ГРАЖДАНСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
ЗАКОНЫ КОММЕНТАРИИ СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
Гражданский кодекс часть 1
Гражданский кодекс часть 2

Апелляционное определение № 49-АПА19-19 от 02.08.2019 Верховного Суда РФ

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 

 № 49-АПА19-19

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ 

город Москва 2 августа 2019 года 

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда  Российской Федерации в составе 

председательствующего Зинченко И.Н.,

судей Горчаковой Е.В. и Калининой Л.А.

при секретаре Виноградовой Е.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по  административному исковому заявлению общества с ограниченной  ответственностью научно-производственный центр «Дамир» (далее - Общество) о признании недействующим пункта 2166 Перечня объектов  недвижимого имущества, в отношении которых налоговая база определяется  как кадастровая стоимость на 2019 год, утверждённого постановлением  Правительства Республики Башкортостан от 24 декабря 2018 года № 636  (далее - Перечень), по апелляционным жалобам Министерства земельных и  имущественных отношений Республики Башкортостан и Правительства  Республики Башкортостан на решение Верховного Суда Республики  Башкортостан от 22 апреля 2019 года, которым административное исковое  заявление удовлетворено. 

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации  Горчаковой Е.В., возражения на жалобу представителя административного  истца Линник ВВ., заключение прокурора Генеральной прокуратуры  Российской Федерации Засеевой Э.С., Судебная коллегия по  административным делам Верховного Суда Российской Федерации 

установила:

пунктом 2166 Перечня, размещённого на официальном Интернет-портале  правовой информации Республики Башкортостан  (Ь«р://\у\у\у.пра.Ьазпког1;о51:ап.ги), 26 декабря 2018 года, нежилое здание, 


кадастровый номер 02:55:011108:90, расположенное по адресу: Республика  Башкортостан, г. Уфа, ул. Пугачева, д. 49 (далее - спорное здание), признано  объектом недвижимого имущества, в отношении которого налоговая база  определяется как кадастровая стоимость в соответствии со статьёй 378.2  Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ). 

Общество, собственник спорного здания, обратилось в суд с  административным исковым заявлением о признании недействующей  приведённой нормы, обосновывая свою позицию тем, что поименованный  объект недвижимого имущества не обладает признаками объекта  налогообложения, в отношении которого налоговая база определяется как его  кадастровая стоимость, а его включение в Перечень противоречит  статье 378.2 НК РФ и нарушает законные интересы административного  истца, необоснованно возлагая обязанность по уплате налога на имущество в  завышенном размере. 

Решением Верховного Суда Республики Башкортостан от 22 апреля 2019  года административный иск удовлетворён. 

В апелляционных жалобах Министерство земельных и имущественных  отношений Республики Башкортостан и Правительство Республики  Башкортостан ставят вопрос об отмене судебного акта и вынесении решения  об отказе в удовлетворении заявленных требований, ссылаясь на  неправильное применение судом норм материального и процессуального  права. 

Относительно доводов, изложенных в апелляционных жалобах,  участвующим в деле прокурором представлены возражения о их  необоснованности и законности судебного акта. 

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения  апелляционной жалобы извещены своевременно и в надлежащей форме, в  судебное заседание Судебной коллегии не явился представители  административного ответчика и заинтересованного лица. На основании части  1 статьи 307 Кодекса административного судопроизводства Российской  Федерации Судебная коллегия полагает возможным рассмотреть дело в  отсутствие указанных лиц. 

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и  возражений на них, Судебная коллегия не находит оснований для отмены  судебного решения. 

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции сделал  правильный вывод о несоответствии оспариваемой нормы федеральному  законодательству, обоснованно констатировав, что признать спорное здание  объектом недвижимости, в отношении которого налоговая база определяется  исходя из его кадастровой стоимости, не позволяет ни вид разрешённого  использования земельного участка, ни техническая документация, ни  фактическое использование здания. 

Позиция суда основана на правильном применении норм материального  права, соответствует материалам дела и фактическим обстоятельствам. 


Установление общих принципов налогообложения и сборов в  Российской Федерации находится в совместном ведении Российской  Федерации и субъектов Российской Федерации. По предметам совместного  ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются  федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные  нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации (статьи 72 и  76 Конституции Российской Федерации). 

Каждое лицо должно уплачивать законно установленные налоги,  которые должны иметь экономическое основание и не могут быть  произвольными. Налог на имущество организаций относится к региональным  налогам (статьи 3 и 14 НК РФ). 

Суд первой инстанции, проанализировав предписания подпункта 33  пункта 2 статьи 26.3 Федерального закона от 6 октября 1999 года № 184-ФЗ  «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и  исполнительных органов государственной власти субъектов Российской  Федерации», статьи 14, пункта 2 статьи 372, статьи 378.2 НК РФ, Закона  Республики Башкортостан от 28 ноября 2003 года № 43-з «О налоге на  имущество организаций» (далее - Закон о налоге на имущество организаций),  Закона Республики Башкортостан от 30 октября 2014 года № 141-з «О  внесении изменений в Закон Республики Башкортостан «О налоге на  имущество организаций», Закона Республики Башкортостан от 14 марта 2003  года № 474-з «О Правительстве Республики Башкортостан», сделал верный  вывод о принятии оспариваемого нормативного правового акта  уполномоченным органом в пределах компетенции с соблюдением порядка  его опубликования. 

Согласно пункту 2 статьи 375 НК РФ налоговая база в отношении  отдельных объектов недвижимого имущества определяется как их  кадастровая стоимость по состоянию на 1 января года налогового периода в  соответствии со статьёй 378.2 этого кодекса. 

На территории Республики Башкортостан в соответствии со статьёй 1  Закона Республики Башкортостан от 30 октября 2014 года № 141-з «О  внесении изменений в Закон Республики Башкортостан «О налоге на  имущество организаций» с 1 января 2015 года введён налог на имущество  организаций, исходя из кадастровой стоимости недвижимого имущества. 

Как следует из позиции административного ответчика, спорное здание  включено в Перечень как торговый центр по виду разрешённого  использования земельного участка, на котором оно расположено,  предусматривающем размещение автосервиса, являющегося объектом  бытового обслуживания. 

В силу положений пункта 4 статьи 378.2 НК РФ, торговым центром  признаётся отдельно стоящее нежилое здание (строение, сооружение) при  условии если: 

- оно расположено на земельном участке, один из видов разрешённого  использования которого предусматривает размещение торговых объектов, 


объектов общественного питания и (или) объектов бытового обслуживания  (подпункт 1); 

- назначение, разрешённое использование или наименование помещений  общей площадью не менее 20 процентов общей площади этого здания  (строения, сооружения) в соответствии со сведениями, содержащимися в  Едином государственном реестре недвижимости, или документами  технического учёта (инвентаризации) таких объектов недвижимости  предусматривает размещение перечисленных выше объектов (абзац второй  подпункта 2); 

- фактически используется для размещения таких объектов не менее 20  процентов общей площади здания (абзац третий подпункта 2). 

Аналогичные нормы содержатся в пункте 3 статьи 378.2 НК РФ,  определяющем критерии признания нежилого здания (строения, сооружения)  административно-деловым центром, отличительной чертой которого  является нахождение на земельном участке, вид разрешённого использования  которого предусматривает размещение офисных зданий делового,  административного и коммерческого назначения, наличие в здании  помещений, назначение, разрешённое использование или наименование  которых общей площадью не менее 20 процентов общей площади этого  здания (строения, сооружения) предусматривают размещение офисов и  сопутствующей офисной инфраструктуры, включая централизованные  приёмные помещения, комнаты для проведения встреч, офисное  оборудование, парковки, а также в пункте 4.1 этой статьи в отношении  названных объектов недвижимости, которые признаются одновременно как  административно-деловой центр, так и торговый центр (комплекс), если  такое здание (строение, сооружение) предназначено для использования или  фактически используется одновременно как в целях делового,  административного или коммерческого назначения, так и в целях  размещения торговых объектов, объектов общественного питания и (или)  объектов бытового обслуживания. 

Пунктами 1 и 3 части 1 статьи 2.1 Закона о налоге на имущество  организаций к отдельным объектам недвижимого имущества, по которым  налоговая база определяется как кадастровая стоимость имущества,  относятся: 

административно-деловые центры и торговые центры (комплексы)  общей площадью свыше 1000 кв.м и помещения в них (кроме помещений,  находящихся в оперативном управлении органов государственной власти и  органов местного самоуправления, автономных, бюджетных и казенных  учреждений), если соответствующие здания (строения, сооружения), за  исключением многоквартирных домов, расположены на земельных участках,  один из видов разрешённого использования которых предусматривает  размещение офисных зданий делового, административного (кроме зданий  (строений, сооружений), расположенных на земельных участках, вид  разрешённого использования которых предусматривает размещение 


промышленных или производственных объектов) и коммерческого  назначения, торговых объектов, объектов общественного питания и (или)  бытового обслуживания, или если соответствующие здания (строения,  сооружения) предназначены для использования в целях делового,  административного или коммерческого назначения, а также в целях  размещения торговых объектов, объектов общественного питания и (или)  бытового обслуживания; 

отдельно стоящие нежилые здания (строения, сооружения) общей  площадью свыше 2000 кв. м и помещения в них, фактически используемые в  целях делового, административного или коммерческого назначения, а также  в целях размещения торговых объектов, объектов общественного питания и  (или) объектов бытового обслуживания. 

По смыслу приведённых предписаний федерального и регионального  законодательства, в Перечень подлежит включению такое нежилое отдельно  стоящее здание, которое отвечают одному из критериев, установленным  названными выше правовыми нормами. 

Между тем, как правильно указал суд первой инстанции, спорное  здание ни одному из перечисленных выше условий не соответствует. 

Суд первой инстанции, установив расположение спорного здания на  земельном участке с видом разрешённого использования «объекты  придорожного сервиса, обеспечение научной деятельности, спорт», сделал  верное заключение, что исходя из его наименования нельзя сделать вывод,  что такой вид предусматривает размещение объектов, перечисленных в  статье 378.2 НК РФ

При этом суд обоснованно исходил из положений пункта 2 статьи 7  Земельного кодекса Российской Федерации, которыми установлено, что  правовой режим земель определяется исходя из их принадлежности к той или  иной категории и виду разрешённого использования, в соответствии с  классификатором, утверждённым Приказом Министерства экономического  развития Российской Федерации от 1 сентября 2014 года № 540 в редакции  от 6 октября 2017 года, код 3.3 которого с наименованием «бытовое  обслуживание» предусматривающий размещение объектов бытового  обслуживания, содержит следующее описание - «размещение объектов  капитального строительства, предназначенных для оказания населению или  организациям бытовых услуг (мастерские мелкого ремонта, ателье, бани,  парикмахерские, прачечные, химчистки, похоронные бюро)», вместе с тем  коды 4.9.1 - «объекты придорожного сервиса», 5.1 - «спорт», 3.9«обеспечение научной деятельности» не предусматривают размещения  объектов бытового обслуживания в значении, придаваемом в приведённом  выше описании вида с кодом 3.3 названного классификатора. 

Правомерно суд первой инстанции не усмотрел оснований для  признания спорного здания объектом налогообложения, налоговая база  которого исчисляется из его кадастровой стоимости и на основании  сведений, содержащихся в технической документации на спорное здание. 


Проанализировав данные экспликации к поэтажному плану, являющейся  неотъемлемой частью технического паспорта на здание по состоянию на  15 января 2018 года, согласно которым спорное здание является 3-х этажным  нежилым строением, общей площадью 1905,1 кв. метров, состоит из  помещений с назначением: «тамбур», «автосервис» (314,8 кв.м),  «диагностический пункт обработки заявок на ремонт» (43,3 кв.м), «склад»,  «санузел», «котельная», «лаборатория для испытательных работ», «кабинет  по научно-производственной деятельности», «подготовительный участок к  приемке испыт.работе», «коридор», «эл. щитовая», «лестничная клетка»,  «душевая», «комната приема пищи», «раздевалка», «кабинет», «научный  отдел», «спортзал», «тренерская», «гимнастический зал», «массажный  кабинет», «тренировочный зал», суд первой инстанции обоснованно  констатировал, что площадь помещений, наименование которых  предусматривает размещение объектов бытового обслуживания, составляет  менее 20 процентов об общей площади здания (314,8+43,3= 358,1 кв.м,  20%от 1905,1= 381кв.м). 

Является верным суждение о том, что назначение помещения «кабинет»  нельзя расценить как предусматривающее размещение офиса для целей  статьи 378.2 НК РФ, поскольку термин «кабинет» не являются  тождественным термину «офис». 

Представленный административным ответчиком акт обследования  фактического использования спорного здания, проведённого в 2019 году не  имеет правового значения, так как составлен после принятия оспариваемого  нормативного правового акта. Кроме того, согласно приведённой выше  региональной норме отдельно стоящие нежилые здания (строения,  сооружения) и помещения в них, фактически используемые в целях делового,  административного или коммерческого назначения, а также в целях  размещения торговых объектов, объектов общественного питания и (или)  объектов бытового обслуживания, включаются в перечень при условии их  площади свыше 2 000 кв.м. Между тем площадь спорного здания 1905,1  кв.м 

В силу прямого предписания, содержащегося в части 9 статьи 213  Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации,  административный ответчик обязан доказать законность включения спорного  здания в перечень объектов недвижимого имущества, в отношении которых  налоговая база определяется как их кадастровая стоимость. 

Между тем ни Министерством земельных и имущественных отношений,  ни Правительством Республики Башкортостан относимых и допустимых  доказательств, с достоверностью подтверждающих соответствие спорного  здания и помещений в нём условиям, установленным НК РФ и необходимым  для включения названного объекта в Перечень, не представлено, не  содержится их и в апелляционных жалобах. 

При таком положении суд первой инстанции законно признал пункт  2166 Перечня недействующим. 


Доводы апелляционных жалоб, как основанные на неправильном  толковании норм материального права, регулирующих отношения в сфере  налогообложения имущества организаций, несостоятельны и выводов суда  первой инстанции не опровергают. 

При разрешении дела судом верно определены юридически значимые  обстоятельства, выводы суда подтверждены материалами дела, нарушений  норм материального и процессуального права, которые привели к  неправильному разрешению дела, не допущено, обстоятельства, влекущие  безусловную отмену решения суда первой инстанции, по административному  делу не установлены. 

Ввиду изложенного, Судебная коллегия по административным делам  Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 309, 311  Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, 

определила:

решение Верховного Суда Республики Башкортостан от 22 апреля 2019 года  оставить без изменения, апелляционные жалобы Министерства земельных и  имущественных отношений Республики Башкортостан и Правительства  Республики Башкортостан - без удовлетворения.