ГРАЖДАНСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
ЗАКОНЫ КОММЕНТАРИИ СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
Гражданский кодекс часть 1
Гражданский кодекс часть 2

Апелляционное определение Апелляционной коллегии Верховного Суда РФ от 06.09.2018 N АПЛ18-347 "Об оставлении без изменения Решения Верховного Суда РФ от 29.05.2018 N АКПИ18-299, которым было отказано в удовлетворении заявления о признании частично недействующим подпункта "б" пункта 33 Инструкции о порядке организации обязательного государственного личного страхования сотрудников Следственного комитета Российской Федерации, оформления документов и выплаты страховых сумм и компенсаций, утв. Приказом СК России от 05.09.2012 N 58"

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 6 сентября 2018 г. N АПЛ18-347
Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Манохиной Г.В.,
членов коллегии Меркулова В.П., Попова В.В.,
при секретаре Ж.Д.,
с участием прокурора Русакова И.В.
рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению Ж.Е. о признании частично недействующим подпункта "б" пункта 33 Инструкции о порядке организации обязательного государственного личного страхования сотрудников Следственного комитета Российской Федерации, оформления документов и выплаты страховых сумм и компенсаций, утвержденной приказом Следственного комитета Российской Федерации от 5 сентября 2012 г. N 58,
по апелляционной жалобе Ж.Е. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2018 г., которым в удовлетворении заявленного требования отказано.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., возражения относительно доводов апелляционной жалобы представителя Следственного комитета Российской Федерации Ш., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Русакова И.В., полагавшего апелляционную жалобу необоснованной, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации
установила:
приказом Следственного комитета Российской Федерации (далее также - СК РФ) от 5 сентября 2012 г. N 58 утверждена Инструкция о порядке организации обязательного государственного личного страхования сотрудников Следственного комитета Российской Федерации, оформления документов и выплаты страховых сумм и компенсаций (далее - Инструкция).
Нормативный правовой акт зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 8 апреля 2013 г. N 28029, официально опубликован (без приложений) в "Российской газете" 19 апреля 2013 г. N 86. Приложения N 1 - 12 к Инструкции, содержащие формы для заполнения, размещены на официальном сайте "Российской газеты" (www.rg.ru).
Инструкция определяет порядок организации: обязательного государственного личного страхования сотрудников СК РФ (далее - сотрудники), в том числе умерших после увольнения со службы вследствие причинения телесных повреждений или иного вреда здоровью в связи с исполнением служебных обязанностей, за счет средств федерального бюджета; оформления документов, необходимых для выплат страховых сумм и компенсаций в случаях гибели (смерти) сотрудников либо причинения им телесных повреждений или иного вреда здоровью, связанных с исполнением служебных обязанностей; выплаты страховых сумм и компенсаций в случаях гибели (смерти) сотрудников либо причинения им телесных повреждений или иного вреда здоровью, связанных с исполнением служебных обязанностей.
Подпунктом "б" пункта 33 Инструкции предусмотрено, что для производства выплат ежемесячных компенсаций в случае причинения сотруднику в связи с исполнением служебных обязанностей телесных повреждений или иного вреда здоровью, исключающих возможность в дальнейшем заниматься профессиональной деятельностью, представляются:
заявление сотрудника либо его законного представителя на выплату ежемесячной компенсации по рекомендуемому образцу;
акт установления причинной связи гибели (смерти), телесных повреждений или иного вреда здоровью сотрудника с исполнением служебных обязанностей;
копия справки, подтверждающей факт установления инвалидности, выдаваемой федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы (или выписки из акта освидетельствования гражданина, признанного инвалидом, выдаваемой федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы);
выписка из приказа об увольнении сотрудника или переводе его на другую должность, по состоянию здоровья сотрудника;
справка из пенсионного органа с указанием размера назначенной сотруднику пенсии в процентах (рублях) за период со дня ее назначения;
расчет ежемесячной суммы компенсации в соответствии с положениями части 5 статьи 36 Федерального закона от 28 декабря 2010 г. N 403-ФЗ "О Следственном комитете Российской Федерации" (далее - Федеральный Закон от 28 декабря 2010 г. N 403-ФЗ);
записка-расчет об исчислении среднего заработка при предоставлении отпуска, увольнении и в других случаях (форма по ОКУД N 0504425).
Ж.Е. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании недействующим подпункта "б" пункта 33 Инструкции в части требования о представлении копии справки, подтверждающей факт установления инвалидности, выдаваемой федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы (или выписки из акта освидетельствования гражданина, признанного инвалидом, выдаваемой федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы), ссылаясь на его противоречие положению части 5 статьи 36 Федерального закона от 28 декабря 2010 г. N 403-ФЗ. В обоснование заявленного требования административный истец указал, что при освидетельствовании в федеральном казенном учреждении "Главное бюро медико-социальной экспертизы по Курганской области" 1 ноября 2017 г. с него снята инвалидность и выдана справка об определении утраты профессиональной трудоспособности в размере 30% по имеющемуся профессиональному заболеванию. На основании оспариваемого положения он лишен права получать ежемесячные выплаты как лицо, которому в связи с исполнением служебных обязанностей причинены телесные повреждения или иной вред здоровью, исключающие возможность в дальнейшем заниматься профессиональной деятельностью. Вступившим в законную силу решением Курского городского суда Курганской области от 25 августа 2017 г. ему (Ж.Е.) отказано в удовлетворении требований о признании незаконным и отмене приказа СК РФ по Курганской области N 10 от 19 апреля 2017 г. в части установления предельного срока осуществления выплат - 31 октября 2017 г., возложении на ответчика обязанности внести в приказ изменение, указав, что ежемесячные выплаты осуществляются на бессрочной основе.
Следственный комитет Российской Федерации в возражениях, адресованных суду первой инстанции, не согласился с административным иском Ж.Е., указав, что нормативный правовой акт издан в пределах его полномочий, соответствует действующему законодательству и не нарушает прав административного истца, в связи с чем просил оставить без удовлетворения заявленное требование.
В отзыве Министерства юстиции Российской Федерации указано, что оспариваемое положение ограничивает право сотрудников на выплату ежемесячных компенсаций в случае причинения им в связи с исполнением служебных обязанностей телесных повреждений или иного вреда здоровью, исключающих возможность в дальнейшем заниматься профессиональной деятельностью.
Решением Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2018 г. в удовлетворении административного иска отказано.
В апелляционной жалобе Ж.Е. просит об отмене решения суда, как незаконного и необоснованного, и принятии нового об удовлетворении заявленного требования. Полагает, что суд первой инстанции неправильно определил правовую природу компенсационной выплаты, в связи с чем не учел, что она призвана не просто компенсировать разницу между пенсией, назначенной пострадавшему сотруднику, и величиной среднемесячного заработка, но и обеспечить получение среднемесячного заработка лицом, лишенным по не зависящим от него причинам и в силу исполнения возложенных на него обязанностей возможности далее проходить службу в СК РФ. В пунктах 4, 5 статьи 36 Федерального закона от 28 декабря 2010 г. N 403-ФЗ законодатель предусмотрел специальную профессиональную трудоспособность, которая применима исключительно к службе в органах СК РФ, в связи с чем суд первой инстанции ошибочно использовал понятие общей профессиональной трудоспособности, которое дано в статье 3 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" (далее - Федеральный закон от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ).
В судебное заседание Апелляционной коллегии административный истец и представитель Министерства юстиции Российской Федерации, извещенные о времени и месте судебного заседания надлежащим образом, не явились. В письменном ходатайстве Министерство юстиции Российской Федерации, поддержав свою позицию, изложенную в суде первой инстанции, просит о рассмотрении апелляционной жалобы без участия своего представителя.
Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для отмены решения суда.
Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что Инструкция утверждена Следственным комитетом Российской Федерации в соответствии с полномочиями, предоставленными Федеральным законом от 28 декабря 2010 г. N 403-ФЗ, а также подпунктом 8 пункта 43 Положения о Следственном комитете Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 14 января 2011 г. N 38 "Вопросы деятельности Следственного комитета Российской Федерации", официально зарегистрирована и опубликована, а оспариваемое положение Инструкции не противоречит имеющим большую юридическую силу правовым актам, регулирующим рассматриваемые правоотношения.
В силу части 5 статьи 36 Федерального закона от 28 декабря 2010 г. N 403-ФЗ в случае причинения сотруднику в связи с исполнением служебных обязанностей телесных повреждений или иного вреда здоровью, исключающих возможность в дальнейшем заниматься профессиональной деятельностью, ему ежемесячно выплачивается компенсация в виде разницы между его среднемесячным денежным содержанием и назначенной в связи с этим пенсией без учета суммы выплат, полученных по обязательному государственному личному страхованию.
Согласно Федеральному закону от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ: профессиональная трудоспособность - способность человека к выполнению работы определенной квалификации, объема и качества;
степень утраты профессиональной трудоспособности - выраженное в процентах стойкое снижение способности застрахованного осуществлять профессиональную деятельность до наступления страхового случая (статья 3).
Порядок установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний определяется Правительством Российской Федерации (часть 3 статьи 11).
Такой порядок содержится в Правилах установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 16 октября 2000 г. N 789 (далее - Правила).
Пункт 2 Правил предусматривает, что степень утраты профессиональной трудоспособности устанавливается в процентах на момент освидетельствования пострадавшего исходя из оценки потери способности осуществлять профессиональную деятельность вследствие несчастного случая на производстве и профессионального заболевания, в соответствии с критериями определения степени утраты профессиональной трудоспособности, утверждаемыми Министерством труда и социальной защиты Российской Федерации по согласованию с Министерством здравоохранения Российской Федерации.
Одновременно с установлением степени утраты профессиональной трудоспособности учреждение медико-социальной экспертизы при наличии оснований определяет нуждаемость пострадавшего в медицинской, социальной и профессиональной реабилитации, а также признает пострадавшего инвалидом (пункт 3).
Исходя из положений пунктов 14 - 16 Правил, величина процента степени утраты профессиональной трудоспособности зависит от степени нарушения функций организма пострадавшего (резко выраженная, выраженная, умеренная), а также от условий производственной деятельности. Степень утраты профессиональной трудоспособности устанавливается пострадавшему с учетом его возможности в обычных или специально созданных производственных условиях выполнять профессиональную деятельность, которую он осуществлял до наступления страхового случая, а не любую трудовую деятельность.
В случае если пострадавший может продолжать профессиональную деятельность с умеренным или незначительным снижением квалификации, либо с уменьшением объема выполняемой работы, либо при изменении условий труда, влекущих снижение заработка, или если выполнение его профессиональной деятельности требует большего напряжения, чем прежде, устанавливается степень утраты профессиональной трудоспособности от 10 до 30% (пункт 17 Правил).
Признание гражданина инвалидом и установление группы инвалидности регулируются Федеральным законом от 24 ноября 1995 г. N 181-ФЗ "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации". Порядок и условия признания лица инвалидом устанавливаются Правительством Российской Федерации (часть 4 статьи 1).
Постановлением Правительства Российской Федерации от 20 февраля 2006 г. N 95 "О порядке и условиях признания лица инвалидом", утверждены Правила признания лица инвалидом. Согласно пункту 36 этих правил гражданину, признанному инвалидом, выдаются справка, подтверждающая факт установления инвалидности, с указанием группы инвалидности, а также индивидуальная программа реабилитации. Гражданину, не признанному инвалидом, по его желанию выдается справка о результатах медико-социальной экспертизы.
В силу части 1 статьи 9 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. N 400-ФЗ "О страховых пенсиях" граждане из числа застрахованных лиц, признанные инвалидами I, II или III группы, имеют право на страховую пенсию по инвалидности.
Суд первой инстанции правомерно пришел к выводу, что оспариваемое в части нормативное положение направлено на реализацию требований приведенного федерального закона и ему не противоречит, так как упоминаемая в части 5 статьи 36 Федерального закона от 28 декабря 2010 г. N 403-ФЗ ежемесячная выплата сотрудникам, утратившим возможность заниматься профессиональной деятельностью, призвана компенсировать разницу между среднестатистическим денежным содержанием и назначенной пенсией.
Действующее законодательство не содержит положений, подтверждающих довод апелляционной жалобы о наличии у служащих в органах Следственного комитета Российской Федерации специальной профессиональной трудоспособности, отличной от профессиональной трудоспособности, определение которой дано в статье 3 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ. Согласно пункту 12 Правил степень утраты пострадавшего определяется исходя в том числе из оценки имеющихся у него профессиональных способностей, психофизиологических возможностей и профессионально значимых качеств, позволяющих продолжать выполнять профессиональную деятельность, предшествующую несчастному случаю на производстве и профессиональному заболеванию, того же содержания и в том же объеме либо с учетом снижения квалификации, то есть с учетом всех требований, предъявляемых для замещения должности в том числе в Следственном комитете Российской Федерации.
Суд первой инстанции обоснованно отверг доводы административного истца, направленные на проверку законности прекращения ему ежемесячных выплат компенсации, поскольку они связаны с необходимостью установления фактических обстоятельств, относящихся к наличию или отсутствию у него соответствующего права, оценкой конкретного правоприменительного решения, которое может быть обжаловано в общем порядке и не входит в предмет настоящего административного дела.
Суд первой инстанции на основании пункта 2 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, признав, что оспариваемые в части Правила соответствуют нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, и, следовательно, не нарушают права и охраняемые законом интересы административного истца, правомерно отказал в удовлетворении административного искового заявления.
Обжалуемое решение суда отвечает нормам материального права, правильно примененным и истолкованным.
Предусмотренных статьей 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации оснований для отмены решения в апелляционном порядке не имеется.
Руководствуясь статьями 308 - 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации
определила:
решение Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2018 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Ж.Е. - без удовлетворения.
Председательствующий
Г.В.МАНОХИНА
Члены коллегии
В.П.МЕРКУЛОВ
В.В.ПОПОВ
Гражданский кодекс часть 1
Гражданский кодекс часть 2