ГРАЖДАНСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
ЗАКОНЫ КОММЕНТАРИИ СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
Гражданский кодекс часть 1
Гражданский кодекс часть 2

Кассационное определение № 69-КА19-2 от 17.09.2019 Верховного Суда РФ

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 № 69-КА19-2

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
г.Москва 17 сентября 2019 года

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда  Российской Федерации в составе 

председательствующего Зинченко И.Н.,
судей Горчаковой Е.В. и Калининой Л.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу  Федерального агентства воздушного транспорта (далее - Росавиация) на  решение Сургутского городского суда Ханты-Мансийского автономного  округа - Югры от 24 мая 2018 года и апелляционное определение судебной  коллегии по административным делам суда Ханты-Мансийского  автономного округа - Югры от 16 октября 2018 года по делу по  административному исковому заявлению Лапина Сергея Владимировича к  Росавиации о признании незаконным приказа об аннулировании  свидетельства авиационного персонала в части, его отмене, а также  возложении обязанности устранить допущенное нарушение. 

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации  Горчаковой ЕВ., объяснения представителя Федерального агентства  воздушного транспорта Каблова Д.С., поддержавшего доводы жалобы,  возражения представителя административного истца Сакмарова В.В. и  представителя федерального государственного бюджетного  образовательного учреждения высшего профессионального образования  «Южно-Уральский государственный университет (национальный  исследовательский университет)» Шведовой Е.Е., Судебная коллегия по  административным делам Верховного Суда Российской Федерации 

установила:

Лапин СВ. обратился в суд с административным исковым заявлением к  Росавиации с административным иском об оспаривании приказа от 9 апреля 


2018 года № 286-П «Об аннулировании свидетельств авиационного  персонала» (далее - Приказ от 9 апреля 2018 года № 286-П) в части  аннулирования выданного ему свидетельства коммерческого пилота от  3 марта 2015 года № <...>, его отмене, о возложении обязанности  включить свидетельство в федеральную государственную информационную  систему «Реестр выданных свидетельств авиационного персонала», считает  его незаконным, необоснованным и противоречащим действующему  законодательству, утверждая, что каких-либо действий, связанных с  указанием недостоверных сведений, не совершал, все представленные им  документы соответствовали предъявляемым к ним требованиям,  установленным действующим законодательством. 

Решением Сургутского городского суда Ханты-Мансийского  автономного округа - Югры от 24 мая 2018 года, оставленным без изменения  апелляционным определением судебной коллегии по административным  делам суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 16 октября  2018 года, требования Лапина СВ. удовлетворены в части признания  незаконным Приказа от 9 апреля 2018 года № 286-П, касающегося  аннулирования выданного административному истцу свидетельства  коммерческого пилота, на Росавиацию возложена обязанность устранить  допущенные нарушения путём отмены приказа, в удовлетворении остальных  требований отказано. 

Определением судьи суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 17 января 2019 года Росавиации отказано в передаче кассационной  жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной  инстанции. 

В кассационной жалобе, поданной Росавиацией в Верховный Суд  Российской Федерации, ставится вопрос об отмене судебных актов, как  незаконных, и вынесении нового решения об отказе в удовлетворении  требований. 

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации от  15 марта 2019 года дело истребовано в Верховный Суд Российской  Федерации, определением от 21 мая 2019 года кассационная жалоба с делом  передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по  административным делам Верховного Суда Российской Федерации. 

Основаниями для отмены или изменения судебных актов в  кассационном порядке являются существенные нарушения норм  материального права или норм процессуального права, которые повлияли на  исход административного дела и без устранения которых невозможны  восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а  также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 328 Кодекса  административного судопроизводства Российской Федерации). 

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы,  Судебная коллегия считает, что судами первой и апелляционной инстанций  допущены такого рода нарушения норм процессуального и материального  права. 


Удовлетворяя административные исковые требования Лапина СВ., суд  первой инстанции пришёл к выводу о том, что в Росавиацию были  представлены все необходимые для выдачи свидетельства пилота  коммерческой авиации документы, предусмотренные пунктом 9 Правил  проведения проверки соответствия лиц, претендующих на получение  свидетельств, позволяющих выполнять функции членов экипажа  гражданского воздушного судна, за исключением сверхлёгкого  пилотируемого гражданского воздушного судна с массой конструкции 115  килограммов и менее, беспилотного гражданского воздушного судна с  максимальной взлётной массой 30 килограммов и менее, сотрудников по  обеспечению полётов гражданской авиации, функции по техническому  обслуживанию воздушных судов и диспетчерскому обслуживанию  воздушного движения, требованиям федеральных авиационных правил, а  также выдачи таких свидетельств лицам из числа специалистов авиационного  персонала гражданской авиации, утверждённых постановлением  Правительства Российской Федерации от 6 августа 2013 года № 670. 

При этом суд первой инстанции констатировал об отсутствии у  административного ответчика доказательств недостоверности  представленных документов, указал, что Лапин СВ. прошёл надлежащую  профессиональную переподготовку (переучивание). 

Суд апелляционной инстанции, оставляя без удовлетворения  апелляционную жалобу Росавиации, согласился с выводами суда первой  инстанции. 

Судебная коллегия считает состоявшиеся по делу судебные акты  незаконными исходя из следующего. 

Правовые основы использования воздушного пространства Российской  Федерации и деятельности в области авиации устанавливает Воздушный  кодекс Российской Федерации (далее - Воздушный кодекс), согласно  статье 2 которого воздушное законодательство Российской Федерации  состоит из названного кодекса, федеральных законов, указов Президента  Российской Федерации, постановлений Правительства Российской  Федерации, федеральных правил использования воздушного пространства,  федеральных авиационных правил, а также принимаемых в соответствии с  ними иных нормативных правовых актов Российской Федерации (пункт 1). 

Федеральные правила использования воздушного пространства и  федеральные авиационные правила - нормативные акты, регулирующие  отношения в области использования воздушного пространства и в области  авиации и принимаемые в порядке, определённом Правительством  Российской Федерации (пункт 2 статьи 2 Воздушного кодекса). 

Согласно пункту 1 статьи 53 Воздушного кодекса к выполнению  функций членов экипажа гражданского воздушного судна, за исключением  сверхлёгкого пилотируемого гражданского воздушного судна с массой  конструкции 115 килограммов и менее, беспилотного гражданского  воздушного судна с максимальной взлётной массой 30 килограммов и менее,  допускаются лица из числа специалистов авиационного персонала 


гражданской авиации, имеющие выданные уполномоченным органом в  области гражданской авиации соответствующие свидетельства. 

К авиационному персоналу относятся лица, которые имеют  профессиональную подготовку, осуществляют деятельность по обеспечению  безопасности полётов воздушных судов или авиационной безопасности, по  организации, выполнению, обеспечению и обслуживанию воздушных  перевозок и полётов воздушных судов, выполнению авиационных работ,  организации использования воздушного пространства, организации и  обслуживанию воздушного движения и включены в перечни специалистов  авиационного персонала (пункт 1 статьи 52 названного кодекса). 

Федеральный законодатель в статье 54 Воздушного кодекса установил  специальное правовое регулирование подготовки специалистов, закрепив  правило, согласно которому требования к образовательным организациям и  организациям, осуществляющим обучение специалистов согласно перечню  специалистов авиационного персонала гражданской авиации  устанавливаются федеральными авиационными правилами (пункт 2), а также  обязал осуществлять подготовку специалистов согласно перечню  специалистов авиационного персонала гражданской авиации исключительно  по программам подготовки, утверждённым уполномоченным органом в  области гражданской авиации, требования к порядку разработки,  утверждения и содержанию которых также устанавливаются федеральными  авиационными правилами (пункт 4). 

Образовательные организации и организации, осуществляющие  обучение специалистов соответствующего уровня согласно перечням  специалистов авиационного персонала, подлежат обязательной  сертификации. Данная сертификация осуществляется уполномоченными  органами, на которые возложены организация и проведение обязательных  сертификации и аттестации. Требования к проведению обязательных  сертификации, аттестации и государственной регистрации и порядок их  проведения устанавливаются федеральными авиационными правилами и  обязательны для соблюдения всеми федеральными органами исполнительной  власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, а  также физическими лицами, юридическими лицами (пункты 1, 3 статьи 8  Воздушного кодекса). 

Исходя из приведённых специальных правовых норм для правильного  разрешения заявленных требований суду первой инстанции необходимо  было установить, что административный истец прошёл обучение на  коммерческого пилота в соответствии с требованиями Воздушного кодекса

Как следует из материалов дела, 1 июля 2013 года между Лапиным СВ.  и обществом с ограниченной ответственностью «Авиакомпания ЧелАвиа»  (далее - Авиакомпания) был заключён договор № 22/13-кп возмездного  оказания услуг по организации обучения, согласно которому Авиакомпания  принимает на себя обязательство оказать возмездные услуги по организации  обучения административного истца до уровня пилота коммерческой авиации  (пункт 1.1) и для этой цели имеет право привлекать на договорной основе 


лицензированные учебные заведения, допущенные и включённые в общий  цикл профессиональной переподготовки (переквалификации) (пункт 2.1). 

Между Авиакомпанией и федеральным государственным бюджетным  образовательным учреждением высшего профессионального образования  «Южно-Уральский государственный университет (национальный  исследовательский университет)» (далее - Университет) заключён договор   № 13-12689 от 19 июля 2013 года на оказание платных образовательных  услуг по обучению Лапина СВ. по программе дополнительного образования  «Подготовка пилотов коммерческой авиации», срок обучения с 1 июля  2013 года по 30 апреля 2014 года (л.д. 78-79). 

Лапиным СВ. 30 апреля 2014 года получен диплом Университета   № <...>, согласно которому он прошёл профессиональную  переподготовку по дополнительной профессиональной программе  «Подготовка пилотов коммерческой авиации». 

Из приложения к данному диплому следует, что административный  истец имеет документ об образовании <...> ГОУ ВПО «Тюменский  государственный нефтегазовый университет», прошёл с 1 июля 2013 года по  30 апреля 2014 года стажировку на воздушных судах Р2002, Р2006 в НОУ  УТЦ «ЧелАвиа», то есть в Негосударственном образовательном учреждении  «Учебно-тренировочный центр «ЧелАвиа», являющимся самостоятельным  юридическим лицом (далее - Авиационный учебный центр), учредителем  которого выступила Авиакомпания, что подтверждается соответствующим  свидетельством о постановке на учёт в налоговом органе и выпиской из  Единого государственного реестра юридических лиц (в настоящее время  частное профессиональное образовательное учреждение «Челябинское  лётное училище гражданской авиации (ЧПОУ «ЧЛУГА»). 

Наряду с названным дипломом в материалы дела представлен дубликат  удостоверения № <...>, выданный директором Авиационного учебного центра  Лапину СВ., согласно которому он в этот же период времени (с 1 июля  2013 года по 30 апреля 2014 года) прошёл обучение по полному курсу в  Авиационном учебном центре по программе подготовки пилотов  коммерческой авиации (на самолётах: однодвигательный Р-2002,  многодвигательный Р-2006Т), в удостоверении приведены данные об объёме  теоретической и практической подготовки, промежуточной и итоговой  аттестации. 

Несмотря на то обстоятельство, что изложенная в дубликате  удостоверения Учебного центра информация не совпадает со сведениями,  указанными в приложении к диплому Университета в части прохождения  административным истцом стажировки, а не обучения, а также вида  многодвигательного сухопутного самолёта (Р2006 или Р2006Т), суды первой  и апелляционной инстанций этому не дали правовой оценки, имеющиеся  противоречия не выявили и не устранили. 

Более того, приходя к выводу о прохождении Лапиным СВ.  надлежащей профессиональной подготовки для получения свидетельства  пилота коммерческой авиации исходя из представленного 


административным истцом дубликата удостоверения Учебного центра №  003, суд первой инстанции не выяснил, по какой причине две копии данного  документа, имеющиеся в материалах дела, различаются в части указания  вида многодвигательного сухопутного самолёта Р2006 или Р2006Т, на  котором проходило обучение. 

Судом установлено, что 29 апреля 2014 года (за день до окончания  обучения) Учебный центр обратился в территориальное управление  Росавиации с представлением о выдаче Лапину СВ. свидетельства  коммерческого пилота, которое административный истец получил 6 июня  2014 года, в последующем оно было заменено на свидетельство  коммерческого пилота <...><...> с квалификационной отметкой - самолёт (а1гр1апе) Г 410 УУР - Е20 Со-рПо1, Р2006Т. Полёты по правилам  полётов по приборам. 

Ссылаясь на названное удостоверение как доказательство прохождения  Лапиным СВ. надлежащего профессионального обучения, суд первой  инстанции не учёл, что административный истец должен был пройти  соответствующее обучение в надлежащем лицензированном и  сертифицированном образовательном учреждении, как это установлено  приведёнными выше предписаниями Воздушного кодекса

В период обучения Лапина СВ. в ФГБОУ ВПО «ЮУрГУ» по  дополнительной профессиональной программе «Подготовка пилотов  коммерческой авиации» действовали Федеральные авиационные правила  «Сертификация авиационных учебных центров», утверждённые приказом  Федеральной авиационной службы России от 29 января 1999 года № 23  (зарегистрировано в Минюсте России 27 июля 1999 года № 1847, далее - ФАП № 23), конкретизировавшие в пункте 2 понятия «профессиональная  подготовка» и «профессиональная переподготовка» с учётом особенностей  отрасли правового регулирования: 

- профессиональная подготовка имеет целью ускоренное приобретение  обучающимся навыков, необходимых для выполнения определённой работы,  группы работ (статья 21 Закона Российской Федерации «Об образовании»  (абзац седьмой). 

Профессиональная переподготовка (переучивание) - этап процесса  профессиональной подготовки лётного, инженерно - технического и другого  авиационного персонала, имеющий целью освоение новых для него типов  воздушных судов, другой авиационной техники (авиационных работ) (абзац  одиннадцатый). 

В соответствии с положениями пункта 2 раздела I ФАП-23  авиационный учебный центр (АУЦ) - образовательное учреждение  дополнительного образования, имеющее сертификат и лицензию  установленной формы, осуществляющее профессиональную подготовку,  переподготовку и повышение квалификации авиационного персонала в  соответствии с законодательством Российской Федерации и названными  Федеральными авиационными правилами (абзац второй). 


Все авиационные учебные центры (АУЦ), осуществляющие свою  деятельность в гражданской авиации, проходят в соответствии с Воздушным  кодексом в обязательном порядке в установленные сроки сертификацию  (пункт 1.2 раздела III), поскольку деятельность АУЦ без сертификата не  допускается (пункт 5.11). 

В силу пункта 1.8 этого же раздела по результатам сертификации  составляется заключение о возможностях выполнять заявленные виды  деятельности, являющееся основой для выдачи (аннулирования) сертификата  АУЦ. 

Право АУЦ на профессиональную подготовку по заявленным видам  определяется по результатам сертификации, отсутствию объективных  претензий и замечаний к АУЦ со стороны органа по сертификации и  приобретается АУЦ с момента получения сертификата (пункт 1.10 раздела III  ФАЛ № 23). 

Между тем, как следует из материалов дела, во время прохождения  Лапиным СВ. профессиональной переподготовки по дополнительной  профессиональной программе «Подготовка пилотов коммерческой авиации»  у ФГБОУ ВПО «ЮУрГУ» соответствующий сертификат отсутствовал, АУЦ  ООО «Авиакомпания «ЧелАвиа» лицензии на право осуществления  образовательной деятельности не имел. 

Сертификат № 192 от 10 апреля 2013 года, выданный АУЦ  Авиакомпании, исходя из содержания заключения о соответствии  требованиям ФАП-23 (л.д. 87-89), приложения № 1 к сертификату  (Номенклатура направлений (специальностей), уровней подготовки,  переподготовки, программы дополнительного образования и контрольные  нормативы условий осуществления образовательного процесса), подтвердил  право Учебного центра проводить курсы как первоначальной подготовки  авиаспециалистов (пилотов коммерческой авиации, пилотов коммерческой  авиации из пилотов-любителей, пилотов-любителей), так и курсы  переподготовки авиаспециалистов (пилотов на самолёты Р2001, Р2006Т,  Р2006Т «§1а88-соскрИ) (л.д. 91). 

В выданных Лапину СВ. Учебным центром удостоверении об  окончании программы подготовки пилотов, а также в приложении к диплому  Университета, указано на его обучение по программе «Программа  подготовки коммерческих пилотов» (самолёт однодвигательный, сухопутный  Р-2002, самолёт многодвигательный, сухопутный Р-2006 (в дубликате  удостоверения - Р-2006Т). 

Обучение пилотов на указанных конкретных самолётах относится к  программам переподготовки. Вместе с тем в материалах дела отсутствуют  сведения о том, что Лапин СВ. на момент обучения по дополнительной  профессиональной программе являлся авиаспециалистом (лицом из числа  авиационного персонала), имел основную профессиональную подготовку по  лётной специальности. 

Таким образом, действовавшее на момент обучения административного  истца на коммерческого пилота правовое регулирование позволяло 


осуществлять в АУЦ профессиональную переподготовку лиц исключительно  из числа авиационного персонала, которые уже имеют основную  профессиональную подготовку по лётным специальностям. 

На момент утверждения ФАЛ № 23 Федеральная авиационная служба  России осуществляла государственное управление гражданской авиацией и  организацией воздушного движения, а также выполнение специальных  исполнительных, разрешительных, контрольных и надзорных функций в этих  сферах (пункт 1 постановления Правительства Российской Федерации от  14 мая 1996 года № 583 «Вопросы Федеральной авиационной службы  России»). 

Постановлением Правительства от 30 июля 2004 года № 396  утверждено Положение о Федеральном агентстве воздушного транспорта,  согласно которому поименованное агентство (Росавиация) является  федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по  оказанию государственных услуг и управлению государственным  имуществом в сфере воздушного транспорта (гражданской авиации),  использования воздушного пространства Российской Федерации,  аэронавигационного обслуживания пользователей воздушного пространства  Российской Федерации и авиационно-космического поиска и спасания,  функции по оказанию государственных услуг в области транспортной  безопасности в этой сфере, а также государственной регистрации прав на  воздушные суда и сделок с ними (пункт 1). 

К полномочиям Росавиации относятся в том числе утверждение  программ подготовки специалистов согласно перечню специалистов  авиационного персонала гражданской авиации; осуществление выдачи  лицензий и сертификатов в установленной сфере деятельности, а также в  установленных случаях их приостановление, ограничение действия и  аннулирование; осуществляет иные полномочия в установленной сфере  деятельности, если такие полномочия предусмотрены федеральными  законами, нормативными правовыми актами Президента Российской  Федерации и Правительства Российской Федерации (пункты 5.4.10, 5.4.12,  5.15). 

Постановлением Правительства Российской Федерации от 6 августа  2013 года № 670, утвердившим Правила проведения проверки соответствия  лиц, претендующих на получение свидетельств, позволяющих выполнять  функции членов экипажа гражданского воздушного судна, за исключением  сверхлёгкого пилотируемого гражданского воздушного судна с массой  конструкции 115 килограммов и менее, беспилотного гражданского  воздушного судна с максимальной взлётной массой 30 килограммов и менее,  сотрудников по обеспечению полётов гражданской авиации, функции по  техническому обслуживанию воздушных судов и диспетчерскому  обслуживанию воздушного движения, требованиям федеральных  авиационных правил, а также выдачи таких свидетельств лицам из числа  специалистов авиационного персонала гражданской авиации (далее -


Правила), проведение перечисленных проверок отнесено к компетенции  уполномоченного органа в области гражданской авиации (пункт 2). 

Правила регламентируют порядок выдачи свидетельств, для получения  которого в уполномоченный орган подаётся представление образовательной  организации или организации, осуществляющей обучение специалистов  соответствующего уровня согласно перечням специалистов авиационного  персонала, работодателя кандидатов на получение свидетельств или  соответствующее заявление кандидата на получение свидетельства. 

Достоверность сведений в представлении (заявлении на выдачу  свидетельства) и прилагаемых к ним документах обеспечивается лицом,  заверяющим (подписывающим) представленные документы. Указание  недостоверных сведений и (или) использование подложного документа в  представленных документах влекут за собой аннулирование свидетельства,  выданного на основе недостоверных сведений и (или) использования  подложного документа в представленных документах (пункт 8). 

Следовательно, на момент вынесения оспариваемого приказа  Росавиация являлась уполномоченным государственным органом по  управлению гражданской авиацией и организации воздушного движения,  которому предоставлено право аннулировать свидетельство, следовательно,  Приказ от 9 апреля 2018 года мог быть отменён в отношении  административного истца при условии его не соответствия нормативным  правовым актам, регулирующим возникшие правоотношения (пункт 1  части 2 статьи 227 Кодекса административного судопроизводства  Российской Федерации). 

Таким образом, вывод суда о необходимости удовлетворения  административного иска основан на неправильном определении имеющих  значение для дела обстоятельств, материалами дела не подтверждается, что  свидетельствует о существенном нарушении процессуальных норм,  обязывающих суд принимать предусмотренные Кодексом  административного судопроизводства Российской Федерации меры для  всестороннего и полного установления всех фактических обстоятельств по  административному делу, включая истребование по собственной инициативе  доказательств в целях правильного разрешения административного дела  (часть 2 статьи 14, часть 1 статьи 63, части 8 и 12 статьи 226 Кодекса  административного судопроизводства Российской Федерации). 

Требование закона о наличии у образовательной организации  одновременно и лицензии и сертификата не может быть преодолено  участием в подготовке одного специалиста двух организаций, одна из  которых имеет лицензию на право занятия образовательной деятельностью, а  вторая - сертификат АУЦ. Вопрос об обладании Учебным центром на время  обучения административного истца лицензии на осуществление  образовательной деятельности по определённым образовательным  программам судами первой и апелляционной инстанций не выяснялся. 

В соответствии с пунктом 1 статьи 9 Воздушного кодекса в редакции,  действовавшей в период прохождения административным истцом 


переподготовки, отдельные виды деятельности в области авиации могут  осуществляться юридическими лицами и индивидуальными  предпринимателями на основании лицензий, выданных в соответствии с  законодательством Российской Федерации. 

Федеральный закон № 99-ФЗ от 4 мая 2011 года «О лицензировании  отдельных видов деятельности» в редакции, действующей на момент  возникновения спорных правоотношений, в перечень видов деятельности, на  которые требуются лицензии, включал образовательную деятельность (за  исключением указанной деятельности, осуществляемой частными  образовательными организациями, находящимися на территории  инновационного центра «Сколково», пункт 3 части 4 статьи 1). 

Закон Российской Федерации от 10 июля 1992 № 3266-1 «Об  образовании» (редакция от 12 ноября 2012 года) в статье 20 предусматривал  обязательное лицензирование деятельности при реализации  профессиональных образовательных программ, в статье 21 - обязательное  лицензирование деятельности по профессиональной подготовке. 

Положение о лицензировании образовательной деятельности,  утверждённое постановлением Правительства Российской Федерации от  16 марта 2011 года № 174, действовавшее до 6 ноября 2013 года,  устанавливало порядок лицензирования образовательной деятельности  образовательных учреждений, научных организаций, иных организаций,  структурные подразделения которых осуществляют реализацию  образовательных программ профессиональной подготовки. 

Действующий с 1 сентября 2013 года Федеральный закон от 29 декабря  2012 года № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации»,  постановление Правительства Российской Федерации от 28 октября  2013 года № 966 «О лицензировании образовательной деятельности» также  устанавливают обязательное лицензирование образовательной деятельности,  включая лицензирование деятельности по реализации программ  дополнительных профессиональных программ повышения квалификации и  дополнительных профессиональных программ профессиональной  переподготовки. 

Особенности реализации дополнительных профессиональных  программ в области подготовки специалистов авиационного персонала  гражданской авиации, членов экипажей судов в соответствии с  международными требованиями регулируются статьёй 85 Федерального  закона от 29 декабря 2012 года № 273-ФЗ «Об образовании в Российской  Федерации», предусматривающей необходимость соответствия  образовательных программ в области подготовки специалистов  авиационного персонала гражданской авиации, членов экипажей судов  типовым основным программам, утверждённым федеральным органом  исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке  государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере  транспорта. 


Следовательно, вопрос о наличии у образовательных организаций  лицензии имеет существенное для дела значение, и он подлежит выяснению  с учётом возложенной на суд в силу части 3 статьи 62 Кодекса  административного судопроизводства Российской Федерации обязанности  определить обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения  административного дела, в соответствии с нормами материального права,  подлежащими применению к спорным публичным правоотношениям, исходя  из требований и возражений лиц, участвующих в деле. 

Правоотношения по профессиональной подготовке авиационного  персонала, с учётом значимости задач государственного регулирования для  обеспечения безопасности полётов воздушных судов, а также авиационной  безопасности (на что обращено внимание в преамбуле Воздушного кодекса)  регулируются совокупностью правовых норм в сфере образования и в сфере  использования воздушного пространства Российской Федерации и  деятельности в области авиации в их взаимосвязи. 

При этом правовое регулирование в названной сфере, установленное  Воздушным кодексом, имеет определяющее значение исходя из правового  принципа приоритета специальной нормы. 

Вопреки выводам судебной коллегии по административным делам суда  Ханты-Мансийского автономного округа - Югры, приведённые нормативно- правовые акты, регулирующие вопросы получения свидетельства  коммерческого пилота, не связывают возможность их аннулирования  только при наличии вины кандидата, претендующего на получение  свидетельства. 

Исходя из общего содержания ФАЛ в системном единстве с  приведёнными выше предписаниями Воздушного кодекса недостоверность  сведений имеет место и в том случае, если представленные документы не  подтверждают наличие у кандидата необходимой подготовки. 

Судебная коллегия считает, что принятие таких документов  должностным лицом уполномоченного органа как основание для выдачи  свидетельства коммерческого пилота не является препятствием для его  аннулирования, в предусмотренных законом случаях может служить  поводом для предъявления соответствующих претензий. 

Судебная коллегия, установив, что выводы судов первой и  апелляционной инстанций основаны на неполно и неправильно  установленных обстоятельствах, имеющих значение для административного  дела, что повлекло неправильное применение норм материального права,  считает что по настоящему делу допущены существенные нарушения норм  материального и процессуального права, которые повлияли на исход  административного дела и без устранения которых невозможны  восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а  также защита охраняемых законом публичных интересов, приходит к  заключению о необходимости отменить обжалуемые судебные акты,  административное дело направить на новое рассмотрение в суд первой 


инстанции для принятия решения в соответствии с требованиями  законодательства. 

На основании изложенного Судебная коллегия по административным  делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь  статьями 328, 329, 330 Кодекса административного судопроизводства  Российской Федерации, 

определила:

решение Сургутского городского суда Ханты-Мансийского автономного  округа - Югры от 24 мая 2018 года и апелляционное определение судебной  коллегии по административным делам суда Ханты-Мансийского  автономного округа - Югры от 16 октября 2018 года по делу по  административному исковому заявлению Лапина Сергея Владимировича к  Росавиации о признании незаконным приказа об аннулировании  свидетельства авиационного персонала в части, его отмене, а также  возложении обязанности устранить допущенное нарушение отменить,  административное дело направить в суд первой инстанции для рассмотрения  в ином составе судей. 

Председательствующий
Судьи