от 31.05.1996 № 61-ФЗ «Об обороне», Вооруженные Силы Российской Федерации состоят из центральных органов военного управления, объединений, соединений, воинских частей и организаций, которые входят в виды и рода войск Вооруженных Сил Российской Федерации и в войска, не входящие в виды и рода войск Вооруженных Сил Российской Федерации. В соответствии со ст. 12 Федерального закона от 31.05.1996 № 61-ФЗ «Об обороне», личный состав Вооруженных Сил Российской Федерации включает военнослужащих и лиц гражданского персонала (федеральных государственных гражданских служащих и работников) Вооруженных Сил Российской Федерации. Комплектование Вооруженных Сил Российской Федерации осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации военнослужащими, федеральными государственными гражданскими служащими, работниками. Управление создано на основании приказа Министра обороны Российской Федерации от 19.08.2010 № 1114. Штат Управления состоит из работников. Руководство Управлением осуществляет начальник. Таким образом, на работников ФГКУ «ВРУПО Минобороны России» распространяется действие Инструкции, так как они являются гражданским персоналом Вооруженных Сил Российской Федерации. В силу п. 12 Инструкции оформление допуска к государственной тайне лицу, планируемому для прохождения военной службы (работы) в другой воинской части (организации), на должности, предусматривающей его доступ к государственной тайне, и не имеющему допуска по соответствующей форме, осуществляется в воинской части (организации), в которой данное лицо будет проходить военную службу (работать). Принимая во внимание изложенное, именно начальник Управления принимает решение о допуске к государственной тайне. Таким образом, ФГКУ «ВРУПО Минобороны России», Управление ФСБ России по ВВО, ФКУ «ОСК ВВО» действовали в пределах полномочий и в соответствии с требованиями Закона Российской Федерации от 22.07.1993 № 5485 «О государственной тайне», Постановления Правительства Российской Федерации от 06.02.2010 № 63, приказа Министра обороны Российской Федерации от 27.10.2010 № 1313, трудовых прав истца не нарушали, в связи с чем, требования Кучерова К.А. о признании незаконными действий ответчиков: связанных с выдачей заключения о нецелесообразности оформления допуска к сведениям, составляющим государственную тайну, по второй форме; связанных с принятием решения о невозможности оформления ему допуска к сведениям, составляющим государственную тайну, по второй форме, не подлежат удовлетворению.

Не согласившись с заявленными требованиями представителем ФКУ «ВРУПО Минобороны России» поданы возражения, согласно которых, согласно ст.392 Трудового кодекса Российской Федерации работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки или со дня предоставления работнику в связи с его увольнением сведений о трудовой деятельности (статья 66.1 настоящего Кодекса) у работодателя по последнему месту работы. При пропуске по уважительным причинам сроков, установленных частями первой, второй и третьей настоящей статьи, они могут быть восстановлены судом. С требованиями: «о понуждении начальника ФГКУ «ВРУПО Минобороны России» заключить с ним трудовой договор и издать соответствующий приказ о приеме на работу с 15 апреля 2019 г. на должность начальника отдела (правовой экспертизы правовых актов, правового обеспечения военного округа) ФГКУ «ВРУПО Минобороны России»; о взыскании с ФГКУ «ВРУПО Минобороны России» среднего заработка за время вынужденного прогула; о взыскании с ФГКУ «ВРУПО Минобороны России» компенсации морального вреда в размере 200 000 рублей» Кучеров К.А. обратился только 31 января 2020 г., то есть за пределами установленного законодательством трехмесячного срока, когда истцу стало известно о нарушении его прав. Сведений об уважительности пропуска срока истцом не представлено. В соответствии с п.6 ст.162 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при установлении факта пропуска без уважительных причин срока исковой давности или срока обращения в суд судья принимает решение об отказе в иске без исследования иных фактических обстоятельств по делу. Просят суд применить последствия пропуска срока исковой давности и отказать в удовлетворении указанных требований на данном основании.

Исходя из содержания ст. 8, ч. 1 ст. 34, частей 1 и 2 ст. 35 Конституции Российской Федерации и абз. 2 ч. 1 ст. 22 Трудового кодекса Российской Федерации работодатель в целях эффективной экономической деятельности и рационального управления имуществом самостоятельно, под свою ответственность принимает необходимые кадровые решения (подбор, расстановка, увольнение персонала), и заключение трудового договора с конкретным лицом, ищущим работу, является правом, а не обязанностью работодателя - Трудовой кодекс Российской Федерации не содержит норм, обязывающих работодателя заполнять вакантные должности или работы немедленно по мере их возникновения. Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» разъяснено, что при рассмотрении споров, связанных с отказом в приеме на работу, необходимо проверить, делалось ли работодателем предложение об имеющихся у него вакансиях (например, сообщение о вакансиях передано в органы службы занятости, помещено в газете, объявлено по радио, оглашено во время выступлений перед выпускниками учебных заведений, размещено на доске объявлений), велись ли переговоры о приеме на работу с данным лицом и по каким основаниям ему было отказано в заключении трудового договора. При этом необходимо учитывать, что запрещается отказывать в заключении трудового договора по обстоятельствам, носящим дискриминационный характер, в том числе женщинам по мотивам, связанным с беременностью или наличием детей (ч. ч. 2 и 3 ст. 64 Кодекса); работникам, приглашенным в письменной форме на работу в порядке перевода от другого работодателя, в течение одного месяца со дня увольнения с прежнего места работы (ч. 4 ст. 64 Кодекса). Если судом будет установлено, что работодатель отказал в приеме на работу по обстоятельствам, связанным с деловыми качествами данного работника, такой отказ является обоснованным. Под деловыми качествами работника следует, в частности, понимать способности физического лица выполнять определенную трудовую функцию с учетом имеющихся у него профессионально-квалификационных качеств (например, наличие определенной профессии, специальности, квалификации), личностных качеств работника (например, состояние здоровья, наличие определенного уровня образования, опыт работы по данной специальности, в данной отрасли). Кроме того, работодатель вправе предъявить к лицу, претендующему на вакантную должность или работу, и иные требования, обязательные для заключения трудового договора в силу прямого предписания федерального закона, либо которые необходимы в дополнение к типовым или типичным профессионально-квалификационным требованиям в силу специфики той или иной работы (например, владение одним или несколькими иностранными языками, способность работать на компьютере). Кучеров К.А. обратился в Управление в целях трудоустройства на должность начальника отдела правовой экспертизы проектов правовых актов, правового обеспечения деятельности военного округа. При этом Управлением нигде не размещались сведения о данной вакансии, приглашений в адрес Кучерова К.А. не направлялось. Согласно утвержденной номенклатуре должностей Управления, должность начальника отдела правовой экспертизы проектов правовых актов, правового обеспечения деятельности военного округа подлежит оформлению на допуск к государственной тайне - совершенно секретно, так как предусматривает работу со сведениями, раскрывающими результаты выполнения органами военного управления (органами управления), войсками (силами), планов и мероприятий боевой подготовки (п.102 Перечня сведений ВС РФ, подлежащий засекречиванию, утвержденного приказом Министра обороны Российской Федерации 2018 г. № 080). Согласно п.6 Инструкции «О порядке допуска должностных лиц и граждан Российской Федерации к государственной тайне», утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 6 февраля 2010 г. № 63, если по характеру выполняемых должностных (специальных, функциональных) обязанностей предусматривается доступ к сведениям, составляющим государственную тайну, граждане могут быть назначены на эти должности только после оформления допуска к государственной тайне по соответствующей форме. В своем заявлении от 10 апреля 2019 г. Кучеров К.А. сообщил, что имеет допуск к сведениям, составляющим государственную тайну, по 2 форме (№ от 25 января 2011 г.), который был ему оформлен по прежнему месту работы. Вместе с тем, в силу ст.21 Закона Российской Федерации от 22 июля 1993 г. № 5485 «О государственной тайне» допуск Кучерова К.А. к государственной тайне предусматривал принятие решения начальником Управления. Приказом Министра обороны Российской Федерации от 27 октября 2010 г. № 1313 в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 6 февраля 2010 г. № 63 утверждена «Инструкция о порядке допуска к государственной тайне военнослужащих, лиц гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации и граждан Российской Федерации, пребывающих в запасе и поступающих на военную службу по контракту либо подлежащих призыву на военную службу (в том числе по мобилизации), на военные сборы, а также граждан Российской Федерации, не пребывающих в запасе и подлежащих призыву для прохождения военной службы, которым требуется допуск к государственной тайне для исполнения служебных обязанностей» (далее - Инструкция). Согласно п.30 Инструкции для оформления допуска к государственной тайне Кучеровым К.А. представлены автобиография и анкета, из которых следует, что его близкие родственники - мать ФИО2., сестры ФИО3 и ФИО4 постоянно проживают за границей, в <адрес>. Указанные обстоятельства согласно п.10 Инструкции могут являться основанием для отказа лицу в допуске к государственной тайне, в связи с чем, в силу п.59 Инструкции ранее оформленный допуск к государственной тайне в обязательном порядке подлежит переоформлению (с проведением органами безопасности проверочных мероприятий). Согласно ст.21 Закона Российской Федерации от 22 июля 1993 г. № 5485 «О государственной тайне» целью проведения проверочных мероприятий является выявление оснований, предусмотренных статьей 22 настоящего Закона. В силу вышеуказанной статьи 22 основаниями для отказа должностному лицу или гражданину в допуске к государственной тайне может являться, в том числе, постоянное проживание его самого и (или) его близких родственников за границей. Согласно п.59 Инструкции переоформление допуска к государственной тайне по первой, второй и третьей (с проведением органами безопасности проверочных мероприятий) формам независимо от срока действия производится, в том числе, в случае возникновения обстоятельств, влияющих в соответствии с пунктом 10 настоящей Инструкции на принятие решения о допуске к государственной тайне. На основании изложенного и в соответствии с п.35 Инструкции, документы Кучерова К.А. службой ЗГТ ВВО были направлены в орган безопасности. По результатам проверочных мероприятий УФСБ РФ по ВВО уведомило о наличии обстоятельств, которые являются основанием для отказа Кучерову К.А. в допуске к государственной тайне и нецелесообразности оформления допуска. Указанные обстоятельства послужили основанием для принятия начальником Управления решения об отказе Кучерову К.А. в оформлении допуска и, как следствие, в приеме на работу. При этом следует отметить, что деловые качества истца для принятия решения о приеме на работу работодателем не изучались. В своем иске Кучеров К.А. указывает, что «19 апреля 2019 г. был ознакомлен руководством ФГКУ «ВРУПО Минобороны России» с письмом службы защиты государственной тайны штаба Восточного военного округа о необходимости переоформления допуска к сведениям, составляющим государственную тайну». Истец добровольно предоставил в Управление комплект необходимых для переоформления допуска документов, каких-либо возражений не заявил, действий по обжалованию не принял. Как лицо, имевшее допуск к государственной тайне, Кучеров К.А. обязан знать требования законодательства о государственной тайне, в том числе, предусмотренные основания для отказа должностному лицу или гражданину в допуске к государственной тайне. По мнению Управления, доводы Кучерова К.А. носят субъективный характер, и не свидетельствуют о нарушении его трудовых прав. Согласно п.18 Инструкции «О порядке допуска должностных лиц и граждан Российской Федерации к государственной тайне», утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 6 февраля 2010 г. № 63 персональную ответственность за подбор граждан, допускаемых к государственной тайне, несут руководители организаций. В обязанности начальника отдела правовой экспертизы проектов правовых актов, правового обеспечения деятельности военного округа входит проведение правовой экспертизы секретных, совершенно секретных документов. Согласно п. 3 Правил отнесения сведений, составляющих государственную тайну, к различным степеням секретности, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 4 сентября 1995 г. № 870 к совершенно секретным сведениям следует относить сведения в области военной, внешнеполитической, экономической, научно-технической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб интересам министерства (ведомства) или отрасли экономики Российской Федерации в одной или нескольких из перечисленных областей. Учитывая факт проживания близких родственников Кучерова К.А. на территории иностранного государства, характер и степень секретности документов, к которым Кучеров К.А. будет допущен после назначения на должность, вывод органа безопасности по результатам проверочных мероприятий, решение начальника Управления носит объективный характер. Не соответствующим нормам действующего законодательства является довод Кучерова К.А. о неправомерности применения Инструкции о порядке допуска к государственной тайне военнослужащих, лиц гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации и граждан Российской Федерации, пребывающих в запасе и поступающих на военную службу по контракту либо подлежащих призыву на военную службу (в том числе по мобилизации), на военные сборы, а также граждан Российской Федерации, не пребывающих в запасе и подлежащих призыву для прохождения военной службы, которым требуется допуск к государственной тайне для исполнения служебных обязанностей, утвержденной приказом Министра обороны Российской Федерации от 27 октября 2010 г. № 1313 (далее - Инструкция), поскольку сам Кучеров К.А. не относится ни к одной из категорий лиц, на которые распространяется действие указанной Инструкции. Кучеров К.А. планировал трудоустройство в Управлении на должность начальника отдела правовой экспертизы проектов правовых актов, правового обеспечения деятельности военного округа. В силу ст.11 Федерального закона от 31.05.1996 № 61-ФЗ «Об обороне» Вооруженные Силы Российской Федерации состоят из центральных органов военного управления, объединений, соединений, воинских частей и организаций, которые входят в виды и рода войск Вооруженных Сил Российской Федерации и в войска, не входящие в виды и рода войск Вооруженных Сил Российской Федерации. В соответствии со ст.12 Федерального закона от 31.05.1996 № 61-ФЗ «Об обороне» личный состав Вооруженных Сил Российской Федерации включает военнослужащих и лиц гражданского персонала (федеральных государственных гражданских служащих и работников) Вооруженных Сил Российской Федерации. Комплектование Вооруженных Сил Российской Федерации осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации военнослужащими, федеральными государственными гражданскими служащими, работниками. Управление создано на основании приказа Министра обороны Российской Федерации от 19 августа 2010 г. № 1114. Штат Управления состоит из работников. Руководство Управлением осуществляет начальник. Таким образом, на работников Управления распространяется действие Инструкции, так как они являются гражданским персоналом Вооруженных Сил Российской Федерации. В силу п.12 Инструкции оформление допуска к государственной тайне лицу, планируемому для прохождения военной службы (работы) в другой воинской части (организации), на должности, предусматривающей его доступ к государственной тайне, и не имеющему допуска по соответствующей форме, осуществляется в воинской части (организации), в которой данное лицо будет проходить военную службу (работать). Принимая во внимание изложенное, именно начальник Управления принимает решение о допуске к государственной тайне. Таким образом, ФГКУ «ВРУПО Минобороны России, Управление ФСБ России по ВВО, ФКУ «Объединенное стратегическое командование Восточного военного округа» действовали в пределах полномочий и в соответствии с требованиями Закона Российской Федерации от 22 июля 1993 г. № 5485 «О государственной тайне», Постановления Правительства Российской Федерации от 6 февраля 2010 г. № 63, приказа Министра обороны Российской Федерации от 27 октября 2010 г. № 1313, требования Кучерова К.А. о признании незаконными действий ответчиков: связанных с выдачей заключения о нецелесообразности оформления допуска к сведениям, составляющим государственную тайну, по второй форме; связанных с принятием решения о невозможности оформления ему допуска к сведениям, составляющим государственную тайну, по второй форме, не подлежат удовлетворению. Поскольку действующее законодательство не содержит норм, обязывающих работодателя заполнять вакантные должности или работы немедленно по мере их возникновения, а также того, что отказ в заключении трудового договора не связан с обстоятельствами, носящими дискриминационный характер, требования о признании незаконным отказа в трудоустройстве удовлетворению не подлежат. Кроме того, трудовым законодательством не предусмотрено такого способа защиты прав лица, желающего заключить трудовой договор, с конкретным работодателем, как возложение на данного работодателя обязанности заключить соответствующий трудовой договор. Требования о взыскании с ФГКУ «ВРУПО Минобороны России» среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда в размере 200 000 рублей, неразрывно связаны с основным требованием о признании незаконным отказа в трудоустройстве. Таким образом, поскольку данное требование не подлежит удовлетворению, также не подлежат удовлетворению и производные требования. Вместе с тем, Трудовой кодекс Российской Федерации не содержит оснований для оплаты среднего заработка за вынужденный прогул в связи с отказом в трудоустройстве. Ст.234 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что работодатель обязан возместить работнику не полученный им заработок во всех случаях незаконного лишения его возможности трудиться. Такая обязанность, в частности, наступает, если заработок не получен в результате: незаконного отстранения работника от работы, его увольнения или перевода на другую работу; отказа работодателя от исполнения или несвоевременного исполнения решения органа по рассмотрению трудовых споров или государственного правового инспектора труда о восстановлении работника на прежней работе; задержки работодателем выдачи работнику трудовой книжки, предоставления сведений о трудовой деятельности (статья 66.1 настоящего Кодекса), внесения в трудовую книжку, в сведения о трудовой деятельности неправильной или не соответствующей законодательству формулировки причины увольнения работника. Доказательств, обосновывающих заявленную сумму компенсации морального вреда, а также самого факта понесенных нравственных страданий, истцом не представлено.

В судебном заседании истец заявленные исковые требования поддержал, повторив доводы иска. На заявления ответчиков о пропуске им срока, установленного ст. 392 ТК России указал, что изначально он обратился в суд с административным иском о признании незаконным отказа в допуске к сведениям, составляющим государственную тайну, а затем планировал обратится с иском о принятии на работу. Требования о компенсации морального вреда обосновал тем, что уволился с прежнего места работы с целью трудоустройства на должность начальника отдела (правовой экспертизы правовых актов, правового обеспечения военного округа) федерального государственного казенного учреждения «Восточное региональное управление правового обеспечения» Министерства обороны Российской Федерации, однако принят на нее не был по причине отказа в допуске к сведениям, составляющим государственную тайну. При этом в его возрасте трудоустроиться на должность государственной службы является уже проблематичным, в связи, с чем он остался без работы.

В судебном заседании представитель ответчика Управления Федеральной службы безопасности России по Восточному военному округу иск не признал, поддержав доводы в представленных письменных возражениях, в которых указал, что Инструкцией о порядке допуска должностных лиц и граждан Российской Федерации к государственной тайне, утвержденной постановлением Правительства РФ от 6 февраля 2010 г. № 63определены Формы учетной документации. Так, формой 1 определена карточка допуска граждан к сведениям, составляющим государственную тайну. В разделе 10 карточки (форма 1) подлежат отражению сведения, в частности, о наличии оснований для отказа в допуске к гостайне. В соответствии с подпунктом «в» пункта 12 Инструкции о порядке допуска к гостайне от 06.02.2010 № 63 основанием для отказа гражданину в допуске к государственной тайне является постоянное проживание его самого и (или) его близких родственников за границей. При трудоустройстве Кучеров К.А. в анкете указал о том, что его близкие родственники проживают за границей, следовательно, данные сведения подлежали отражению в разделе 10 карточки (форма 1). На основании пункта 64 Инструкции о порядке допуска к гостайне от 06.02.2010 № 63 режимно-секретное подразделение (Служба ЗГТ ВВО), получив карточку (форма 1) с прежнего места работы гражданина, определяет необходимость переоформления ему допуска к государственной тайне и докладывает об этом руководителю организации. Согласно подпункту «и» пункта 61 Инструкции о порядке допуска к гостайне от 06.02.2010 № 63 переоформление допуска к государственной тайне по первой, второй и третьей (с проведением органами безопасности проверочных мероприятий) формам независимо от срока действия производится в случае приема на работу (службу) гражданина, у которого в карточке (форма 1) в позиции 10 имеется отметка о наличии оснований для отказа в допуске к государственной тайне. Поскольку в разделе 10 карточки (форма 1) Кучерова К.А. подлежали отражению сведения о наличии оснований для отказа в допуске к государственной тайне, а именно о проживании его близких родственников за границей, то в этом случае при приеме на работу в ВРУПО Минобороны России на основании пункта 61 Инструкции о порядке допуска к гостайне от 06.02.2010 № 63 имеющейся допуск Кучерова К.А. подлежал переоформлению с обязательным проведением органами безопасности проверочных мероприятий. Таким образом, режимно-секретное подразделение (Служба ЗГТ ВВО) при поступлении карточки (форма 1) гражданина Кучерова К.А. правомерно исходила из необходимости переоформления допуска к гостайне, а руководитель ВРУПО Минобороны России обоснованно принял решение о переоформлении имеющегося у Кучерова К.А. допуска к гостайне. Решение о необходимости проведения процедуры переоформления Истцу допуска к гостайне также обусловлено тем, что Истец не относился к перечисленным в пункте 63 Инструкции о порядке допуска к гостайне от 06.02.2010 № 63 лицам, которым допуск не переоформляется. Как следует из искового заявления, Кучеров К.А. не оспаривает действия должностных лиц УФСБ России по Восточному военному округу в части проведенных проверочных мероприятий, однако он не согласен с выдачей органами безопасности «заключения о нецелесообразности оформления допуска». Стоит заметить на используемые Кучеровым К.А. формулировки - «заключения о нецелесообразности оформления допуска». Законодательство Российской Федерации не содержит подобных терминов, а в полномочиях органов безопасности не предусмотрено выдача по результатам проверочных мероприятий каких-либо заключений, в частности, «выдачи заключения о нецелесообразности оформления допуска к гостайне». Вероятнее всего, Кучеров К.А. под «выдачей заключения о нецелесообразности оформления допуска к гостайне» подразумевает направленное 1 отделом Управления в адрес руководителя ВРУПО Минобороны России письмо о результатах проверочных мероприятий. Данное письмо носило уведомительный характер, т.е. направлено было на информирование руководителя ВРУПО Минобороны России для учета при принятии решения о допуске гражданина Кучерова К.А. к гостайне. Согласно статье 21 Закона Российской Федерации «О государственной тайне» целью проведения проверочных мероприятий является выявление оснований, предусмотренных статьей 22 настоящего Закона. Указав в письме об основаниях для отказа в допуске к гостайне, а именно о проживании близких родственников за границей, т.е. о наличии оснований для отказа в допуске к гостайне, должностные лица 1 отдела действовали в пределах представленных полномочий и права гражданина Кучерова К.А. не нарушали. Правомерность действий должностных лиц 1 отдела УФСБ России по Восточному военному округу подтверждается, в частности, проведенной прокурорской проверкой, по результатам которой органы военной прокуратуры пришли к выводу об отсутствии в действиях нарушений законодательства. Как следует из справки 1 отдела УФСБ России по Восточному военному округу от 11.03.2020 № , Кучеров К.А. в анкетных данных не представил информацию о выезде за пределы Российской Федерации в 2013 году в Р.Абхазию, т.е. сообщил заведомо ложные анкетные данные. Из статьи 22 Закона РФ «О государственной тайне» следует, что сообщение заведомо ложных анкетных данных является основанием для отказа гражданину в допуске к государственной тайне. При таких обстоятельствах полагает, что у должностных лиц при трудоустройстве во ВРУПО Минобороны России имелись дополнительные основания для отказа в гражданину Кучерову К.А. в допуске к государственной тайне.

В судебном заседании представители ответчика ФКУ «Объединенное стратегическое командование Восточного военного округа» иск не признали по доводам, изложенным в письменных возражениях.

В судебном заседании представитель ответчика ФГКУ «Восточное региональное управление правового обеспечения» Министерства обороны России» иск не признала, повторив доводы письменных возражений на иск.

На основании всех исследованных по делу доказательств: пояснений участников процесса, письменных доказательств, имеющихся в материалах дела, судом установлены следующие обстоятельства.

10.04.2019 истец подал заявление на замещение вакантной должности начальника отдела правовой экспертизы проектов правовых актов командующего ВВО, к которому приложил справку о наличии у него допуска к сведениям, составляющим государственную тайну по второй форме, от 25 января 2011 г. № .

19 апреля 2019 г. истец был ознакомлен руководством ФГКУ «ВРУПО Минобороны России» с письмом службы защиты государственной тайны штаба Восточного военного округа о необходимости переоформления допуска к сведениям, составляющим государственную тайну.

07.05.2019 в СЗГТ был направлен пакет документов на оформление истцу допуска к государственной тайне по форме 2.

28.05.2019 УФСБ России по ВВО в адрес врио начальника службы – помощнику начальника штаба ВВО по защите государственной тайны был дан ответ по поступившим материалам для оформления допуска к государственной тайне в отношении Кучерова К.А. В соответствии с ответом предоставление допуска полагается нецелесообразным.

05.06.2019 врио начальника службы – помощнику начальника штаба ВВО по защите государственной тайны в адрес начальника ФГКУ ВРУПО Минобороны России было сообщено, что орган безопасности полагает предоставление допуска Кучерову К.А. к государственной тайне нецелесообразным.

06.06.2019 начальником ФГКУ «ВРУПО Минобороны России» Кучерову К.А. дан ответ об отказе в приеме на вакантную должность в связи с отказом в оформлении допуска к государственной тайне.

Не согласившись с указанным решением 20.06.2019 истец подал обращение вышестоящему должностному лицу – в Департамент военной контрразведки ФСБ России.

01.07.2019 обращение Кучерова К.А. от 20.06.2019 было перенаправлено по компетенции.

27.08.2019 Военной прокуратурой ВВО истцу дан ответ № о разрешении его обращения по существу. В соответствии с данным ответом нарушений в деятельности воинских должностных лиц и должностных лиц органов федеральной безопасности не усмотрено.

В соответствии со статьей 2 Федерального закона от 21.07.1993 г. № 5485-1 ФЗ "О государственной тайне" государственная тайна - защищаемые государством сведения в области его военной, внешнеполитической, экономической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб безопасности Российской Федерации.

Перечень сведений, составляющих государственную тайну, в том числе сведений, раскрывающих результаты выполнения органами военного управления (органами управления), войсками (силами), планов и мероприятий боевой подготовки, предусмотрен ст. 5 вышеуказанного Закона.

Статья 9 Федерального закона от 21.07.1993 г. № 5485-1 ФЗ "О государственной тайне" закрепляет порядок отнесения сведений к государственной тайне. Отнесение сведений к государственной тайне осуществляется в соответствии с Перечнем сведений, составляющих государственную тайну, определяемым настоящим Законом, руководителями органов государственной власти в соответствии с Перечнем должностных лиц, наделенных полномочиями по отнесению сведений к государственной тайне, утверждаемым Президентом Российской Федерации.

Согласно п. 3 Правил отнесения сведений, составляющих государственную тайну, к различным степеням секретности, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 4 сентября 1995 г. № 870 к совершенно секретным сведениям следует относить сведения в области военной, внешнеполитической, экономической, научно-технической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб интересам министерства (ведомства) или отрасли экономики Российской Федерации в одной или нескольких из перечисленных областей.

Согласно утвержденной номенклатуре должностей ФГКУ «ВРУПО Минобороны России», должность начальника отдела правовой экспертизы проектов правовых актов, правового обеспечения деятельности военного округа, на которую претендовал Кучеров К.А., подлежит оформлению на допуск к государственной тайне - совершенно секретно, так как предусматривает работу со сведениями, раскрывающими результаты выполнения органами военного управления (органами управления), войсками (силами), планов и мероприятий боевой подготовки (п.102 Перечня сведений ВС РФ, подлежащий засекречиванию, утвержденного приказом Министра обороны Российской Федерации 2018 г. № 080).

Отношения, возникающие в связи с отнесением сведений к государственной тайне, их засекречиванием или рассекречиванием и защитой в интересах обеспечения безопасности Российской Федерации Закон РФ от 21.07.1993 № 5485-1 "О государственной тайне"

Частью 3 статьи 4 Закона РФ от 21.07.1993 № 5485-1 "О государственной тайне" предусмотрено, что Правительство Российской Федерации организует исполнение Закона Российской Федерации "О государственной тайне"; представляет на утверждение Президенту Российской Федерации Перечень должностных лиц органов государственной власти и организаций, наделяемых полномочиями по отнесению сведений к государственной тайне, Перечень должностей, при замещении которых лица считаются допущенными к государственной тайне, а также Перечень сведений, отнесенных к государственной тайне; устанавливает порядок разработки Перечня сведений, отнесенных к государственной тайне; организует разработку и выполнение государственных программ в области защиты государственной тайны.

Статьей 21 Закона РФ от 21.07.1993 № 5485-1 "О государственной тайне" регламентировано, что в отношении лиц, замещающих должности, предусмотренные Перечнем должностей, при замещении которых лица считаются допущенными к государственной тайне, проводятся мероприятия, предусмотренные в части третьей настоящей статьи. Объем проверочных мероприятий зависит от степени секретности сведений, к которым будет допускаться оформляемое лицо. Проверочные мероприятия осуществляются в соответствии с законодательством Российской Федерации. Целью проведения проверочных мероприятий является выявление оснований, предусмотренных статьей 22 настоящего Закона.

Частью 3 названной статьи установлено, что допуск должностных лиц и граждан к государственной тайне предусматривает: принятие на себя обязательств перед государством по нераспространению доверенных им сведений, составляющих государственную тайну; согласие на частичные, временные ограничения их прав в соответствии со статьей 24 настоящего Закона; письменное согласие на проведение в отношении их полномочными органами проверочных мероприятий; определение видов, размеров и порядка предоставления социальных гарантий, предусмотренных настоящим Законом; ознакомление с нормами законодательства Российской Федерации о государственной тайне, предусматривающими ответственность за его нарушение; принятие решения руководителем органа государственной власти, предприятия, учреждения или организации о допуске оформляемого лица к сведениям, составляющим государственную тайну.

Статья 22 Закона регламентирует основания для отказа должностному лицу или гражданину в допуске к государственной тайне, в том числе в качестве основания отказа установлено постоянное проживание его самого и (или) его близких родственников за границей и (или) оформление указанными лицами документов для выезда на постоянное жительство в другие государства. Решение об отказе должностному лицу или гражданину в допуске к государственной тайне принимается руководителем органа государственной власти, предприятия, учреждения или организации в индивидуальном порядке с учетом результатов проверочных мероприятий. Гражданин имеет право обжаловать это решение в вышестоящую организацию или в суд.

Пунктом 2 Инструкции о порядке допуска должностных лиц и граждан Российской Федерации к государственной тайне, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 6 февраля 2010 г. N 63 предусмотрено, что государственные органы, наделенные полномочиями по распоряжению сведениями, отнесенными к государственной тайне, а также Государственная корпорация по атомной энергии "Росатом" и Государственная корпорация по космической деятельности "Роскосмос" могут принимать с учетом специфики решаемых ими задач ведомственные инструкции, регламентирующие порядок допуска граждан к государственной тайне в этих государственных органах и указанных государственных корпорациях по согласованию с федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в области обеспечения безопасности, если иное не предусмотрено нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации.

Приказом Министра обороны Российской Федерации от 27 октября 2010 г. № 1313 в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 6 февраля 2010 г. № 63 утверждена «Инструкция о порядке допуска к государственной тайне военнослужащих, лиц гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации и граждан Российской Федерации, пребывающих в запасе и поступающих на военную службу по контракту либо подлежащих призыву на военную службу (в том числе по мобилизации), на военные сборы, а также граждан Российской Федерации, не пребывающих в запасе и подлежащих призыву для прохождения военной службы, которым требуется допуск к государственной тайне для исполнения служебных обязанностей» (далее - Инструкция).

В соответствии с требованиями п.5 Инструкции, если по характеру выполняемых должностных (специальных) обязанностей, а также в ходе обучения в образовательных учреждениях профессионального образования предусматривается доступ к сведениям, составляющим государственную тайну, лица могут быть назначены на эти должности или допущены к обучению только после оформления им допуска к государственной тайне по соответствующей форме.

Согласно п. 7 Инструкции, проверочные мероприятия, связанные с оформлением лицам допуска к государственной тайне, осуществляются органами безопасности по месту расположения воинских частей (организаций) или их территориально обособленных подразделений.

Пунктом 12 Инструкции предусмотрено, что оформление допуска к государственной тайне лицу, планируемому для прохождения военной службы (работы) в другой воинской части на должности, предусматривающей его доступ к государственной тайне, и не имеющему допуска по соответствующей форме, осуществляется в воинской части, в которой данное лицо будет проходить военную службу (работать). В этих целях кадровое подразделение (работник, ведущий кадровую работу) воинской части (организации), оформляющее документы к назначению на должность, направляет (заблаговременно) в адрес воинской части, в которую планируется назначение такого лица, документы, необходимые для оформления ему допуска к государственной тайне.

Оформление допуска к государственной тайне гражданам Российской Федерации, которым он требуется для исполнения служебных, должностных или трудовых обязанностей, осуществляется лицам, проходящим военную службу (работающим) в воинских частях, - по месту их военной службы (работы) (под. «а» п. 12 Инструкции).

Подпунктом «в» п.10 Инструкции указано также, что основанием для отказа лицу в допуске к государственной тайне могут являться постоянное проживание гражданина и (или) его близких родственников за границей и (или) оформление указанными гражданами документов для выезда на постоянное место жительства в другие государства.

При этом пунктом 2 Инструкции к близким родственникам отнесены жена (муж), отец, мать, дети, усыновители, усыновленные, полнородные и неполнородные (имеющие общих отца или мать) братья и сестры.

Пунктом 59 под. «г» Инструкции предусмотрено, что переоформление допуска к государственной тайне по первой, второй и третьей (с проведением органами безопасности проверочных мероприятий) формам независимо от срока действия производится в том числе, в случае возникновение обстоятельств, влияющих в соответствии с пунктом 10 настоящей Инструкции на принятие решения о допуске к государственной тайне.

Согласно п. 18 Инструкции о порядке допуска должностных лиц и граждан Российской Федерации к государственной тайне, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 6 февраля 2010 г. N 63, руководители организаций несут персональную ответственность за подбор граждан, допускаемых к государственной тайне.

Пир решении вопроса о приеме Кучерова К.А. на должность начальника отдела (правовой экспертизы правовых актов, правового обеспечения военного округа) ФГКУ «Восточное региональное управление правового обеспечения» Министерства обороны России, в ходе проверочных мероприятий было установлено, что он имеет допуск к сведениям, составляющим государственную тайну, по 2 форме (№ от 25 января 2011 г.), который был ему оформлен по прежнему месту работы, при этом в п. 11 учетной карточки (форма № 1) были отражены сведения о проживании его близких родственников за границей.

Указанные обстоятельства согласно п. 10 Инструкции могут являться основанием для отказа лицу в допуске к государственной тайне, в связи с чем, в силу п.59 Инструкции, утв. Приказом Министра обороны Российской Федерации от 27 октября 2010 г. № 1313, ранее оформленный Кучерову К.А. допуск к государственной тайне в обязательном порядке подлежал переоформлению (с проведением органами безопасности проверочных мероприятий).

Из представленной автобиографии и анкеты следовало, что близкие родственники Кучерова К.А. - мать ФИО2., сестры ФИО3 и ФИО4 постоянно проживают за границей, в <адрес>.

По результатам проверочных мероприятий УФСБ РФ по ВВО уведомило о нецелесообразности оформления допуска к государственной тайне Кучерову К.А. по причине проживания близких родственников за границей. О данном факте служба ЗГТ проинформировала начальника ФГКУ «ВРУПО Минобороны России» исх.№ от 5 июня 2019 г.

Учитывая факт проживания близких родственников Кучерова К.А. на территории иностранного государства, характер и степень секретности документов, к которым Кучеров К.А. будет допущен после назначения на должность, вывод органа безопасности по результатам проверочных мероприятий, решение начальника ФГКУ «ВРУПО Минобороны России» носит объективный характер.

Действия должностных лиц, связанные с переоформлением допуска, проведением проверочных мероприятий соответствуют вышеприведенным нормам действующего законодательства.

Принятие решения о допуске Кучерова К.А. к государственной тайне по 2 форме по прежнему месту работы не является основанием для оформления (переоформления) допуска иным должностным лицом, поскольку принятие решения и последующая ответственность за принятое решение находится в компетенции руководителя той организации, где работает или куда принимается на работу гражданин.

Согласно статье 64 Трудового кодекса России (ТК РФ), запрещается необоснованный отказ в заключении трудового договора. Какое бы то ни было прямое или косвенное ограничение прав или установление прямых или косвенных преимуществ при заключении трудового договора в зависимости от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, семейного, социального и должностного положения, возраста, места жительства (в том числе наличия или отсутствия регистрации по месту жительства или пребывания), отношения к религии, убеждений, принадлежности или непринадлежности к общественным объединениям или каким-либо социальным группам, а также других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работников, не допускается, за исключением случаев, в которых право или обязанность устанавливать такие ограничения или преимущества предусмотрены федеральными законами. Запрещается отказывать в заключении трудового договора женщинам по мотивам, связанным с беременностью или наличием детей. Запрещается отказывать в заключении трудового договора работникам, приглашенным в письменной форме на работу в порядке перевода от другого работодателя, в течение одного месяца со дня увольнения с прежнего места работы. По письменному требованию лица, которому отказано в заключении трудового договора, работодатель обязан сообщить причину отказа в письменной форме в срок не позднее чем в течение семи рабочих дней со дня предъявления такого требования. Отказ в заключении трудового договора может быть обжалован в суд.

Как указано в п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», прием на работу является правом, а не обязанностью работодателя.

Согласно статье 234 Трудового кодекса России, работодатель обязан возместить работнику не полученный им заработок во всех случаях незаконного лишения его возможности трудиться. Такая обязанность, в частности, наступает, если заработок не получен в результате: незаконного отстранения работника от работы, его увольнения или перевода на другую работу; отказа работодателя от исполнения или несвоевременного исполнения решения органа по рассмотрению трудовых споров или государственного правового инспектора труда о восстановлении работника на прежней работе; задержки работодателем выдачи работнику трудовой книжки, предоставления сведений о трудовой деятельности (статья 66.1 настоящего Кодекса), внесения в трудовую книжку, в сведения о трудовой деятельности неправильной или не соответствующей законодательству формулировки причины увольнения работника.

Статьей 237 ТК России, моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

В соответствии с частью 1 статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

При пропуске по уважительным причинам названных сроков они могут быть восстановлены судом (часть 3 статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации).

Разрешая ходатайство ответчиков о пропуске истцом срока на обращение в суд с требованиями о заключении трудового договора, выплате среднего заработка за время вынужденного прогула, взыскании компенсации морального вреда, суд учитывает, что требования о признании незаконными действий, связанных с принятием решения о невозможности оформления допуска к сведениям, составляющим государственную тайну, неразрывно связаны с вышеуказанными требованием, возникающими из трудовых правоотношений. При этом ответ об отказе в приеме на вакантную должность в связи с отказом в оформлении допуска к государственной тайне начальником ФГКУ «ВРУПО Минобороны России» дан Кучерову К.А. 06.06.2019, изначально административный иск истцом был подан 06.09.2019, т.е. в уставленный законом трехмесячный срок. Таким образом, срок на обращение в суд истцом не пропущен.

Вместе с тем, оснований для удовлетворения требований о заключении трудового договора суд не находит, поскольку он являлся обоснованным, в связи с отказом в предоставлении истцу допуска к сведениям составляющим государственную тайну, который являлся необходимым для замещения должности на которую он претендовал. Иных предусмотренных законом оснований для признания отказа в заключении трудового договора необоснованным либо незаконным не имеется.

Требования о взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда являются производными от вышеизложенных требований, и также не подлежат удовлетворению. При этом трудовые отношения у истца с ФГКУ ВРУПО не возникли, в связи с чем обязанности возмещения среднего заработка истцу у ФГКУ ВРУПО, в силу закона, не имеется.

С учетом положений ст. 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, при отсутствии оснований для удовлетворения заявленных исковых требований не подлежат взысканию в пользу истца понесённые им судебные расходы.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 194-199 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,

Р Е Ш И Л:

В удовлетворении исковых требований Кучерова Константина Альбертовича к Управлению Федеральной службы безопасности России по Восточному военному округу, ФКУ «Объединенное стратегическое командование Восточного военного округа», ФГКУ «Восточное региональное управление правового обеспечения» Министерства обороны России» о признании незаконными действий, связанных с принятием решения о невозможности оформления допуска к сведениям, составляющим государственную тайну, заключении трудового договора, выплате среднего заработка за время вынужденного прогула, взыскании компенсации морального вреда, судебных расходов – отказать.

Решение может быть обжаловано в Хабаровский краевой суд через Кировский районный суд г. Хабаровска в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме.

Решение в окончательной форме составлено 20 марта 2020 года.

Судья: /подпись/

Копия верна: Судья Якимова Л.В.

Решение не вступило в законную силу.

Решение подшито в деле № 2-154/2020, находится в Кировском районном суде г. Хабаровска.

Секретарь Кугук К.В.