ГРАЖДАНСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
ЗАКОНЫ КОММЕНТАРИИ СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
Гражданский кодекс часть 1
Гражданский кодекс часть 2

Решение Верховного Суда РФ от 21.12.2011 N ГКПИ11-1934 "Об отказе в удовлетворении заявления о признании недействующим пункта 22 Методики исчисления размера вреда, причиненного водным объектам вследствие нарушения водного законодательства, утв. Приказом Минприроды РФ от 13.04.2009 N 87"

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Именем Российской Федерации
РЕШЕНИЕ
от 21 декабря 2011 г. N ГКПИ11-1934
Верховный Суд Российской Федерации в составе:
судьи Верховного Суда Российской Федерации Петровой Т.А.,
при секретаре И.,
с участием прокурора Масаловой Л.Ф.,
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению общества с ограниченной ответственностью "Ува-молоко" о признании недействующим пункта 22 Методики исчисления размера вреда, причиненного водным объектам вследствие нарушения водного законодательства, утвержденной приказом Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации от 13 апреля 2009 г. N 87,
установил:
пункт 22 Методики исчисления размера вреда, причиненного водным объектам вследствие нарушения водного законодательства (далее - Методика), утвержденной приказом Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации от 13 апреля 2009 г. N 87, предусматривает формулу N 10 и ее составляющие для определения массы сброшенного вредного (загрязняющего) вещества в составе сточных вод и (или) загрязненных дренажных (в том числе шахтных, рудничных) вод, при наличии документов, на основании которых возникает право пользования водными объектами, и иных разрешительных документов, предусмотренных законодательством Российской Федерации.
Общество с ограниченной ответственностью "Ува-молоко" обратилось в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании указанного нормативного предписания недействующим, полагая, что оно противоречит статье 35 Конституции Российской Федерации, статьям 15 и 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьям 77, 78 Федерального закона от 10 января 2002 г. N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды", нарушает права, закрепленные статьями 209, 235 Гражданского кодекса Российской Федерации. Считает, что предусмотренная формулой разность между показателями фактической концентрации вредных (загрязняющих) веществ за период сброса и их допустимой концентрации в пределах норматива допустимого сброса не позволяет достоверно определить сверхнормативную массу сброшенного вещества, поскольку сбрасываемый объем не соответствует разрешенному. По мнению заявителя, при уменьшении объема сброса концентрация вредных веществ значительно увеличивается, что повышает показатель массы сброшенного загрязняющего вещества, с применением которого исчисляется размер вреда, причиненный водному объекту, влечет нарушение права заявителя на возмещение ущерба, соответствующего размеру причиненного вреда.
В представленных письменных возражениях на заявление Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации, Министерство юстиции Российской Федерации указали, что оспариваемый нормативный правовой акт принят федеральным органом исполнительной власти в пределах его полномочий, действующему законодательству не противоречит.
Выслушав объяснения представителя заявителя К.А., возражения представителей Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации К.Р. и Д., Министерства юстиции Российской Федерации К.М., проверив оспариваемое нормативное предписание на предмет соответствия федеральному закону и иным нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей в удовлетворении заявления отказать, Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для признания пункта 22 Методики не соответствующим федеральному законодательству.
Методика, согласно ее пункту 1, утверждена Министерством природных ресурсов и экологии Российской Федерации в соответствии с Водным кодексом Российской Федерации, постановлением Правительства Российской Федерации от 4 ноября 2006 г. N 639 "О порядке утверждения методики исчисления размера вреда, причиненного водным объектам вследствие нарушения водного законодательства" и предназначена для исчисления размера вреда, причиненного водным объектам вследствие нарушения водного законодательства Российской Федерации. Нормативный правовой акт зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 25 мая 2009 г., регистрационный N 13989, официально опубликован в "Российской газете" 24 июня 2009 г.
Федеральный закон "Об охране окружающей среды" устанавливает, что юридические и физические лица, причинившие вред окружающей среде в результате нарушения законодательства в области охраны окружающей среды, обязаны возместить его в полном объеме в соответствии с законодательством; вред окружающей среде, причиненный субъектом хозяйственной и иной деятельности, возмещается в соответствии с утвержденными в установленном порядке таксами и методиками исчисления размера вреда окружающей среде, а при их отсутствии исходя из фактических затрат на восстановление нарушенного состояния окружающей среды, с учетом понесенных убытков, в том числе упущенной выгоды (пункты 1, 3 статьи 77); определение размера вреда окружающей среде, причиненного нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, осуществляется исходя из фактических затрат на восстановление нарушенного состояния окружающей среды, с учетом понесенных убытков, в том числе упущенной выгоды, а также в соответствии с проектами рекультивационных и иных восстановительных работ, при их отсутствии в соответствии с таксами и методиками исчисления размера вреда окружающей среде, утвержденными органами исполнительной власти, осуществляющими государственное управление в области охраны окружающей среды (абзац второй пункта 1 статьи 78).
Из содержания приведенных норм следует, что вред окружающей среде, причиненный субъектом хозяйственной и иной деятельности, должен возмещаться исходя из фактических затрат на восстановление нарушенного состояния окружающей среды, с учетом понесенных убытков, в том числе упущенной выгоды, лишь при отсутствии утвержденных в установленном порядке такс и методик исчисления размера вреда окружающей среде.
Исчисление размера вреда, причиненного водным объектам вследствие нарушения водного законодательства, производится в соответствии с Методикой, утвержденной на основании части 2 статьи 69 Водного кодекса Российской Федерации, и основывается на компенсационном принципе оценки и возмещения размера вреда по величине затрат, необходимых для установления факта причинения вреда и устранения его причин и последствий, в том числе затрат, связанных с разработкой проектно-сметной документации, и затрат, связанных с ликвидацией допущенного нарушения и восстановлением состояния водного объекта до показателей, наблюдаемых до выявленного нарушения, а также для устранения последствий нарушения (пункт 6 Методики).
Следовательно, ответственность за вред, причиненный водным объектам вследствие нарушения водного законодательства, носит компенсационный характер.
Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода) (пункт 1, абзац первый пункта 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Таким образом, возмещение вреда, причиненного водным объектам вследствие нарушения водного законодательства, исчисленного на основании Методики, является имущественной ответственностью, предусмотренной гражданским законодательством, основанной на фактических затратах на восстановление нарушенного состояния окружающей среды и денежной оценке потерь экологического характера, связанных с утратой или повреждением компонентов природной среды. В связи с этим доводы заявителя о том, что ответственность носит штрафной, а не компенсационный характер и нарушает его права собственника (статьи 209 и 235 Гражданского кодекса Российской Федерации), являются необоснованными.
Статья 6.2 Федерального закона от 3 июня 2006 г. N 73-ФЗ "О введении в действие Водного кодекса Российской Федерации" предусматривает, что до утверждения в соответствии со статьей 35 Водного кодекса Российской Федерации нормативов допустимого воздействия на водные объекты нормирование содержащихся в сбросах сточных вод и (или) дренажных вод веществ и микроорганизмов осуществляется на основании предельно допустимых концентраций химических веществ, радиоактивных веществ и микроорганизмов и других показателей качества воды в водных объектах.
Нормативы качества окружающей среды устанавливаются для оценки состояния окружающей среды в целях сохранения естественных экологических систем, генетического фонда растений, животных и других организмов (часть 1 статьи 21 Федерального закона "Об охране окружающей среды").
Из приведенных норм следует, что нормативы качества окружающей среды устанавливаются в форме нормативов предельно допустимых концентраций вредных веществ как предельных величин допустимого содержания этих веществ в окружающей среде, несоблюдение которых приводит к ее загрязнению и причинению вреда. В связи с этим оспариваемая заявителем формула, определяющая массу сверхнормативного сброшенного загрязняющего вещества в объеме сброса сточных вод в целях последующего исчисления размера вреда, включающая разность между показателями средней фактической за период сброса концентрации вредного (загрязняющего) вещества в сточных водах и допустимой концентрации в пределах норматива допустимого сброса, действующему законодательству не противоречит.
Довод заявителя о том, что достоверный результат массы сверхнормативного сброса может быть определен лишь в случае, если сбрасываемый объем сточных вод соответствует разрешенному, лишен правовых оснований.
Статьей 23 Федерального закона "Об охране окружающей среды" предусмотрено, что нормативы допустимых выбросов и сбросов веществ и микроорганизмов устанавливаются для стационарных, передвижных и иных источников воздействия на окружающую среду субъектами хозяйственной и иной деятельности исходя из нормативов допустимой антропогенной нагрузки на окружающую среду, нормативов качества окружающей среды, а также технологических нормативов.
Таким образом, нормативы предельно допустимых сбросов вредных веществ в водные объекты устанавливаются для субъектов хозяйственной и иной деятельности исходя из недопустимости превышения предельно допустимых концентраций вредных веществ в водных объектах, и поэтому данный количественный показатель не имеет определяющего значения при нарушении нормативов качества воды в этих объектах.
Нормативных правовых актов, имеющих большую юридическую силу, которые бы устанавливали иной, чем предусмотрено формулой N 10, порядок определения массы сброшенного загрязняющего вещества, не имеется.
Статья 35 Конституции Российской Федерации, а также статьи 15, 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации данные правоотношения не регулируют, в связи с этим утверждение заявителя о противоречии оспариваемых положений этим нормам нельзя признать обоснованным.
С учетом изложенного и руководствуясь статьями 194 - 199, 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации
решил:
в удовлетворении заявления общества с ограниченной ответственностью "Ува-молоко" о признании недействующим пункта 22 Методики исчисления размера вреда, причиненного водным объектам вследствие нарушения водного законодательства, утвержденной приказом Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации от 13 апреля 2009 г. N 87, отказать.
Решение может быть обжаловано в Кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение десяти дней со дня его принятия в окончательной форме.
Судья Верховного Суда
Российской Федерации
Т.А.ПЕТРОВА
Гражданский кодекс часть 1
Гражданский кодекс часть 2