ГРАЖДАНСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
ЗАКОНЫ КОММЕНТАРИИ СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
Гражданский кодекс часть 1
Гражданский кодекс часть 2

Решение № А40-198262/18-57-1043 от 03.04.2019 АС города Москвы

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Российской Федерации

г. МоскваДело № А40-198262/18-57-1043

23 апреля 2019 г.

 Резолютивная часть решения объявлена 03 апреля 2019 г.

                         Полный текст решения изготовлен 23 апреля 2019 г.

Арбитражный суд города Москвы в составе:

Председательствующего судьи Ждановой Ю.А.

при ведении протокола секретарем судебного заседания Амбаловой И.А.

рассмотрев в открытом судебном заседании дело

истец ПУБЛИЧНОЕ АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО БАНК "ФИНАНСОВАЯ КОРПОРАЦИЯ ОТКРЫТИЕ"

ответчик Янпольский Максим Маркович

3-е лицо: Центральный банк Российской Федерации 

о признании сделки недействительной и применения последствий недействительности сделки

в заседании приняли участие:

от истца: Коньков А.А. по доверенности от 22.03.2018 года, Наумов В.О. по доверенности от 31.01.2018 года, Архипенко А.Ю. по доверенности от 14.02.2019 года;

от ответчика: Городисский А.А. по доверенности от 10.09.2018 года, Якушев Д.Ю. по доверенности от 10.09.2018 года;

от 3-его лица: Авакян А.Р. по доверенности от 17.01.2019 года.

                                                                УСТАНОВИЛ:

ПУБЛИЧНОЕ АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО БАНК "ФИНАНСОВАЯ КОРПОРАЦИЯ ОТКРЫТИЕ" обратилось в арбитражный суд кЯнпольскому Максиму Марковичуо признании сделки недействительной и применения последствий недействительности сделки.

Судом к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечен Центральный банк Российской Федерации.

Истец поддержал заявленные исковые требования в полном объеме.

Ответчик возражал против удовлетворения исковых требований.

3 лицо поддержало позицию истца.

Суд, исследовав материалы дела, выслушав доводы сторон, оценив имеющиеся в деле доказательства, пришел к выводу о том, что исковые требования подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

При этом суд исходит из того, что в соответствии со ст. 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов в порядке, установленном АПК РФ.

Согласно ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Из материалов дела следует, что приказом Банка России от 29.08.2017 №ОД-2469 в соответствии со статьями 189.25, 189.26, 189.31 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» с 30.08.2017 назначена временная администрация по управлению ПАО Банк «ФК Открытие» (истец), приостановлены полномочия исполнительных органов Банка, назначены руководители временной администрации по управлению Банком, а также утвержден состав временной администрации.

15.09.2017 Банк России утвердил план участия Банка России в осуществлении мер по предупреждению банкротства Банка, которым предусмотрены докапитализация Банка и предоставление ему средств на поддержание ликвидности.

Таким образом, в отношении Банка начата процедура предупреждения банкротства - санация, осуществлявшаяся Банком России в соответствии с требованиями Закона № 127-ФЗ и нормативных актов Банка России, что предполагало публично-правовое вмешательство в частноправовые отношения в кредитной сфере, направленное, в том числе, на защиту прав вкладчиков.

Приказом Банка России от 29.11.2017 №ОД-3341 в соответствии со статьями 189.26, 189.34 Закона № 127-ФЗ прекращена деятельность временной администрации, назначенной приказом №ОД-2469, функции временной администрации возложены на ООО «УК ФКБС», приостановлены полномочия исполнительных органов Банка, назначены руководители временной администрации по управлению Банка, а также утвержден состав временной администрации.

Приказом Банка России от 21.12.2017 №ОД-3603 прекращено исполнение функций временной администрации, возложенных на ООО «УК ФКБС» приказом №ОД-3341.

В декабре 2017 года Банк России получил прямой контроль над Банком путем участия в его уставном капитале в размере 99,9%.

Прекращение исполнения функций временной администрации, равно как приобретение Банком России прямого контроля над Банком не означает прекращение процедуры санации.

По смыслу абзаца двенадцатого статьи 2, статей 31 и 189.9 Закона №127-ФЗ санация (меры по предупреждению банкротства) представляет собой одну из предбанкротных процедур, являющихся неотъемлемой частью отношений, связанных с несостоятельностью кредитных организаций. В связи с этим таким организациям, в отношении которых осуществляются подобные меры по предупреждению банкротства, законодательно предоставлена возможность оспорить причинившие ее кредиторам вред сделки, совершенные до начала санации, по правилам главы III. 1 Закона №127-ФЗ (пункт 11 статьи 189.40 Закона №127-ФЗ).

Наличие подобной возможности обусловлено тем, что перед санацией кредитная организация, как правило, объективно испытывает финансовые сложности, которые с экономической точки зрения и являются поводом к инициированию соответствующей процедуры. Осведомленность о таких сложностях и разумное прогнозирование очевидных экономико-юридических последствий (предупреждение несостоятельности или банкротство) может способствовать принятию менеджментом (иными органами управления) банка недобросовестных решений о выводе оставшихся активов либо об оказании предпочтения в удовлетворении требований некоторым из клиентов, в том числе, так или иначе аффилированным с банком.

В связи с этим механизм оспаривания подозрительных и преференциальных сделок направлен на компенсацию негативных последствий влияния поведения предыдущего руководства банка на его хозяйственную деятельность. Предъявление соответствующих требований фактически является составной частью реализации новым руководством (назначенным после введения санации) плана по предупреждению банкротства, направленного на восстановление платежеспособности кредитной организации в интересах, в первую очередь, его клиентов, а также и всего банковского сектора экономики.

Вопросы, касающиеся осуществления судебного контроля за санацией банков, относятся к исключительной компетенции арбитражных судов как вытекающие из отношений несостоятельности (пункт 1 части 6 статьи 27 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации)2.

Как следует из пункта 11 статьи 189.40 Закона №127-ФЗ сделка, совершенная банком или иными лицами за счет банка, в отношении которого осуществлены (осуществляются) меры по предупреждению банкротства с участием Банка России или Агентства, предусмотренные параграфом 4.1 главы IX Закона №127-ФЗ, может быть признана недействительной по заявлению указанного банка, Банка России, Управляющей компании или Агентства в порядке и по основаниям, которые предусмотрены Законом №127-ФЗ, а также Гражданским кодексом Российской Федерации и другими федеральными законами, с учетом особенностей, установленных параграфом 4.1 главы IX Закона №127-ФЗ.

К оспариванию таких сделок применяются правила, предусмотренные главой III. 1 Закона №127-ФЗ, пунктами 1-10 статьи 189.40 Закона №127-ФЗ, если иное не предусмотрено настоящим пунктом 11 статьи 189.40 Закона №127-ФЗ.

Периоды, в течение которых совершены сделки, которые могут быть признаны недействительными в соответствии со статьей 61.2 или 61.3 Закона №127-ФЗ, исчисляются с даты утверждения Советом директоров Банка России плана участия Банка России в осуществлении мер по предупреждению банкротства или с даты утверждения Комитетом банковского надзора Банка России (а в случае, предусмотренном абзацем вторым пункта 3 статьи 189.49 настоящего Федерального закона, также Советом директоров Банка России) плана участия Агентства в осуществлении мер по предупреждению банкротства банка.

В силу пункта 3 статьи 61.1 Закона №127-ФЗ, правила главы III.1 ГК РФ могут применяться, в частности к оспариванию действий, направленных на исполнение обязательств и обязанностей, возникающих в соответствии с трудовым законодательством, в том числе к оспариванию соглашений или приказов об увеличении размера заработной платы, о выплате премий или об осуществлении иных выплат в соответствии с трудовым законодательством Российской Федерации и к оспариванию самих таких выплат.

В соответствии с пунктом 2 статьи 61.2 Закона №127-ФЗ, сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка).

Согласно пункта 1 статьи 61.3 Закона №127-ФЗ сделка, совершенная должником в отношении отдельного кредитора или иного лица, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка влечет или может повлечь за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований, в частности при наличии одного из следующих условий:

сделка направлена на обеспечение исполнения обязательства должника или третьего лица перед отдельным кредитором, возникшего до совершения оспариваемой сделки;

сделка привела или может привести к изменению очередности удовлетворения требований кредитора по обязательствам, возникшим до совершения оспариваемой сделки;

сделка привела или может привести к удовлетворению требований, срок исполнения которых к моменту совершения сделки не наступил, одних кредиторов при наличии не исполненных в установленный срок обязательств перед другими кредиторами;

сделка привела к тому, что отдельному кредитору оказано или может быть оказано большее предпочтение в отношении удовлетворения требований, существовавших до совершения оспариваемой сделки, чем было бы оказано в случае расчетов с кредиторами в порядке очередности в соответствии с законодательством Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве).

В соответствии с пунктом 3 статьи 61.3 Закона №127-ФЗ сделка, указанная в пункте 1 настоящей статьи и совершенная должником в течение шести месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, может быть признана арбитражным судом недействительной, если в наличии имеются условия, предусмотренные абзацами вторым и третьим пункта 1 настоящей статьи, или если установлено, что кредитору или иному лицу, в отношении которого совершена такая сделка, было известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества.

Из материалов дела следует, что 01.08.2017 Банком в пользу Янпольского Максима Марковича выплачена премия в размере 55 000 000 рублей за особые достижения в 1-м полугодии 2017 года на основании приказа Председателя Правления ПАО Банк «ФК Открытие» Данкевича Е.Л. от 01.08.2017 №140-01/17мп.

Ответчик по состоянию на 01.08.2017 работал в Банке в должности Старшего Вице-Президента - Директора по развитию бизнеса.

Премирование работников Банка по состоянию на 01.08.2017 регламентировалось Положением об оплате труда и премировании работников ПАО Банк «ФК Открытие», утвержденного приказом Банка от 20.10.2016 №1936.

Как следует из пункта 1.4 Положения, под премированием понимается выплата работникам денежных сумм сверх размера оклада, установленного штатным расписанием и трудовым договором, по результатам производственной деятельности. Под премией понимается стимулирующая выплата, выплачиваемая работникам в виде денежного поощрения при наличии эффективного результата деятельности Банка, функционального направления структурного подразделения или отдельного работника за отчетный период, а также в других случаях в соответствии с нормативными документами Банка. Премии не являются гарантированной частью заработной платы и направлены исключительно на поощрение работников.

Согласно пункту 2.1.1.2 Положения, нефиксированная часть оплаты труда (компенсационные и стимулирующие выплаты, связанные с результатами деятельности) урегулирована в Порядке определения нефиксированной части оплаты труда, являющимся Приложением №2 к Положению.

В соответствии с пунктом 1.2 Порядка, нефиксированная часть оплаты труда может состоять, в том числе из премии за особые достижения в работе.

Согласно пункту 5.1 Порядка единовременная премия за особые достижения в работе выплачивается по следующим основаниям: значимые достижения в решении задач Банка, реализация мероприятий, приведших к существенному экономическому эффекту для Банка или созданию конкурентного преимущества на рынке, успешное выполнение проектных задач или разовых поручений руководства. Как следует из пункта 5.3 Порядка, выплата единовременной премии осуществляется на основании приказа, подписанного Председателем Правления Банка или уполномоченного им лица.

Из материалов дела следует, что итоговый финансовый результат Банка за 2017 год составил минус 397 936 790 тысяч рублей, что следует из отчета о финансовых результатах за 2017 год, размещенного на официальном сайте Банка России в сети Интернет. Во втором полугодии 2017 года в Банк была введена временная администрация Банка России для реализации мер по предупреждению банкротства Банка.

Согласно пункту 2 статьи 19 Закона о банкротстве, заинтересованными лицами по отношению к должнику - юридическому лицу признаются, в частности руководитель должника, а также лица, входящие в совет директоров (наблюдательный совет), коллегиальный исполнительный орган или иной орган управления должника, главный бухгалтер (бухгалтер) должника, в том числе указанные лица, освобожденные от своих обязанностей в течение года до момента возбуждения производства по делу о банкротстве или до даты назначения временной администрации финансовой организации (в зависимости от того, какая дата наступила ранее), либо лицо, имеющее или имевшее в течение указанного периода возможность определять действия должника.

Ответчик по состоянию на 01.08.2017 являлся членом Руководящего комитета Дирекции Рокет Банка, что подтверждается приказами от 12.10.2016 №1863, от 07.09.2017 №2448-ВА.

Как следует из Положения о Руководящем комитете Дирекции Рокет Банка, утвержденного приказом от 12.10.2016 №1863 (пункт 1.1.3), Руководящий комитет дирекции Рокет Банка является консультативным органов для органов управления Банка. Решения, принимаемые Комитетом, имеют статус предложений и рекомендаций для органов управления Банка. Решения, принимаемые Комитетом, Председателем Комитета обязательны для исполнения подразделениями Банка.

Ответчик по состоянию на 01.08.20 1 7  являлся членом Управляющего комитета по развитию малого, розничного и Private Banking бизнеса Банка, что подтверждается приказами от 22.08.2016 №1405, от 13.12.2016 №2411, от 31.05.2017 №1238, от 24.07.2017 №1830, от 07.09.2017 №2448-ВА.

Как следует из Положения об Управляющем комитете по развитию малого, розничного и Private Banking бизнеса Банка, утвержденного приказом от 24.07.2017 №1830 (пункты 1.2, 1.3, 4.1), Управляющий комитет по развитию малого, розничного и Private Banking бизнеса рассматривает вопросы и принимает решения в рамках малого, розничного и Private Banking бизнеса в целях реализации поставленных перед Комитетом задач, согласно указанному положению. Комитет создан по решению Председателя Правления Банка и является постоянно действующим коллегиальным органом Банка. Решения и поручения Комитета, принятые в рамках компетенции, являются обязательными для исполнения всеми работниками Банка.

Таким образом, ответчик по состоянию на дату выплаты оспариваемой премии (01.08.2017) являлся заинтересованным лицом по смыслу пункта 2 статьи 19 Закона о банкротстве, что в частности влечет для него правовые последствия, предусмотренные статьями 61.2, 61.3, пунктом 5 статьи 189.40 Закона о банкротстве.

В соответствии с пунктом 3 статьи 61.3 Закона о банкротстве сделка, указанная в пункте 1 настоящей статьи и совершенная должником в течение шести месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, может быть признана арбитражным судом недействительной, если в наличии имеются условия, предусмотренные абзацами вторым и третьим пункта 1 настоящей статьи, или если установлено, что кредитору или иному лицу, в отношении которого совершена такая сделка было известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества.

Оспариваемая сделка по выплате Банком в пользу ответчика премии за особые достижения от 01.08.2017 привела к оказанию ответчику (как одному из кредиторов Банка) предпочтения по сравнению с другими кредиторами Банка, связи с чем имеются основания для признания ее недействительной в порядке статьи 61.3 Закона о банкротстве.

Указанная сделка совершена в пределах шести месяцев до даты утверждения Банком России Плана участия Банка России в осуществлении мер по предупреждению банкротства Банка (15.09.2017).

На дату совершения оспариваемой сделки у Банка имелись неисполненные обязательства перед иными кредиторами, кроме ответчика, наличие которых подтверждается справкой Банка от 14.11.2018 №01-4-07/119057 об объемах привлеченных денежных средств по состоянию на 01.08.2017 г.

Поскольку ответчик на дату совершения оспариваемой сделки являлся заинтересованным лицом, он не мог не знать о наличии признаков недостаточности имущества Банка (обстоятельствах, позволяющих сделать вывод об их наличии), а также об ущемлении путем совершения оспариваемой сделки интересов иных кредиторов Банка. Доказательств обратного ответчиком не представлено.

В соответствии с пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка).

Довод истца о том, что оспариваемая сделка по выплате Банком в пользу ответчика премии за особые достижения от 01.08.2017 была совершена в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов Банка, в связи с чем, имеются основания для признания ее недействительной в порядке пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, ответчик надлежащими доказательствами не опроверг.

Указанная сделка совершена в пределах трех лет до даты утверждения Банком России Плана участия Банка России в осуществлении мер по предупреждению банкротства Банка (15.09.2017).

Поскольку на 01.08.2017 у Банка имелись неисполненные обязательства перед иными кредиторами, совершение оспариваемой сделки привело к уменьшению активов Банка, и как следствие, к нарушению имущественных прав иных кредиторов ввиду уменьшения возможностей Банка по удовлетворению неисполненных обязательств перед ними.

Направленность оспариваемой сделки на причинение вреда имущественным правам кредиторов Банка должна была быть известна ответчику как заинтересованному лицу. Доказательств обратного ответчиком не представлено.

Согласно пункту 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления, может быть признана арбитражным судом недействительной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки, в том числе в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (подозрительная сделка). Неравноценным встречным исполнением обязательств будет признаваться, в частности, любая передача имущества или иное исполнение обязательств, если рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий и обстоятельств такого встречного исполнения обязательств.

Как следует из пункта 8 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63, неравноценное встречное исполнение обязательств другой стороной сделки имеет место, в частности, в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия на момент ее заключения существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки.

При сравнении условий сделки с аналогичными сделками следует учитывать как условия аналогичных сделок, совершавшихся должником, так и условия, на которых аналогичные сделки совершались иными участниками оборота.

В силу положений пункта 3 статьи 37 Конституции Российской Федерации, статьи 4 Трудового кодекса Российской Федерации, каждый имеет право на труд за вознаграждение, соответствующее выполненной трудовой функции. Таким образом, действия по установлению вознаграждения в рамках трудовых правоотношений является возмездными, то есть, подразумевают наличие встречного предоставления в виде выполнения соответствующей трудовой функции, и, с учетом положений пункта 3 статьи 61.1 Закона о банкротстве, представляют собой сделку, которая может быть оспорена в соответствии с нормами Закона о банкротстве.

Довод истца о том, что оспариваемая сделка по выплате Банком в пользу ответчика премии в размере 55 000 000 рублей от 01.08.2017 была совершена в отсутствие равноценного встречного предоставления со стороны ответчика, в связи с чем, имеются основания для признания ее недействительной в порядке пункта 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве, ответчик надлежащими доказательствами не опроверг.

Из материалов дела следует, что указанная сделка совершена в пределах года до даты утверждения Банком России Плана участия Банка России в осуществлении мер по предупреждению банкротства Банка (15.09.2017), то есть в сроки, предусмотренные пунктом 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

Как следует из приказа от 01.08.2017 №140-01/17мп о выплате премии, а также из служебной записки о выплате премии за особые достижения в работе, премия в размере 55 000 000 рублей от 01.08.2017 выплачена ответчику за особые достижения в работе, то есть в порядке раздела 5 Порядка определения нефиксированной части оплаты труда, являющегося Приложением №2 к Положению об оплате труда и премировании работников Банка.

При этом из служебной записки о выплате премии за особые достижения в работе следует, что оспариваемая премия уплачена ответчику в связи с высокими показателями по прибыли Банка в 1-м полугодии 2017 года, то есть фактически премирование обусловлено определенными результатами хозяйственной деятельности Банка за определенный период (1-е полугодие 2017 года), а не какими-либо действиями ответчика.

Из пункта 1.4 Положения об оплате труда и премировании работников Банка, утвержденного приказом Банка от 20.10.2016 №1936, следует, что премии не являются гарантированной частью заработной платы и направлены исключительно на поощрение работников по результатам производственной деятельности.

Ответчик по состоянию на 01.08.2017 работал в Банке в должности Старшего Вице-Президента - Директора по развитию бизнеса. Ежемесячная заработная плата ответчика на 01.08.2017 составляла 700 000 рублей.

Сумма уплаченной ответчику премии в размере 55 000 000 рублей от 01.08.2017 многократно (более чем в 78 раз) превышала размер ежемесячной заработной платы ответчика. В приказе от 01.08.2017 №140-01/17мп о выплате ответчику оспариваемой премии, а также служебной записке о выплате премии за особые достижения в работе не содержится обоснования размера выплачиваемой премии.

Сам по себе определенный результат хозяйственной деятельности Банка, равно как и выполнение ответчиком своих обязанностей, предусмотренных трудовым договором, не является основанием для выплаты ответчику дополнительного вознаграждения в виде премии. При этом за выполнение своих трудовых обязанностей, предусмотренных трудовым договором, ответчику уплачивалась ежемесячная заработная плата, с соразмерностью которой выполняемой трудовой функции ответчик согласился, подписав трудовой договор с Банком.

Как следует из раздела 5 Приложения №2 к Положению об оплате труда и премировании работников Банка, основания для выплаты единовременной премии за особые достижения в работе предполагают наличие особых достижений конкретного работника. Развернутое объяснение соответствующих оснований подлежит отражению в соответствующей служебной записке. Премирование работников за особые достижения в работе не связано с подведением итогов работы за календарные периоды, принятые в качестве отчетных (соответствующее премирование регламентировано отдельно, в том числе в разделе 4 Приложения №2 к Положению об оплате труда и премировании работников Банка).

В приказе от 01.08.2017 №140-01/17мп о выплате ответчику оспариваемой премии, а также служебной записке о выплате премии за особые достижения в работе содержится лишь информация о высоких показателях по прибыли Банка в первом полугодии 2017 года. Информации об особых достижениях ответчика в указанных документах не содержится.

В судебном заседании Банк пояснил суду, что не располагает сведениями об особых достижениях ответчика в первом полугодии 2017 года применительно к разделу 5 Приложения №2 к Положению об оплате труда и премировании работников Банка, что подтверждается справкой Департамента работы с персоналом от 12.12.2018 №4297.

Ответчиком не представлено доказательств, подтверждающих предоставление ответчиком равноценного встречного предоставления в виде количества и качества затраченного труда, обусловившего выплату ответчику премии в размере 55 000 000 руб. от 01.08.2017. В частности, ответчиком не представлено доказательств, подтверждающих выполнение ответчиком особо сложной и трудоемкой работы в период, предшествующий выплате премии, наличие в указанный период каких-либо особых достижений, обусловленных трудом ответчика.

Из материалов дела следует, что в предшествующие периоды ответчику уплачивалась премия по итогам деятельности за год, в то время как оспариваемая премия фактически уплачена ответчику после первого полугодия.

Так, по итогам работы за 2016 год ответчик получил премию в суммарном размере 55 000 000 рублей (Приказ от 19.12.2016 №344-П/лс, Приказ от 26.12.2016 №384-П/лс), по итогам работы за 2015 год ответчик получил премию в суммарном размере 13 000 000,00 рублей (Приказ от 02.12.2015 №226-08/15мп; Приказ от 24.12.2015 №242-18/15мп); по итогам работы за 2014 год ответчик получил премию в размере 6 000 000 рублей (Приказ от 29.12.2014 №33/01мп).

Указанные годовые премии за 2014, 2015, 2016 годы меньше или сопоставимы с премией, уплаченной ответчику лишь по итогам первого полугодия 2017 года. При этом итоговый финансовый результат Банка за 2017 год составил минус 397 936 790 тысяч рублей. Во втором полугодии 2017 года в Банк была введена временная администрация Банка России для реализации мер по предупреждению банкротства Банка

Иных премий за соответствующий период ответчику не уплачивалось, кроме премии за особые достижения в размере 34 482 759,00 рублей (Приказ от 21.04.2016 №71-02/16мп). Из материалов дела следует, что премирование на указанную сумму связано с успешным завершением сделки по покупке «Рокетбанка», то есть данная премия (также начисления как единовременная премия за особые достижения в работе) в отличие от премии от 01.08.2017 не связана с итогами деятельности Банка за определенный период.

Таким образом, суд полагает, что оспариваемая премия от 01.08.2017 за особые достижения в работе в размере 55 000 000 рублей выплачена ответчику в отсутствие какого-лицо равноценного встречного предоставления с его стороны. В более ранний период Банк не производил выплату ответчику премий в столь значительном объеме при сравнимых обстоятельствах. Доказательств выполнения ответчиком особо сложной и трудоемкой работы в период, предшествующий премированию, последним не представлено.

Довод истца о том, что премирование ответчика осуществлено в отсутствии фактических оснований для премирования, предусмотренных внутренними документами Банка, ответчик надлежащими доказательствами не опроверг.

С учетом указанного периода, за который была выплачена указанная премия, суд полагает, что доказательств того, что оспариваемая сделка была совершена в рамках обычной хозяйственной деятельности Банка, суду не представлено.

Оспариваемая премия уплачена ответчику со ссылкой на наличие особых достижений в работе, при этом в нарушение внутренних документов Банка в соответствующей служебной записке о премировании не содержится никакой информации о таких особых достижениях ответчика. Указанное обоснование для премирования (прибыль Банка в первом полугодии 2017 года) является формальным, поскольку может быть применено ко всем работникам Банка и, кроме того, не является основанием премирования за особые достижение в соответствии с внутренними документами Банка.

Деятельность Банка, при которой Банком нарушаются собственные внутренние документы, не может рассматриваться в качестве его обычной хозяйственной деятельности. Выплата в пользу работников в завышенном размере не являются обычными для деятельности Банка или иных хозяйствующих субъектов.

Принимая во внимание изложенное, суд полагает, что суду не представлено доказательств того, что оспариваемая сделка, являлась обоснованной, экономически целесообразной и не повлиявшей на ухудшение финансового состояния Банка, о чем ответчик, действуя разумно, не мог не знать.

Из материалов дела следует, что оспариваемая сделка направлена на вывод активов санируемого Банка в ущерб иным его кредиторам, включая государство в лице Банка России, за счет средств которого Банку была оказана финансовая помощь путем докапитализации Банка.

Доводы ответчика, изложенные в отзыве на исковое заявление, судом отклоняются в виду следующего.

Из материалов дела следует, что по данным бухгалтерской отчетности Банка (по форме 0409806) на 01.07.2017  стоимость активов Банка составила 2 469 044 874 тыс. рублей, сумма обязательств Банка перед его кредиторами - 2 307 373 477 тыс. рублей. По данным бухгалтерской отчетности банка (по форме 0409806) на 01.08.2017 стоимость активов Банка составила 2 172 256 644 тыс. рублей, сумма обязательств Банка перед его кредиторами - 2 008 761 757 тыс. рублей.

При этом по данным аналогичной бухгалтерской отчетности Банка на 01.10.2017, стоимость активов Банка составила 1 827 285 775 тыс. рублей, сумма обязательств Банка перед его кредиторами - 1 970 883 867 тыс. рублей. Таким образом, на 01.10.2017 Банк отвечал признаку недостаточности имущества.

Таким образом, на образование убытка в 2017 году в первую очередь оказало влияние формирование резервов и переоценка ценных бумаг во второй половине 2017 года.

При этом, положительная структура бухгалтерской отчетности Банка (по форме 0409806) по состоянию на 01.08.2017 являлась следствием нарушения Банком требований нормативных актов Банка России по формированию резервов, в связи с чем стоимость активов, отраженных в вышеуказанной отчетности, подлежит снижению на сумму несформированных Банком резервов (которые были сформированы в дальнейшем Банком и временной администрацией по управлению Банком).

Таким образом, при достоверном отражении в отчетности Банка (форме 0409806) на 01.08.2017 адекватных резервов, Банк отвечал бы признаку недостаточности имущества на дату совершения оспариваемой сделки (01.08.2017).

Из материалов дела следует, что по состоянию на 01.08.2017 в отношении Банка действовало, в частности Предписание Банка России от 18.11.2016 №016-42-4/9249ДСП'  по формированию резервов, согласно которому общая сумма недоформированных Банком резервов в нарушение нормативных актов Банка России составила не менее 8 898 940 тыс. рублей.

18.09.2017 соответствующее Предписание от 18.11.2016 исполнено, Банком фактически сформированы резервы в размере 14 411 475 тыс. рублей. 30.03.2018 Банком России подтверждено исполнение Предписания от 18.11.2016 . По указанному Предписанию от 18.11.2016 Банк не создавал резервы, уменьшающие прибыль Банка, а учитывал суммы не досозданного резерва в уменьшение размера собственных средств (капитала) Банка.

Информация о факте нарушения Банком требований нормативных актов Банка России в части формирования резервов являлась общедоступной и содержалась в отчетности, раскрываемой на официальном сайте Банка России.

Таким образом, отражение Банком прибыли в первом полугодии 2017 года обусловлено неисполнением Банком требований нормативных актов Банка России о формировании резервов, в том числе Предписания от 18.11.2016 о доформировании резервов.

При этом размер прибыли Банка за первое полугодие 2017 года по данным бухгалтерской отчетности (по форме 0409807) составил 5 313 578 тыс. рублей, в то время как величина фактически недосозданного резерва согласно бухгалтерской отчетности (по форме 0409123) в соответствующий период (в том числе 01.07.2017, 01.08.2017) превышала 9 млрд. рублей.

В судебном заседании Банк пояснил суду, что в пояснительной информации к годовой бухгалтерской отчетности Банка за 2017 год отражена сумма нефиксированной части оплаты труда (1 907 604 тыс. рублей), выплаченная в отношении членов исполнительных органов и иных работников, «принимающих риски» (риск-тейкеров) в течение всего 2017 года (с учетом НДФЛ). В указанную сумму вошли, в том числе премии за 2016 год (годовые и квартальные премии), квартальные премии, а также единовременные премии за особые достижения в работе, что подтверждается соответствующей справкой Банка. Таким образом, доводы ответчика о выплате новым руководством Банка годовых премий за 2017 год со ссылкой на вышеуказанную пояснительную информацию к годовой бухгалтерской отчетности Банка за 2017 год являются несостоятельными.

При этом, следует отметить, что в августе 2017 года на основании приказов от 01.08.2017 №140-01/17мп и от 29.08.2017 №158-08/17мп прежним руководством Банка была произведена выплата премий в общей сумме 1 370 918 785,00 рублей (включая НДФЛ). При этом по состоянию на 12.12.2018 осуществлен возврат выплаченных на основании указанных приказов премий в сумме 824 692 209 рублей.

То обстоятельство, что само по себе премирование имело место в Банке и до выплаты оспариваемой премии от 01.08.2017 г., не является подтверждением того, что оспариваемая сделка по выплате премии совершена в рамках обычной хозяйственной деятельности, принимая во внимание, в том числе условия выплаты оспариваемой премии и ее размер, которые не являлись для Банка обычными в рассматриваемых обстоятельствах, о чем было указано выше.

Довод истца о том, что оспариваемая сделка по выплате премии не соответствовала критерию разумности и фактически повлекла безосновательное выбытие активов Банка незадолго до начала осуществления в отношении Банка процедуры санации, ответчик не опроверг.

Согласно пункту 1 статьи 226 НК РФ, российские организации, от которых или в результате отношений с которыми налогоплательщик получил доходы (налоговые агенты), обязаны исчислить, удержать у налогоплательщика и уплатить сумму НДФЛ. Начисленная сумма НДФЛ в силу пункта 4 статьи 226 НК РФ удерживается непосредственно из доходов налогоплательщика при их фактической выплате. Пунктом 9 статьи 226 НК РФ прямо запрещена уплата НДФЛ за счет средств налоговых агентов, а также несение налоговыми агентами любых расходов, связанных с уплатой НДФЛ за физических лиц.

Иначе говоря, сумма полученного ответчиком дохода в результате совершения оспариваемой сделки составила 55 000 000 рублей. Из указанной суммы дохода ответчика при его фактической выплате (то есть за счет денежных средств ответчика, а не Банка) Банком как налоговым агентом удержан и уплачен НДФЛ.

Поскольку целью применения последствий недействительности сделки является приведение сторон в первоначальное положение, в пользу Банка подлежит взысканию вся сумма расходов, понесенных им (эквивалентная сумме доходов, полученных ответчиком) в результате совершения оспариваемой сделки, которая составила 60 000 000 рублей, а не только сумма денежных средств, которыми ответчик получил возможность свободно распоряжаться ввиду ее поступления на его счет.

Иное толкование положений законодательства приведет к возложению именно на Банк как налогового агента, а не на ответчика как налогоплательщика-физическое лицо расходов, связанных с уплатой НДФЛ, что прямо противоречит императивной норме пункта 9 статьи 226 НК РФ.

Кроме того, согласно положениям статей 78, 231 НК РФ, регулирующих порядок возврата налога, именно налогоплательщик, а не налоговый агент является конечным получателем сумм возвращаемого налога, уплаченного в бюджетную систему Российской Федерации без имеющихся к тому оснований. Следовательно, именно ответчик, уплатив НДФЛ с полученного дохода (в том числе посредством удержания суммы НДФЛ налоговым агентом), имеет право на возврат соответствующей суммы. Правовых оснований для возврата суммы НДФЛ в пользу Банка без дальнейшей передачи полученной суммы в пользу налогоплательщика, действующее законодательство не содержит.

Таким образом, при применении последствий недействительности оспариваемой сделки по выплате ответчику премии на сумму 55 000 000 рублей подлежит учету не только сумма, зачисленная на счет ответчика, но и сумма НДФЛ, удержанная и уплаченная Банком как налоговым агентом за счет ответчика.

Из материалов дела следует, что 3 лицо, Банк России поддержал доводы истца в полном объеме.

Довод Банка России о том, что в виду нестабильного финансового положения Банка в преддверие мероприятий по финансовому оздоровлению, цель заключения сделки с Янпольским Максимом Марковичем не является  очевидной, не имела для Банка экономического смысла, ответчик надлежащими доказательствами не опроверг.

Согласно ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Исследовав и оценив представленные доказательства, исходя из предмета и оснований заявленных исковых требований, с учетом положений ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд приходит к выводу, что требования истца являются обоснованными и подлежащими удовлетворению.

В соответствии со ст.ст. 102 и 110 АПК РФ госпошлина по иску относится на ответчика.

На основании ст.ст. 10, 11, 12, 168, 170 ГК РФ, руководствуясь ст.ст. 4, 65, 71, 102, 110, 167-170, 176 АПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Признать недействительной сделку по выплате ПАО Банк «ФК Открытие» в пользу Янпольского Максима Марковича премии в размере 55 000 000 (Пятьдесят пять миллионов) руб. от 01.08.2017.

Применить последствия недействительности сделки путем взыскания с Янпольского Максима Марковича в пользу ПАО Банк «ФК Открытие» денежных средств в размере 55 000 000 (Пятьдесят пять миллионов) руб.

Взыскать с Янпольского Максима Марковича в пользу ПУБЛИЧНОГО АКЦИОНЕРНОГО ОБЩЕСТВА БАНК "ФИНАНСОВАЯ КОРПОРАЦИЯ ОТКРЫТИЕ" государственную пошлину в сумме 6 000 (Шесть тысяч) руб.

Решение может быть обжаловано в Девятый арбитражный апелляционный суд в месячный срок со дня его принятия.

Судья                                                                                                                 Ю.А. Жданова