ГРАЖДАНСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
ЗАКОНЫ КОММЕНТАРИИ СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
Гражданский кодекс часть 1
Гражданский кодекс часть 2

Решение № 2-734/19 от 06.06.2019 Рудничного районного суда г. Кемерова (Кемеровская область)

Дело №2-734/2019

УИД

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Российской Федерации

Рудничный районный суд г.Кемерово Кемеровской области

в составе председательствующего судьи Ивановой Е.В.

при секретаре Сумченко Т.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в городе Кемерово

06 июня 2019 года

гражданское дело по иску Солодянкина С.Н. к Государственному бюджетному учреждению здравоохранения Кемеровской области «Кемеровский областной клинический кардиологический диспансер имени академика Л.C. Барбараша», Федеральному государственному бюджетному научному учреждению «Научно-исследовательский институт комплексных проблем сердечно-сосудистых заболеваний» о защите прав потребителей, компенсации морального вреда,

У С Т А Н О В И Л:

Истец Солодянкин С.Н. обратился в суд с требованиями к ГБУЗ КО «КОККД им. акад. Л.C. Барбараша», НИИ КПССЗ с иском о защите прав потребителя, в котором просит: взыскать с ответчика ГБУЗ КО «КОККД им. академика Барбараша» 1000000 рублей в счет компенсации морального вреда и перенесенных нравственных страданий; взыскать с ответчика НИИ КПССЗ 1000000 рублей в счет компенсации морального вреда и перенесенных нравственных страданий; обязать ответчиков принять меры по восстановлению прав пациентов при оказании медицинской помощи и оказании медицинских услуг (л.д. 3-5).

Требования мотивирует тем, что является <данные изъяты>. И в связи с частыми приступами <данные изъяты> является постоянным пациентом ГБУЗ КО «КОККД им.академика Барбараша» и НИИ КПССЗ (г.Кемерово). Во время нахождения на лечении столкнулся с тем, что обязанности по транспортировке больных на обследования, операцию и перевозку прооперированных больных, уходу за больными, уборке больничных палат, поддержанию санитарно-эпидемиологических и санитарно-гигиенических требований перешли от младшего медицинского персонала к уборщикам производственных и служебных помещений. Для получения объяснений причин нарушения прав пациентов истец обратился в Администрацию Кемеровской области. Согласно ответа и.о. начальника департамента охраны здоровья населения Кемеровской области от ДД.ММ.ГГГГ, департамент считает недопустимым возложение функциональных обязанностей младшего медицинского персонала на уборщиков служебных помещений. После получения столь обнадеживающего ответа истец был дважды госпитализирован. И там с ужасом узнал, что ситуация усугубилась. Уборщики производственных помещений стали трудиться и в помещениях операционных во время операций. В связи с этим истец был вынужден вновь обратиться к Губернатору Кемеровской области с жалобой на нарушение прав пациентов. На обращение департамент охраны здоровья населения Кемеровской области прислал ответ от ДД.ММ.ГГГГ за подписью начальника департамента ФИО4 о том, что младший медицинский персонал указанных учреждений, проявляя заботу о своих учреждениях, добровольно массово перешел на работу в уборщики, отказываясь при этом от льгот, положенных младшему медицинскому персоналу, и добровольно взялся исполнять функциональные обязанности младшего медицинского персонала. О нарушениях прав пациентов при оказании медицинских услуг ФИО4, как указывает истец, промолчал, как умолчал и том, что именно уборщикам вручается медицинская карта, являющаяся врачебной тайной, при транспортировке больных на обследование или на операцию. Истец указывает, что при его поступлении в КОККД с приступом <данные изъяты>ДД.ММ.ГГГГ на уборщицу приемного отделения была возложена обязанность транспортировать его на обследование и последующую транспортировку в отделение. После проведения коронарографии из операционной истца забирали и везли в палату уборщики производственных помещений. Во время нахождения в НИИ КПССЗ в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ истец ежедневно наблюдал как больных, подготовленных для операции, в операционную везут уборщики производственных помещений. Определение безопасности медицинских услуг содержится, как указывает истец, в законе «О защите прав потребителей». Под безопасными услугами признаются только те услуги, которые безопасны для жизни и здоровья потребителя, а также соблюдается безопасность самого процесса оказания услуги. Понятие безопасности медицинской помощи приводится в приказе Минздрава РФ от ДД.ММ.ГГГГ «О введении в действие отраслевого стандарта «Термины и определения системы стандартизации в здравоохранении», согласно которому безопасность медицинской помощи - отсутствие недопустимого риска, связанного с возможностью нанесения ущерба. Право на безопасность медицинских услуг включает в себя среди прочего право на оказание медицинских услуг в условиях, соответствующих санитарно-гигиеническим требованиям. Письмом Министерства здравоохранения РФ от ДД.ММ.ГГГГ О переводе лиц из числа младшего медицинского персонала медицинских организаций в уборщики служебных помещений, в том числе с сохранением трудовых функций полностью или частично по должности "санитар" было дано разъяснение, что трудовая функция уборщика служебных помещений должна содержать исключительно обязанности по уборке вестибюлей, коридоров, лестничных проемов и другие, предусмотренные для данной профессии в тарифно-квалификационных характеристиках по общеотраслевым профессиям рабочих, утвержденных постановлением Минтруда России от ДД.ММ.ГГГГ N31, и только в случаях в случаях, когда трудовая функция лиц из числа младшего медицинского персонала включает только уборку помещений, могут вноситься изменения в штатные расписания медицинских организаций в части. замены должностей "санитар" на рабочие профессии "уборщик служебных помещений". Информация о том, что обязанности младшего медицинского персонала возложены на уборщиков, тщательно скрывается, информированного согласия на оказание медицинских услуг по уходу за больными уборщиками производственных и служебных помещений пациенты не дают. Таким образом, больничные палаты и операционные приравнены к коридорам, лестницам и холлам, больные, поступившие для лечения, приравнены к мусору, транспортировка которого входит в обязанности уборщиков, так как обязанности младшего медицинского персонала по исполнению санитарно-гигиенических требований не входят и не могут входить в обязанности уборщиков производственных помещений. Поскольку умышленное нарушение ответчиками требований санитарно- эпидемиологических требований представляет реальную угрозу жизни и здоровью пациентов, то ответчиками, как указывает истец, ему причинен реальный моральный вред, истцом перенесены тяжелые нравственные страдания.

Не согласившись с исковыми требованиями ответчики ГБУЗ КО «КОККД им. акад. Л.C. Барбараша» и НИИ КПССЗ предоставили суду в письменной форме соответственно возражения на исковое заявление (л.д. 72-78) и отзыв на исковое заявления (л.д. 49-55), в которых просили отказать истцу в удовлетворении исковых требований в полном объеме в связи с необоснованностью исковых требований.

В судебном заседании истец Солодянкин С.Н. исковые требования уточнил: просил взыскать с каждого из ответчиков компенсацию морального вреда в заявленном размере; на удовлетворении искового требования об обязании ответчиков принять меры по восстановлению прав пациентов при оказании медицинской помощи и оказании медицинских услуг не настаивал. Суду пояснил, что ДД.ММ.ГГГГ он прибыл самостоятельно в приемное отделение ГБУЗ КО «КОККД им.акад. Л.С. Барбараша» с приступом <данные изъяты> для того чтобы его осмотрел кардиолог и снял синдром <данные изъяты>. Врач осмотрела истца, предложила сделать УЗИ, для этого истца должны были увезти на каталке до кабинета УЗИ. Истец пояснил, что до кабинета УЗИ он самостоятельно не мог дойти, каталку сопровождала уборщица, фамилия которой истцу неизвестна; после того, как истцу сделали УЗИ, его отвезли на каталке в приемное отделение. Вывод о том, что его на каталке везла уборщица истец сделал поскольку на протяжении десяти лет каждые 2-3 месяца он обращается в больницу, многих знает в лицо: санитарок, медсестер; поэтому и сделал вывод о том, что его транспортировала уборщица. Полагает, что на каталке его должен был транспортировать сотрудник среднего медицинского персонала – медсестра. Считает, что ему нанесен моральный вред от осознания того, что он никому не нужен, он себя в тот момент сравнил с мусором. Пояснил, что его оскорбило то, что его не транспортировали медсестры, а вез сотрудник технического персонала; указал о том, что уборщице была передана его амбулаторная карта, в которой содержались его персональные данные. Полагает, что если бы состояние его здоровья резко ухудшилось, уборщица не смогла бы что-то сделать для стабилизации состояния его здоровья. Пояснил, что в октябре истцу также была оказана услуга <данные изъяты>; на исследование его также увозила уборщица. Пояснил, что ДД.ММ.ГГГГ истец обратился в НИИ КПССЗ, в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ находился в учреждении на стационарном лечении; при этом отказался от услуг уборщицы по транспортировке, ходил самостоятельно. Полагает, что уборщицы делали все сами, в том числе: возили на каталке, находились в операционной, кормили пациентов, то есть привозили еду на каталке, после того как ими был вымыт пол. Истец полагает, что указанными обстоятельствами ему был нанесен большой моральный вред. Пояснил, что, по его мнению, факт того, что его транспортировали уборщицы медицинскими учреждениями не отрицается.

В судебном заседании представитель Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Кемеровской области «Кемеровский областной клинический кардиологический Диспансер имени академика Л.С. Барбараша» - ФИО6, действующий на основании доверенности от ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 44), возражал против удовлетворения исковых требований по доводам, изложенным в возражениях на исковое заявление (л.д. 72-78). Полагает, что стороной истца не предоставлено доказательств того, что транспортировка осуществлялась уборщиками.

В судебном заседании представитель Федерального государственного бюджетного научного учреждения «Научно-исследовательский институт комплексных проблем сердечно-сосудистых заболеваний» - ФИО7, действующая на основании доверенности от ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 71), возражала против удовлетворения исковых требований по доводам, изложенным в отзыве на исковое заявление (л.д. 49-55). Пояснила, что транспортировка пациентов не регламентирована именно медицинским персоналом за исключением тяжелобольных; транспортировка и кормление пациентов не входит в обязанности уборщиков.

В судебное заседание представитель третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора на стороне ответчика – Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по <адрес> не явился; о дате времени и месте судебного разбирательства извещен надлежащим образом и своевременно; представитель третьего лица – ФИО8, действующая на основании доверенности от ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 38), предоставила в суд заявление о рассмотрении дела в отсутствие представителя третьего лица (л.д. 37); третьим лицом предоставлено письменное заключение по делу (л.д. 34-36), в котором указано, что заявленные истцом требования правомерны и основаны на нормах действующего законодательства, однако исковые требования могут подлежать удовлетворению в случае предъявления истцом достаточных доказательств.

В судебное заседание представитель третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора на стороне ответчика – ТФОМС Кемеровской области не явился; о дате времени и месте судебного разбирательства извещен надлежащим образом и своевременно; представитель третьего лица – ФИО9, действующий на основании доверенности от ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 39), предоставил в суд в письменной форме пояснения (л.д. 33), содержащие заявление о рассмотрении дела в отсутствие представителя третьего лица; в пояснениях содержится указание на то, что ТФОМС Кемеровской области не вправе дать правовую оценку ситуации, изложенной в исковом заявлении, поскольку не является лицом, имеющим отношение к характеру и существу спора.

В судебное заседание представитель третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора на стороне ответчика – Управления лицензирования медико-фармацевтических видов деятельности Кемеровской области не явился; о дате времени и месте судебного разбирательства извещен надлежащим образом и своевременно; в суд предоставлено заявление о рассмотрении дела в отсутствие представителя третьего лица (л.д. 48); заявление содержит довод о том, что управление не вправе давать правовую оценку в отношении заявленных требований.

В судебное заседание представитель третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора на стороне ответчика – Государственной инспекции труда в Кемеровской области не явился; о дате времени и месте судебного разбирательства извещен надлежащим образом и своевременно; в суд поступило заявление о рассмотрении дела в отсутствие представителя третьего лица (л.д. 23).

В судебное заседание представитель третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, – Прокуратуры Кемеровской области не явился; о дате времени и месте судебного разбирательства извещен надлежащим образом и своевременно, причину неявки суду не сообщил.

Суд, выслушав истца и представителей ответчиков, исследовав письменные доказательства по делу, считает, что исковые требования не подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно п.п. 1-2 ст. 37 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» медицинская помощь организуется и оказывается в соответствии с порядками оказания медицинской помощи, обязательными для исполнения на территории Российской Федерации всеми медицинскими организациями, а также на основе стандартов медицинской помощи, за исключением медицинской помощи, оказываемой в рамках клинической апробации; порядки оказания медицинской помощи и стандарты медицинской помощи утверждаются уполномоченным федеральным органом исполнительной власти.

Оказание медицинской помощи пациентам с сердечно-сосудистой патологией осуществляется в соответствии с Порядком оказания медицинской помощи, утвержденным приказом Минздрава РФ от 15.11.2012 № 918н, зарегистрированным в Минюсте России 29.12.2012 № 26483 (далее - Приказ № 918н), приказом Минздрава РФ от 01.07.2015 №405ан «Об утверждении стандарта специализированной медицинской помощи при нестабильной стенокардии, остром и повторном инфаркте миокарда (без подъема сегмента ST электрокардиограммы)», зарегистрированном в Минюсте России 07.08.2015 N 38413) (далее - Приказ №405ан).

Приказом № 918н определены порядки организации работы отделений кардиологического профиля и рекомендуемые штатные нормативы отделений, в том числе кардиологического (приложения №11 и №12 к Приказу №918н).

Согласно п.7 приложения №11 к Приказу №918н штатная численность Отделения устанавливается руководителем медицинской организации, в составе которого создано Отделение, исходя из объема проводимой лечебно-диагностической работы и численности обслуживаемого населения, с учетом рекомендуемых штатных нормативов, предусмотренных приложениями № 12 к Порядку оказания медицинской помощи больным с сердечно-сосудистыми заболеваниями, утвержденному настоящим приказом.

В разделе 2 Приказа № 405ан утверждены Медицинские услуги для лечения заболевания, состояния и контроля за лечением, где регламентировано оказание медицинских услуг только врачебным и средним медицинским персоналом. Участие в оказании медицинских услуг младшим медицинским персоналом, а также транспортировка пациентов приказом не регламентированы.

Приказом Минздрава РФ от 13.10.2017 № 804н, зарегистрированным в Минюсте России 07.11.2017 № 48808, утверждена Номенклатура медицинских услуг, согласно которому только транспортировка тяжелобольных пациентов отнесена к видам медицинских услуг, поскольку предполагает сопровождение больного с применением жизнеобеспечивающих препаратов и медицинского оборудования, т.е. оказание медицинской помощи во время транспортировки. Код услуги А14.30.002.

Согласно п.п. 3, 4,5 ст.2 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» медицинская помощь - комплекс мероприятий, направленных на поддержание и (или) восстановление здоровья и включающих в себя предоставление медицинских услуг; медицинская услуга - медицинское вмешательство или комплекс медицинских вмешательств, направленных на профилактику, диагностику и лечение заболеваний, медицинскую реабилитацию и имеющих самостоятельное законченное значение; медицинское вмешательство - выполняемые медицинским работником и иным работником, имеющим право на осуществление медицинской деятельности, по отношению к пациенту, затрагивающие физическое или психическое состояние человека и имеющие профилактическую, исследовательскую, диагностическую, лечебную, реабилитационную направленность виды медицинских обследований и (или) медицинских манипуляций, а также искусственное прерывание беременности.

Из анализа указанного законодательства, регламентирующего деятельность медицинского учреждения, следует, что транспортировка пациентов при состоянии здоровья средней тяжести, а также уборка помещений не относится к медицинской услуге или видам медицинской помощи, перечень которой указан в ст.32 Закона №323-Ф3.

В соответствии с ч.5 ст. 19 Федеральный закон от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» пациент имеет право на:

1) выбор врача и выбор медицинской организации в соответствии с настоящим Федеральным законом;

2) профилактику, диагностику, лечение, медицинскую реабилитацию в медицинских организациях в условиях, соответствующих санитарно-гигиеническим требованиям;

3) получение консультаций врачей-специалистов;

4) облегчение боли, связанной с заболеванием, состоянием и (или) медицинским вмешательством, методами и лекарственными препаратами, в том числе наркотическими

лекарственными препаратами и психотропными лекарственными препаратами;

5) получение информации о своих правах и обязанностях, состоянии своего здоровья, выбор лиц, которым в интересах пациента может быть передана информация о состоянии его здоровья;

6) получение лечебного питания в случае нахождения пациента на лечении в стационарных условиях;

7) защиту сведений, составляющих врачебную тайну;

8) отказ от медицинского вмешательства;

9) возмещение вреда, причиненного здоровью при оказании ему медицинской помощи;

10) допуск к нему адвоката или законного представителя для защиты своих прав;

11) допуск к нему священнослужителя, а в случае нахождения пациента на лечении в стационарных условиях - на предоставление условий для отправления религиозных обрядов, проведение которых возможно в стационарных условиях, в том числе на предоставление отдельного помещения, если это не нарушает внутренний распорядок медицинской организации.

Согласно статьи 15 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.

Согласно статьи 151 ГК РФ если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.

Статья 1095 ГК РФ предусматривает, что вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица вследствие конструктивных, рецептурных или иных недостатков товара, работы или услуги, а также вследствие недостоверной или недостаточной информации о товаре (работе, услуге), подлежит возмещению продавцом или изготовителем товара, лицом, выполнившим работу или оказавшим услугу (исполнителем), независимо от их вины и от того, состоял потерпевший с ними в договорных отношениях или не».

В соответствии со ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда: вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности; вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконной привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве мерь пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложена административного взыскания в виде ареста или исправительных работ; вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию; в иных случаях, предусмотренных законом.

Как разъяснил Пленум Верховного суда Российской Федерации в пункте 1 постановления от 20.12.1994 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» суду следует также устанавливать, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора.

В постановлении от 28.06.2012 № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что при решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя; размер присуждаемой потребителю компенсации морального вреда в каждом конкретном случае должен определяться судом с учетом характера причиненных потребитель нравственных и физических страданий исходя из принципа разумности и справедливости (п.45).

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ, содержание которой следует рассматривать в контексте с положениями п. 3 ст.12 Конституции РФ и ст. 12 ГПК РФ, закрепляющих принцип состязательности гражданского судопроизводства и принцип равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.

Судом установлено, что в обоснование доводов, содержащихся в исковом заявлении, стороной истца предоставлены следующие письменные доказательства: открытое письмо, адресованное и.о. Главы администрации Кемеровской области ФИО10 (л.д. 6); ответ Департамента охраны здоровья населения <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ, 017-4973/2 (л.д. 7); обращение Солодянкина С.Н. от ДД.ММ.ГГГГ в адрес <адрес>ФИО10 (л.д. 9); ответ Департамента охраны здоровья населения <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ, 017-532/2 (л.д. 10-11); выписной эпикриз из истории болезни , выданный отделением <данные изъяты> Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Кемеровской области «Кемеровский областной клинический кардиологический Диспансер имени академика Л.С. Барбараша» (л.д. 12-15); выписной эпикриз из истории болезни , выданный кардиологическим отделением <данные изъяты> (л.д. 16-19); ответ на обращение граждан от ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 121- 124).

Каких-либо иных доказательств в обоснование исковых требований стороной истца суду не предоставлено.

Судом установлено, что в обоснование доводов, содержащихся в отзыве и возражениях на исковое заявление, стороной ответчиков предоставлены следующие письменные доказательства: должностная инструкция уборщика производственных помещений кардиологического отделения (л.д. 56-59); должностная инструкция уборщика производственных помещений отделения рентгенохирургических методов диагностики и лечения (л.д. 60-63); список контингента работников, подлежащих прохождению предварительного и периодического медицинского осмотра (л.д. 64-70); должностная инструкция уборщика производственных помещений приемного отделения (л.д. 79-83); должностная инструкция медицинской сестры приемного отделения (л.д. 84-88); должностная инструкция медицинской сестры палатной (постовой) отделения неотложной кардиологии (л.д. 89-93); список контингентов работников, подлежащих прохождению предварительного и периодического медицинского осмотра (л.д. 94-100); контракт от ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 101-103); договор на оформление, регистрацию и выдачу личных медицинских книжек от ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 104-107); договор на оформление, регистрацию и выдачу личных медицинских книжек от ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 108-114); контракт возмездного оказания услуг от ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 115-120).

Из предоставленных по делу доказательств усматривается, что истец неоднократно получал специализированную медицинскую помощь в условиях стационара ГБУЗ КО «КОККД им. акад. ФИО5» в периоды с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ.

В заявленный истцом период госпитализации ДД.ММ.ГГГГ истец поступил в приемное отделение учреждения самостоятельно в порядке самообращения. В ходе проведенного первичного осмотра врачом-кардиологом состояние здоровья было оценено как <данные изъяты>. Согласно рекомендациям ведения пациентов с <данные изъяты>, врачом-кардиологом была определена оценка риска развития <данные изъяты> (то есть <данные изъяты>), согласно которой- риск <данные изъяты> низкий, в связи с чем, пациент направлен в общую палату отделения <данные изъяты>.

В период стационарного лечения в отделении <данные изъяты> с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ истцу сотрудниками учреждения были оказаны следующие услуги: ежедневный осмотр <данные изъяты>; <данные изъяты>, осуществляемые процедурной медицинской сестрой процедурной отделения <данные изъяты>, врачом клинико-диагностической лаборатории и медицинским лабораторным техником; манипуляции: <данные изъяты>, осуществляемые медицинской сестрой процедурной отделения <данные изъяты>; раздача <данные изъяты> лекарственных средств, осуществляемая медицинской сестрой платной (постовой) отделения неотложной кардиологии ; <данные изъяты>, осуществляемая врачом функциональной диагностики и медицинской сестрой функциональной диагностики; <данные изъяты>, <данные изъяты>, осуществляемые врачом ультразвуковой диагностики и медицинской сестрой ультразвуковой диагностики; <данные изъяты>, осуществляемая врачом-эндоскопистом, медицинской сестрой эндоскопического отделения; <данные изъяты>, осуществляемое врачом-рентгенологом, ренгенолаборантом; <данные изъяты>, осуществляемые врачом по рентгенэндоваскулярным диагностике и лечению, рентгенолаборантом, операционной медицинской сестрой, медицинской сестрой-анестезистом, санитаркой; транспортировка пациента внутри учреждения осуществлялась медицинской сестрой палатной (постовой); транспортировка биологических материалов, осуществляемая медицинской сестрой палатной (постовой); лечебное питание, осуществляемое медицинской сестрой палатной (постовой), буфетчицей отделения <данные изъяты>; смена постельного белья, осуществляемая кастеляншей отделения <данные изъяты>; утилизация медицинских отходов, осуществляемая медицинской сестрой палатной (постовой) отделения <данные изъяты>, уборщиком производственных помещений отделения <данные изъяты>; санитарное содержание палаты и санитарных узлов, осуществляемое уборщиком производственных помещений отделения неотложной кардиологии .

Суд учитывает то обстоятельство, что истец ни во время оказания медицинских услуг, ни после их оказания не предъявлял претензий к качеству оказанных ему медицинских услуг, доказательств иного суду не предоставлено.

В период нахождения истца с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ на <данные изъяты> лечении медицинские услуги во всех случаях лечения были оказаны только медицинским персоналом, в соответствии с порядками и стандартами оказания медицинской помощи, утвержденным приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГн «Об утверждении Порядка оказания медицинской помощи больным с сердечно-сосудистыми заболеваниями» и приказом Минздрава России от ДД.ММ.ГГГГан «Об утверждении стандарта специализированной медицинской помощи при нестабильной стенокардии, остром и повторном инфаркте миокарда (без подъема сегмента SТ электрокардиограммы)».

Из выписного эпикриза из истории болезни (л.д. 12-15) не следует, что истец нуждался в транспортировке. В связи с чем суд считает обоснованным довод стороны ответчика о том, что с учетом степени состояния здоровья истца (<данные изъяты>) в момент его обращения ДД.ММ.ГГГГ его транспортировка не требовалась, в связи с отсутствием <данные изъяты>.

Что касается довода истца о том, что его транспортировка в момент поступления в приемное отделение ДД.ММ.ГГГГ была возложена на уборщика не соответствует действительности.

Так, согласно п. 2.9. должностной инструкции медицинской сестры приемного отделения от ДД.ММ.ГГГГ в ее должностные обязанности входит транспортировка и сопровождение пациентов в диагностические кабинеты (л.д. 84-88). Кроме того, согласно п. 2.13. должностной инструкции медицинской сестры палатной (постовой) отделения <данные изъяты> в должностные обязанности входит сопровождение больных в соответствующие лаборатории и подразделения (л.д. 89-93).

В должностные обязанности уборщика производственных помещений приемного отделения согласно утвержденной должностной инструкции от ДД.ММ.ГГГГ входят обязанности уборке помещений; обработка инвентаря, мытье окон, сбор и транспортировка отходов и т.д. Транспортировка пациентов не входит в должностные обязанности уборщика производственных помещений (л.д. 79-83).

Кроме того, согласно ст.ст. 212, 213 Трудового кодекса РФ, приказа Минздрава РФ от 12.04.2011 н «Об утверждении перечней вредных и (или) опасных производственных факторов и работ, при выполнении которых проводятся обязательные предварительные и периодические медицинские осмотры...» на основании утвержденного работодателем списка контингента работников, подлежащих прохождению предварительного и периодического медицинского осмотра при приеме на работу в медицинскую организацию в обязательном порядке работники проходят предварительные и периодические медицинские осмотры.

Также согласно заключенных договоров с ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в <адрес>» сотрудники ГБУЗ «КОККД им. акад. ФИО5» (в том числе уборщики производственных помещений) проходят <данные изъяты> и аттестацию с последующей выдачей медицинских книжек.

Судом установлено, что Солодянкин С.Н. ДД.ММ.ГГГГ поступил непосредственно в отделение <данные изъяты> НИИ КПССЗ в плановом порядке. По результатам осмотра врачом-кардиологом состояние пациента оценено как <данные изъяты>, назначено лечение, определен режим пребывания пациента в отделении как «<данные изъяты>». При <данные изъяты> режиме разрешается свободное самостоятельное перемещение по учреждению.

Согласно данным медицинской карты стационарного больного (истории болезни) (л.д. 16-19) и сведениям иной медицинской документации Солодянкину С.Н. в период госпитализации с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ были оказаны следующие виды услуг (что не опровергнуто истцом в судебном заседании): ежедневный осмотр пациента врачем-кардиологом; <данные изъяты>, осуществляемые процедурной медицинской сестрой <данные изъяты> отделения, врачом клинико-диагностической лаборатории и медицинским лабораторным техником; манипуляции: <данные изъяты>, осуществляемые процедурной медицинской сестрой кардиологического отделения; раздача таблетированных лекарственных средств, осуществляемая палатной (постовой) медицинской сестрой кардиологического отделения; <данные изъяты>, осуществляемая врачом функциональной диагностики и медицинской сестрой функциональной диагностики; эхокардиография, осуществляемая врачом ультразвуковой диагностики и медицинской сестрой ультразвуковой диагностики; <данные изъяты><данные изъяты>, осуществляемое врачом лучевой диагностики, ренгенолаборантом, санитаркой; <данные изъяты>, осуществляемая врачом лучевой диагностики, ренгенолаборантом, санитаркой; транспортировка <данные изъяты>, осуществляемая палатной (постовой) медицинской сестрой; лечебное питание, осуществляемое палатной (постовой) медицинской сестрой, буфетчицей кардиологического отделения; смена постельного белья, осуществляемая кастеляншей кардиологического отделения; утилизация медицинских отходов, осуществляемая палатной (постовой) медицинской сестрой <данные изъяты> отделения, уборщиком производственных помещений кардиологического отделения; санитарное содержание палаты и санитарных узлов, осуществляемое уборщиком производственных помещений кардиологического отделения.

Суд учитывает, что транспортировка пациентов при состоянии здоровья «<данные изъяты>», а также уборка помещений не относится к медицинской услуге или видам медицинской помощи, перечень которой указан в ст.32 Закона -Ф3.

При этом в период лечения Солодянкин С.Н. по состоянию своего здоровья не нуждался в транспортировке, доказательств того, что передвижения истца по учреждению осуществлялись им не самостоятельно суду стороной истца не предоставлено.

Таким образом, в период нахождения истца в стационаре медицинские услуги во всех случаях лечения оказаны только медицинским персоналом. В связи с чем суд считает обоснованной позицию стороны ответчика о том, что довод истца о том, что его транспортировка в период госпитализации была возложена на уборщиков помещений не соответствует действительности.

Требования соблюдения санитарно-эпидемиологического режима в медицинских организациях регулируются СП ДД.ММ.ГГГГ-01 «Организация и проведение производственного контроля за соблюдением санитарных правил и выполнением санитарно- противоэпидемических (профилактических) мероприятий», утвержденные постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ, постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от ДД.ММ.ГГГГ «Об утверждении СанПиН 2.ДД.ММ.ГГГГ-10 «Санитарно-эпидемиологические требования к организациям, осуществляющим медицинскую деятельность».

При этом ни один из указанных документов не регламентирует наименование должностей персонала, обеспечивающего уборку помещений в отделениях, а также транспортировку пациентов.

Судом установлено, что должностные инструкции уборщиков помещений не содержат обязанности работника осуществлять транспортировку пациентов, осуществлять уход за больными. Такие функции возложены на младший и средний медицинский персонал. Уборка помещений уборщиками, в том числе палат, в соответствии с санитарно-гигиеническими и санитарно-эпидемиологическими требованиями не противоречит действующим нормативно-правовым актам.

Согласно ст. 212, 213 Трудового кодекса РФ, приказа Минздрава РФ от ДД.ММ.ГГГГн "Об утверждении перечней вредных и (или) опасных производственных факторов и работ, при выполнении которых проводятся обязательные предварительные и периодические медицинские осмотры...» на основании утвержденного работодателем списка контингента работников, подлежащих прохождению предварительного и периодического медицинского осмотра при приеме на работу в медицинскую организацию, работники, в том числе уборщики помещений, в обязательном порядке проходят предварительные и периодические медицинские осмотры.

Также согласно заключенных договоров с <данные изъяты>» определенный контингент сотрудников НИИ КПССЗ (в том числе уборщики производственных помещений) проходят профессиональную гигиеническую подготовку и аттестацию с последующей выдачей личных медицинских книжек.

В связи с чем, суд считает довод истца о возможности заразиться какими-то заболеваниями при общении с уборщиками помещений безосновательным.

Согласно предоставленной суду медицинской документации Солоднянкину С.Н. в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ не проводились <данные изъяты> и в операционных он не был. Таким образом, утверждения о нарушении его прав при оказании медицинских услуг в условиях операционной не медицинским персоналом не могут быть обоснованы.

Суд считает, что стороной истца не представлено доказательств того какие именно его права, предусмотренные законом, нарушены при оказании ему медицинской помощи. Суд учитывает, что ни во время лечения, ни после него Солодянкин С.Н. не предъявлял и не предъявляет претензий к качеству оказанной ему медицинской помощи.

При этом, оказание немедицинских услуг немедицинским персоналом в виде уборки помещений не может рассматриваться как нарушение прав потребителя при оказании ему медицинской услуги. Истцом не представлено доказательств наличия угрозы его жизни и здоровью при выполнении немедицинским персоналом - уборщиками помещений своих прямых обязанностей по уборке помещений; истец не обосновал в чем выразился, якобы, причиненный ему моральный вред и тяжелые нравственные страдания от действия указанных работников; не предоставлены соответствующие доказательства. Истцом не представлено доказательств вины ответчиков в причинении истцу морального вреда, при наличии которой наступает ответственность в соответствии требованиями действующего гражданского законодательства.

Суд считает, что доводы истца о нарушении его прав при оказании ему медицинских услуг ответчиками необоснованы, заявленный истцом размер компенсации морального вреда в сумме по 1 000 000 рублей с каждого из ответчиков не соответствует обстоятельствам дела, в связи с чем, суд приходит к выводу, что исковые требования Солодянкина С.Н. удовлетворению не подлежат.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194-199 ГПК РФ, суд

Р Е Ш И Л:

В удовлетворении исковых требований Солодянкина С.Н. к Государственному бюджетному учреждению здравоохранения Кемеровской области «Кемеровский областной клинический кардиологический Диспансер имени академика Л.С. Барбараша», Федеральному государственному бюджетному научному учреждению «Научно-исследовательский институт комплексных проблем сердечно-сосудистых заболевании» о защите прав потребителей, компенсации морального вреда отказать.

Решение суда может быть обжаловано в Кемеровский областной суд в течение месяца со дня изготовления ДД.ММ.ГГГГ мотивированного решения путем подачи апелляционной жалобы через Рудничный районный суд <адрес>.

Председательствующий: