Статья 1466 ГК РФ. Исключительное право на секрет производства

Гражданский кодекс часть 4>Раздел VII>Глава 75>Статья 1466. Исключительное право на секрет производства

1. Обладателю секрета производства принадлежит исключительное право использования его в соответствии со статьей 1229 настоящего Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на секрет производства), в том числе при изготовлении изделий и реализации экономических и организационных решений. Обладатель секрета производства может распоряжаться указанным исключительным правом.

2. Лицо, ставшее добросовестно и независимо от других обладателей секрета производства обладателем сведений, составляющих содержание охраняемого секрета производства, приобретает самостоятельное исключительное право на этот секрет производства.

Комментарии к статье 1466 ГК РФ

1. До принятия комментируемого Кодекса в научном сообществе не был найден компромисс в споре о том, объектом каких прав является секрет производства (ноу-хау). Однако представляется, что Гражданский кодекс (его некоторые нормы особенно) только подливает масла в огонь этих жарких дискуссий.

Одна точка зрения ученых заключается в том, что ноу-хау - объект интеллектуальной собственности, а следовательно, в отношении его действуют исключительные права (или права на результаты интеллектуальной деятельности в более широком смысле - интеллектуальные права; см. комментарий к ст. 1226).

В качестве обоснования данной позиции, которой, видимо, придерживаются разработчики комментируемого Кодекса, выступает издавна сложившееся и, можно сказать, уже обывательское понимание термина "ноу-хау" как незапатентованной информации. Однако помимо сущности объекта так называемой промышленной собственности (изобретения, промышленного образца и полезной модели) до его государственной регистрации, которая, безусловно, является конфиденциальной, к ноу-хау может быть отнесена и такая информация, которая вообще лишена способности быть запатентованной, но, несмотря на это, имеет коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам (например, деловой опыт, бизнес-планы).

Кроме того, ноу-хау также может составлять добавочная информация, получаемая при использовании запатентованных технологий, которая, не будучи патентоспособной сама собой, позволяет более эффективно использовать запатентованное устройство или способ <1>.

--------------------------------

<1> Белов В.В., Виталиев Г.В., Денисов Г.М. Интеллектуальная собственность. Законодательство и практика его применения: Учеб. пособие. М.: Юристъ, 1999. С. 125.

На законодательном уровне данная точка зрения (о необходимости регулирования ноу-хау институтом исключительных прав - правом интеллектуальной собственности) подкреплялась положениями гл. 54 части второй ГК РФ, посвященными договору коммерческой концессии <1>. В соответствии со ст. 1027 ГК РФ (в редакции, действующей до 1 января 2008 г.) по договору коммерческой концессии одна сторона (правообладатель) обязуется предоставить другой стороне (пользователю) за вознаграждение на срок или без указания срока право использовать в предпринимательской деятельности пользователя комплекс исключительных прав, принадлежащих правообладателю, в том числе право на фирменное наименование и (или) коммерческое обозначение правообладателя, на охраняемую коммерческую информацию, а также на другие предусмотренные договором объекты исключительных прав - товарный знак, знак обслуживания и т.д. Используемый в этой норме термин "охраняемая коммерческая информация" не слишком корректен. Однако нетрудно было понять, что под таковой подразумевалась информация, составлявшая коммерческую тайну, в том числе ноу-хау, которая прямо названа объектом исключительных прав. На это указывают и иные нормы гл. 54 ГК РФ, в частности упомянутое выше положение ст. 1032, согласно которому пользователь не вправе разглашать секреты производства правообладателя и другую полученную от него конфиденциальную коммерческую информацию.

--------------------------------

<1> Термин "коммерческая концессия" - российский эквивалент таких понятий иностранного происхождения, как "франшиза" и "франчайзинг". В сфере маркетинга франчайзинг принято делить на два вида: франчайзинг "продукта и/или торгового имени" и франчайзинг "бизнес-формата".

Некоторые ученые употребляли вместо ноу-хау термин "квазиправо", которое сходно по содержанию с исключительными правами, но не является таковым.

Третья точка зрения, основанная на большинстве ранее принятых нормативных правовых актов, призванных регулировать информационную сферу отношений в обществе, в том числе посвященных конфиденциальной информации в широком смысле и отдельным ее разновидностям, заключается в том, что в отношении ноу-хау, как и иных видов информации, составляющей коммерческую тайну, действует лишь фактическая монополия его владельца (обладателя), выражающаяся в возможности устанавливать режим доступа к сведениям, составляющим ноу-хау, принимать в отношении них превентивные меры. Правовым базисом данной позиции служили положения ст. 128 части первой ГК РФ, из которых следовало, что любая информация (в том числе составляющая ноу-хау) есть самостоятельный объект гражданских прав, не являющийся составной частью как института вещных прав, так и института прав исключительных <1>. Отметим, что данное утверждение можно отнести лишь к информации (сведениям как таковым) как объекту гражданских прав и ни в коем случае нельзя применять к оригинальной форме, в которую информация может быть облечена, т.е. к объектам интеллектуальной собственности.

--------------------------------

<1> Подробнее см.: Моргунова Е., Погуляев В., Рузакова О. Финансовая информация как объект правовой охраны // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. 2002. N 10.

Известны и попытки распространить на информацию (и ноу-хау тоже) режим права собственности. Это во многом было обусловлено смешением двух разных по содержанию правовых понятий - "информация" и "информационный ресурс". Между тем они отнюдь не равнозначны и не являются синонимами. Информационные ресурсы отличаются от информации (сведений в широком смысле) прежде всего двумя признаками:

1) их образует только документированная информация (документы), которая зафиксирована на материальном носителе и обладает реквизитами, позволяющими ее идентифицировать;

2) сложностью (смешанностью) правового режима <1>.

--------------------------------

<1> Погуляев В. Еще раз о ноу-хау // Интеллектуальная собственность. Промышленная собственность. 2004. N 5. С. 15, 16.

С принятием же комментируемого Кодекса законодатель попытался окончательно установить, что ноу-хау, будучи особым видом информации, составляющей коммерческую тайну, одновременно относится к результатам интеллектуальной деятельности.

В редакции, которая будет действовать с 1 января 2008 г., указанная норма ст. 1027 ГК РФ звучит следующим образом:

"1. По договору коммерческой концессии одна сторона (правообладатель) обязуется предоставить другой стороне (пользователю) за вознаграждение на срок или без указания срока право использовать в предпринимательской деятельности пользователя комплекс принадлежащих правообладателю исключительных прав, включающий право на товарный знак, знак обслуживания, а также права на другие предусмотренные договором объекты исключительных прав, в частности на коммерческое обозначение, секрет производства (ноу-хау)".

Кроме того, ст. 1027 дополнена п. 4: "К договору коммерческой концессии соответственно применяются правила раздела VII настоящего Кодекса о лицензионном договоре, если это не противоречит положениям настоящей главы и существу договора коммерческой концессии".

Статья 1032 ГК РФ также дополнена словами "(ноу-хау)" после слов "секреты производства".

Следовательно, в отношении ноу-хау теперь действует исключительное право.

Вместе с тем представляется, что данное положение, четко отраженное в ст. ст. 1225, 1226, 1465, 1466 ГК РФ, вступает в противоречие с иными нормами Кодекса. В частности, со ст. 1467, в которой действие исключительных прав субъекта в отношении его секрета производства прекращается именно в силу потери монополии на установление режима доступа к сведениям, составляющим ноу-хау (о чем уже говорилось выше), а не на истечение сроков охраны, что присуще всем остальных объектам интеллектуальной собственности. Таким образом, правовое положение секретов производства (ноу-хау) на фоне вступающего к силу Кодекса размыто и нечетко, так как законодатель не определил, к объекту какой правовой охраны оно относится - интеллектуальной собственности или фактической монополии на установление превентивных мер.

2. В качестве носителя исключительных прав на секрет производства (ноу-хау) ст. 1466 ГК РФ называет обладателя ноу-хау.

К сожалению, разработчики Кодекса, в отличие от авторов других федеральных законов, имеющих отношение к регулированию отношений в информационной сфере, не указали, какое именно лицо необходимо считать таковым.

Согласно подп. 5 ст. 2 Закона об информации "обладатель информации - это лицо, самостоятельно создавшее информацию либо получившее на основании закона или договора право разрешать или ограничивать доступ к информации, определяемой по каким-либо признакам". Как видно, в данном случае понятие "обладатель информации" весьма схоже с понятием "правообладатель на результаты интеллектуальной деятельности" (автор или иное лицо, получившее некий объем прав по договору или закону).

Обладателем информации, составляющей коммерческую тайну, в соответствии со ст. 3 Закона о коммерческой тайне является лицо, которое:

владеет информацией, составляющей коммерческую тайну, на законном основании;

ограничило доступ к этой информации;

установило в отношении этой информации режим коммерческой тайны.

Представляется, что в смысле комментируемой ст. 1466 ГК РФ уместнее использовать выражение "владелец ноу-хау" в том виде, как он определен в Законе о коммерческой тайне, так как термин "создатель информации" видится некорректным. Информацию как таковую, даже если она впоследствии обретает форму интеллектуального продукта, невозможно создать, ее можно только получить (путем сбора, накопления, анализа и т.д.) из общедоступных компонентов информации.

Поскольку ноу-хау - разновидность информации, составляющей коммерческую тайну, т.е. возникающей в процессе коммерческой (предпринимательской) деятельности, то в качестве обладателя ноу-хау может, по-видимому, выступать субъект предпринимательской деятельности - организация или предприниматель без образования юридического лица.

3. Обладателю ноу-хау принадлежит исключительное право использования его любым не противоречащим закону способом, в том числе при изготовлении изделий и реализации экономических и организационных решений. Это право именуется исключительным правом на секрет производства. Данное законодателем уточнение на счет изготовления изделий, реализации решений делает это право схожим с правом на объект промышленной собственности, охраняемым патентом.

4. Второе предложение п. 1 ст. 1466 устанавливает право обладателя секрета производства распоряжаться исключительным правом на него. Под распоряжением в данном случае понимается заключение договора в соответствии со ст. 1468 или ст. 1469 ГК РФ.

5. Согласно п. 2 лицо, которое добросовестно и независимо от других стало обладателем сведений, составляющих содержание охраняемого ноу-хау другого лица, является обладателем самостоятельного исключительного права на это ноу-хау.

Под добросовестностью в данном случае понимается получение ноу-хау на законном основании, без нарушения прав и законных интересов обладателя исключительных прав на него.

В соответствии с п. 3 ст. 4 Закона о коммерческой тайне информация, составляющая коммерческую тайну, полученная от ее обладателя на основании договора или на другом законном основании, считается полученной законным способом. Однако в п. 2 комментируемой статьи Кодекса говорится не о получении ноу-хау на основании договора с его правообладателем. Речь в данном случае идет о так называемых независимых открытиях, от которых интересы обладателя конфиденциальной информации не защищены ни в одной стране мира. Практикой доказано, что отдельные компоненты почти любого информационного продукта, в том числе секрета производства, могут быть свободно получены из открытых общедоступных источников, например: Интернета, справочников, специальной литературы, обмена опытом между специалистами. Об этом писали даже отставные сотрудники спецслужб в своих мемуарах. Именно поэтому п. 2 ст. 4 Закона о коммерческой тайне устанавливал, что информация, самостоятельно полученная лицом при осуществлении исследований, систематических наблюдений или иной деятельности, считается полученной законным способом, несмотря на то что содержание указанной информации может совпадать с содержанием информации, составляющей коммерческую тайну, обладателем которой является другое лицо. Данный пункт, дабы не вступать в возможное противоречие с комментируемой нормой Кодекса, признан утратившим силу с 1 января 2008 г.

Но как быть, если один хозяйствующий субъект целенаправленно собирает по крупицам конфиденциальную информацию о другом участнике рынка (своем партнере или конкуренте)?

Как отмечается в литературе, специалисты в области стратегического планирования и управления производством относят сбор информации о конкурентных фирмах и компаниях к обычному маркетингу, так же как и информацию о потенциальных потребителях, репутации фирмы, государственном регулировании и т.п. <1>. Выделяют три основных направления сбора сведений - информация:

--------------------------------

<1> Соловьев Э.Я. Коммерческая тайна и ее защита. М.: Ось-89, 2001. С. 26.

о рынке (цена, условия договоров, скидки, доля на рынке и тенденции ее изменения, рыночная политика и планы, численность и расстановка торговых агентов и т.д.);

о производстве продукции (номенклатура изделий, оценка качества и эффективности, технология и оборудование, уровень издержек и т.д.);

об организационных особенностях и финансах (выявление лиц, принимающих ключевые решения, и их философия, главные проблемы, программа проведения научно-исследовательских работ и т.д.) <1>.

--------------------------------

<1> Там же. С. 26, 27.

Собрав указанную информацию, можно иметь полное представление о деятельности компании, ее опыте, производственных секретах, сильных, а главное, о слабых местах и использовать эти знания в конкурентной борьбе. Однако по действующему законодательству интересы законного обладателя информации, составляющей коммерческую тайну, в этом случае подлежат защите только при доказанности обстоятельств, указанных в п. 4 ст. 4 Закона о коммерческой тайне. Согласно указанной норме информация, составляющая коммерческую тайну, считается полученной незаконно, если:

ее получение осуществлялось с умышленным преодолением мер охраны ее конфиденциальности, принятых обладателем данной информации;

лицо, получившее информацию, знало, что данная информация составляет коммерческую тайну другого лица и что осуществляющее передачу этой информации лицо не имеет на передачу этой информации законного основания или имело достаточные основания полагать это.

Более ранняя редакция законопроекта "О коммерческой тайне" содержала специальное понятие: "неправомерные способы получения коммерческой тайны - собирание информации, составляющей коммерческую тайну, посредством похищения документов, подкупа или угроз, дачи взятки, введения в заблуждение, нарушения или подстрекательства (принуждения) к нарушению обязательств о соблюдении режима коммерческой тайны, а равно иным незаконным способом без согласия обладателя коммерческой тайны на передачу коммерческой тайны третьим лицам". Эта дефиниция в большей степени соответствовала нормам Соглашения ТРИПС, о котором уже было сказано выше, содержащим схожий, но более емкий по содержанию термин - "способ, противоречащий честной коммерческой практике". Под ним понимается минимум такая практика, как нарушение договора, подрыв доверия или содействие подрыву доверия, а также приобретение закрытой информации третьими лицами, которым было известно или не стало известно лишь в результате грубой небрежности, что ее приобретение относится к подобной практике. Но по каким-то причинам законодатель избежал перечисления способов незаконного получения информации, составляющей коммерческую тайну (хотя, думается, такое перечисление могло бы помочь правоприменителям), и дефиниция "неправомерные способы получения коммерческой тайны" была изъята из законопроекта "О коммерческой тайне", и в принятом и вступившем в силу одноименном Федеральном законе отсутствует.

Отметим также, что продажа, обмен или иное введение в оборот товара, если при этом незаконно использовались результаты интеллектуальной деятельности (к ним теперь прямо относятся и секреты производства) и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ, услуг, являются актом недобросовестной конкуренции согласно Закону о защите конкуренции.