ГРАЖДАНСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
ЗАКОНЫ КОММЕНТАРИИ СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
Гражданский кодекс часть 1
Гражданский кодекс часть 2

Решение № 2-1052/20 от 02.09.2020 Советского районного суда г. Омска (Омская область)

дело № 2-1052/2020

УИД 55RS0006-01-2020-001038-12

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

02 сентября 2020 года город Омск

Советский районный суд г. Омска

в составе председательствующего судьи Колядов Ф.А.,

при секретаре судебного заседания Маненко Я.Р.,

при подготовке и организации судебного процесса помощником судьи Жуковой О.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению Чернышова А.В. к Федеральному государственному бюджетному образовательному учреждению высшего образования «Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского» о компенсации за нарушение имущественного исключительного права, компенсации морального вреда за нарушение личных неимущественных прав, взыскании судебных расходов,

УСТАНОВИЛ:

Чернышов А.В. обратился в суд с иском к ФГБОУ ВО «ОмГУ им. Ф.М. Достоевского» о компенсации за нарушение имущественного исключительного права, компенсации морального вреда за нарушение личных неимущественных прав, взыскании судебных расходов. В обоснование требований указал, что является доктором искусствоведения, известным российским ученым, главным редактором ведущего рецензируемого Электронного научного журнала «Медиамузыка», создателем самостоятельного направления в искусствоведении по изучению музыки СМИ (медиамузыки), членом Союза московских композиторов, членом Российского авторского общества. Информация об истце находится в открытом доступе. В 2014 году в № 3 сетевого издания Электронный научный журнал «Медиамузыка» было опубликовано литературное произведение Чернышов А.В. «Секреты песенного видео». На сегодняшний день произведение широко известно. Литературное произведение опубликовано в открытом доступе, доводится до всеобщего сведения по интернет-адресу http://mediamusic-journal.com/Issues/3_3.html В 2018 году, в нарушение авторских прав истца, в выпуске № 4 (8) сетевого издания «Культурное пространство Русского мира», учредителем которого является ответчик, была опубликована статья «Сценарий музыкального видеоклипа как синтез коммерческих, технических и художественных приемов и технологий» под именем Павлова А. Ю.. Статья опубликована в открытом доступе, доводится до всеобщего сведения по интернет-адресу https://omsu.ru/science/nauchnye-izdaniya-omgu/nauchnaya periodika/kprm/Edition/BbinycK%204%20-%202018.pdf

Также ответчик разместил информацию о статье Павлова А. Ю. в открытом доступе на сайте Научной электронной библиотеки ehbrary.ru.

Указанной статьей Павлова А. Ю. нарушено исключительное право истца на использование произведения «Секреты песенного видео». В силу того, что статья Павлова А. Ю. содержит неправомерные дословные заимствования из произведения истца (без указания имени истца и источника заимствования), а также является производным произведением от произведения истца, то нарушены три способа использования литературного произведения «Секреты песенного видео» — переработка, воспроизведение (изготовление экземпляра), доведение до всеобщего сведения.

Истец не давал согласия на использование фрагментов своего произведения в статье Павлова А. Ю. без указания своего имени и источника заимствования, не давал согласия на переработку своего произведения, не давал согласия на воспроизведение производного произведения, не давал согласия на доведение производного произведения до всеобщего сведения. Кроме того, опубликованной статьей Павлова А. Ю. — в результате неправомерного заимствования (без указания автора и источника заимствования), неправомерного искажения оригинального текста и незаконной переработки - нарушены личные неимущественные права истца, а именно право авторства и право на неприкосновенность произведения.

Таким образом, осуществив использование (воспроизведение и доведение до всеобщего сведения) статьи Павлова А. Ю.: в которой содержатся неправомерные дословные заимствования из литературного произведения истца «Секреты песенного видео»; которая является незаконным производным произведением от произведения истца; которой нарушены личные неимущественные права истца на авторство и на неприкосновенность его литературного произведения, — ответчик явился нарушителем авторского права истца и надлежащим ответчиком по данному исковому заявлению.

Редакция сетевого издания «Культурное пространство Русского мира» в качестве юридического лица не зарегистрирована. Учредителем сетевого издания является ответчик. Информация о нарушении авторского права обнаружена истцом 23.02.2020, произведена распечатка интернет-страниц.

Более того, ответчик не может отрицать факт публикации статьи Павлова А. Ю., так как резервные копии интернет-страниц архивированы автоматизированной системой «The Wayback Machine» и находятся по адресам:

https://web.archive.org/web/201907110007 lMittps://omsu.m/science/nauchnye-izdaniya-omgii/nauclmaya-periodika/kprm/Edition/BbinycK%204%20-%202018.pdf, https://web.archive.org/web/20200223162802Aittps://www.elibrary.ni/contents.asp?id=39172242 https://web.archive.org/web/20200223163206/littps://www.elibrary.r-u/item.asp?id=39172253

Администратором доменного имени omsu.ru является ответчик. Презюмируется, что владельцем сайта является администратор доменного имени, адресующего на соответствующий сайт. К тому же на сайте в качестве его владельца указан ответчик, опубликованы его наименование, место нахождения, реквизиты, адрес, телефоны, адрес электронной почты (rector@omsu.ru).

25.02.2020 истцом по электронной почте ответчику было направлено письмо, в котором Чернышов А.В., в том числе, требовал прекратить доведение до всеобщего сведения статьи Павлова А. Ю. на сайте ответчика, а также удалить размещенную ответчиком информацию об этой статье с сайта Научной электронной библиотеки.

06.03.2020 по результатам лингвистической экспертизы составлено экспертное заключение, которым в статье Павлова А. Ю. выявлены малозначительные искажения литературного произведения истца при его цитировании, выявлены неправомерные дословные заимствования из произведения истца, выявлено, что статья Павлова А. Ю. представляет собой переработку произведения истца, то есть является производным произведением.

Эксперт указал, что в литературном произведении Павлова А. Ю. «Сценарий музыкального видеоклипа как синтез коммерческих, технических и художественных приемов и технологий» (2018) присутствуют неправомерные дословные заимствования из произведения Чернышова А. В. «Секреты песенного видео» (2014). Кроме того, литературное произведение «Сценарий музыкального видеоклипа как синтез коммерческих, технических и художественных приемов и технологий» (2018) в большом объеме представляет собой производное произведение от литературного произведения «Секреты песенного видео» (2014).

Статьей Павлова А. Ю. ответчик распространил сведения, порочащие деловую репутацию истца, нанес моральный вред истцу как ученому, главному редактору ведущего рецензируемого научного журнала, члену творческого союза и члену авторского общества.

При этом после получения от истца письма от 25.02.2020 с требованием прекратить распространение указанных сведений, ответчик его полностью проигнорировал. Продолжая распространять сведения, порочащие деловую репутацию истца, ответчик увеличил свою степень вины.

Просил взыскать с ответчика в пользу истца компенсацию за нарушение его имущественного исключительного права в размере 40 000 рублей; обязать ответчика удалить статью Павлова А. Ю. «Сценарий музыкального видеоклипа как синтез коммерческих, технических и художественных приемов и технологий» и информацию о ней с сайтов omsu.ru и elibrary.ru; обязать ответчика опубликовать в сетевом издании «Культурное пространство Русского мира» опровержение авторства Павлова А. Ю. на статью «Сценарий музыкального видеоклипа как синтез коммерческих, технических и художественных приемов и технологий»; взыскать с ответчика в пользу истца компенсацию морального вреда за нарушение его личных неимущественных прав автора в размере 20 000 рублей; взыскать с ответчика судебные расходы 2 300 рублей госпошлины, 25 000 рублей услуг по проведению экспертизы, 8 200 рублей услуг представителя, 95,42 рублей почтовых услуг на направление документов ответчику.

Определением суда от 06.07.2020 к участию в деле в качестве третьего лица привлечен Павлов А.Ю..

Истец Чернышов А.В. в судебном заседании участи не принимал, просил рассмотреть дело в его отсутствие, в связи с географической удаленностью, заявленные исковые требования удовлетворить в полном объеме.

Представитель ответчика ФГБОУ ВО «ОмГУ им. Ф.М. Достоевского» Кондрахина Т.А., действующая на основании доверенности, в судебном заседании в удовлетворении требований Чернышова А.В. просила отказать по основаниям, изложенным в отзыве, в котором указала, что в 2018 году в выпуске № 4 (8) сетевого издания «Культурное пространство Русского мира», учредителем которого является Университет, была опубликована статья Павлова А.Ю. «Сценарий музыкального видеоклипа как синтез коммерческих, технических и художественных приемов и технологий». В своей статье Павлов А.Ю. цитирует Чернышова А.В., также отмечая, что он является членом Союза московских композиторов, доктором искусствоведения, главным редактором Электронного научного журнала «Медиамузыка». При цитировании были сделаны соответствующие сноски, в списке использованной литературы произведение Чернышова А.В. «Секреты песенного видео» указано под номером 5. Учитывая то, что вышеуказанное цитирование положений статьи Чернышова А.В. в статье Павлова А.Ю. было произведено в научных целях, с указанием имени автора, источника заимствования и в объеме, оправданном целью цитирования, цитирование является законным и не может явиться причиной нарушения исключительного права истца. Отмечает, что в статье Павлова А.Ю. действительно содержатся два заимствования из статьи Чернышова А.В., одно из которых оформлено как цитата, но ссылка указана на другого автора и произведение, другое не оформлено как цитата. Это является результатом технической ошибки. Вместе с тем, в своей статье Павлов А.Ю., как уже было отмечено ранее, неоднократно ссылается на произведение Чернышова А.В., цитирует его, указывая и автора, и источник заимствования, также обращая внимание читателей на статус и заслуги Чернышова А.В. Общий размер заимствования такого рода в рамках всего текста статьи Павлова А.Ю. минимален (5 строчек из 20 листов статьи). Учитывая изложенное, не представляется возможным сделать вывод о том, что указанная техническая ошибка привела к грубому, как указывает в исковом заявлении истец, нарушению его исключительного права. Университет считает, что не является нарушением исключительного права истца на его произведение использование Павловым А.Ю. при написании своей статьи той же исходной информации, историко-культурологических фактов, отражающих основные этапы становления музыкального видеоклипа. Это также является и причиной того, что литературные произведения Павлова А.Ю. и Чернышова А.В. имеют сходство в части освещения указанных исторических этапов развития музыкального видеоклипа. Несмотря на имеющееся сходство в выводах авторов, обусловленное исследованием одной и той же исходной информации, выводы Павлова А.Ю. относительно 10 правил, рекомендаций начинающим сценаристам при создании сценария музыкального клипа являются самостоятельными и основываются на всем материале его статьи со страницы 74 по 90.

25.02.2020 от Чернышова А.В. Университетом было получено предложение о досудебном соглашении, в котором помимо вышеперечисленных требований, он указывал требование о выплате компенсации за нарушение имущественного права в размере 40000 руб., а также требование о выплате компенсации морального вреда в размере 10000 рублей. Университетом была проведена проверка фактов, изложенных Чернышовым А.В. в предложение о досудебном соглашении, после чего, сделан вывод об отсутствии оснований для удовлетворения требований Чернышова А.В., о чем ему было сообщено в письме от 23.03.2020.

Третье лицо Павлов А.Ю. в судебном заседании пояснил, что оснований для удовлетворения требований Чернышова А.В. по поводу авторства не имеется. Все заимствования взяты им из источников сети Интернет в частности с сайта Википедия и являются историческим фактами. Исторические факты и события не принадлежат никому, поэтому не считает, что заимствовал их у истца.

Выслушав участников процесса, исследовав материалы гражданского дела, оценив представленные доказательства в их совокупности с позиции относимости, допустимости и достаточности, суд приходит к следующему.

В соответствии с п. 1 ст. 1259 Гражданского кодекса РФ объектами авторских прав являются произведения науки, литературы и искусства независимо от достоинств и назначения произведения, а также от способа его выражения, в том числе, литературные произведения, фотографические произведения и произведения, полученные способами, аналогичными фотографии.

Согласно ст. 1228 Гражданского кодекса РФ автором результата интеллектуальной деятельности признается гражданин, творческим трудом которого создан такой результат.

Не признаются авторами результата интеллектуальной деятельности граждане, не внесшие личного творческого вклада в создание такого результата, в том числе оказавшие его автору только техническое, консультационное, организационное или материальное содействие или помощь либо только способствовавшие оформлению прав на такой результат или его использованию, а также граждане, осуществлявшие контроль за выполнением соответствующих работ.

Автору результата интеллектуальной деятельности принадлежит право авторства, а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, право на имя и иные личные неимущественные права.

На основании ст. 1257 Гражданского кодекса РФ автором произведения науки, литературы или искусства признается гражданин, творческим трудом которого оно создано. Лицо, указанное в качестве автора на оригинале или экземпляре произведения либо иным образом в соответствии с пунктом 1 статьи 1300 настоящего Кодекса, считается его автором, если не доказано иное.

В соответствии с п. 1 ст. 1229 Гражданского кодекса РФ гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233), если настоящим Кодексом не предусмотрено иное.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом. Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными настоящим Кодексом), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную настоящим Кодексом, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается настоящим Кодексом.

Согласно п. 28 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введение в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» при анализе вопроса о том, является ли конкретный результат объектом авторского права, судам следует учитывать, что по смыслу статей 1228, 1257 и 1259 ГК РФ в их взаимосвязи таковым является только тот результат, который создан творческим трудом. При этом надлежит иметь в виду, что пока не доказано иное, результаты интеллектуальной деятельности предполагаются созданными творческим трудом. Необходимо также иметь в виду, что само по себе отсутствие новизны, уникальности и (или) оригинальности результата интеллектуальной деятельности не может свидетельствовать о том, что такой результат создан не творческим трудом и, следовательно, не является объектом авторского права.

Согласно разъяснениям пункта 42 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 5, Пленума Высшего Арбитражного Суда № 29 от 26.03.2009 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» при рассмотрении судом дела о защите авторских прав надлежит исходить из того, что пока не доказано иное, автором произведения (обладателем исключительного права на произведение) считается лицо, указанное в качестве такового на экземпляре произведения.

Из вышеуказанных правовых норм следует, что право на распоряжение результатом интеллектуальной деятельности входит в содержание исключительного права, которое, как выше отмечено, первоначально возникает у автора произведения.

В подпункте 1 п. 1 ст. 1274 Гражданского кодекса РФ установлено, что допускается без согласия автора или иного правообладателя и без выплаты вознаграждения, но с обязательным указанием имени автора, произведение которого используется, и источника заимствования цитирование в оригинале и в переводе в научных, полемических, критических, информационных, учебных целях, в целях раскрытия творческого замысла автора правомерно обнародованных произведений в объеме, оправданном целью цитирования, включая воспроизведение отрывков из газетных и журнальных статей в форме обзоров печати.

В Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ № 3 (2017), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 12.07.2017, указано, что из содержания подпункта 1 пункта 1 статьи 1274 ГК РФ следует, что любые произведения науки, литературы и искусства, охраняемые авторскими правами могут быть свободно использованы без согласия автора и выплаты вознаграждения при наличии четырех условий: использование произведения в информационных, научных, учебных или культурных целях; с обязательным указанием автора; источника заимствования и в объеме, оправданном целью цитирования.

В соответствии с п. 1 ст. 1270 Гражданского кодекса РФ автору произведения или иному правообладателю принадлежит исключительное право использовать произведение в соответствии со статьей 1229 настоящего Кодекса в любой форме и любым не противоречащим закону способом (исключительное право на произведение), в том числе способами, указанными в пункте 2 настоящей статьи, правообладатель может распоряжаться исключительным правом на произведение.

Согласно подпункту 9 п. 2 ст. 1270 Гражданского кодекса РФ использованием произведения независимо от того, совершаются ли соответствующие действия в целях извлечения прибыли или без такой цели, считается, в частности, перевод или другая переработка произведения. При этом под переработкой произведения понимается создание производного произведения (обработки, экранизации, аранжировки, инсценировки и тому подобного).

Согласно разъяснению, данному в пунктом 95 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.04.2019 № 10 «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», при рассмотрении дел о нарушении исключительного права на произведение путем использования его переработки (подпункт 9 пункта 2 статьи 1270 ГК РФ) для удовлетворения заявленных требований должно быть установлено, что одно произведение создано на основе другого. Создание похожего (например, в силу того что двумя авторами использовалась одна и та же исходная информация), но творчески самостоятельного произведения не является нарушением исключительного права автора более раннего произведения. В таком случае оба произведения являются самостоятельными объектами авторского права.

В силу п. 5 ст. 1259 Гражданского кодекса РФ не охраняются авторским правом идеи, концепции, принципы, методы, процессы, системы, способы, решения технических, организационных или иных задач, открытия, факты, языки программирования, геологическая информация о недрах. Таким образом, авторское право не распространяется на факты.

Статьей 1252 Гражданского кодекса РФ установлено, что защита исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации осуществляется, в частности, путем предъявления в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом, требования о признании права - к лицу, которое отрицает или иным образом не признает право, нарушая тем самым интересы правообладателя; о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, - к лицу, совершающему такие действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним, а также к иным лицам, которые могут пресечь такие действия; о возмещении убытков - к лицу, неправомерно использовавшему результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без заключения соглашения с правообладателем (бездоговорное использование) либо иным образом нарушившему его исключительное право и причинившему ему ущерб, в том числе нарушившему его право на вознаграждение, предусмотренное статьей 1245, пунктом 3 статьи 1263 и статьей 1326 настоящего Кодекса; об изъятии материального носителя в соответствии с пунктом 4 настоящей статьи - к его изготовителю, импортеру, хранителю, перевозчику, продавцу, иному распространителю, недобросовестному приобретателю; о публикации решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя - к нарушителю исключительного права.

При этом п. 3 указанной статьи установлено, что в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. При этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков. Размер компенсации определяется судом в пределах, установленных настоящим Кодексом, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости.

Согласно п.1 ст.1301 Гражданского кодекса РФ в случаях нарушения исключительного права на произведение автор или иной правообладатель наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных настоящим Кодексом (статьи 1250, 1252 и 1253), вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 данного Кодекса требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации, в частности, в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения.

В пункте 59 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.04.2019 № 10 «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что в силу пункта 3 статьи 1252 Гражданского кодекса РФ правообладатель в случаях, предусмотренных Гражданским кодексом РФ, при нарушении исключительного права имеет право выбора способа защиты: вместо возмещения убытков он может требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Одновременное взыскание убытков и компенсации не допускается.

Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения, при этом правообладатель не обязан доказывать факт несения убытков и их размер.

Согласно ст.56 Гражданского процессуально кодекса РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

При разрешении вопроса о том, какой стороне надлежит доказывать обстоятельства, имеющие значение для дела о защите авторского права или смежных прав, суду необходимо учитывать, что ответчик обязан доказать выполнение им требований закона при использовании произведений и (или) объектов смежных прав. В противном случае физическое или юридическое лицо признается нарушителем авторского права и (или) смежных прав, и для него наступает гражданско-правовая ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Истец должен подтвердить факт принадлежности ему авторского права и (или) смежных прав или права на их защиту, а также факт использования данных прав ответчиком. При этом, необходимо исходить из презумпции авторства. В частности, при отсутствии доказательств иного автором произведения считается лицо, указанное в качестве автора на оригинале или на экземпляре произведения.

В ходе рассмотрения дела по ходатайству представителя ответчика определением Советского районного суда г.Омска от 23.07.2020 по делу была назначена судебная культурологическая экспертиза.

Согласно экспертному заключению от 13.08.2020, выполненному экспертом Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Кемеровский государственный институт культуры», Павлов А.Ю. в своей статье «Сценарий музыкального видеоклипа как синтез коммерческих, технических и художественных приемов и технологий» неправомерно (без указания на источник и автора) использует материал статьи Чернышова А.В. «Секреты песенного видео» в 4 случаях: 1) на стр. 84-85, когда речь идет об исторической эволюции музыкального (песенного) видеоклипа; 2) на стр. 85-86, где речь идет о дальнейшем развитии видеоклипа в 60-70-е годы; 3) на стр. 87, в результате путаницы при цитировании, на которой отмечается роль MTV в становлении музыкального видео; 4) на стр. 92, где даются советы начинающему сценаристу;

Общее количество таких неправомерных заимствований со стороны Павлова А.Ю. составляет объем в 183 слова. Общее количество слов в статье Павлова А.Ю. – 4836 (не включая названия темы статьи, аннотации, ключевых слов и списка литературы на русском и английском языках). В процентном отношении заимствование Павлова А.Ю. составляет 3,8 процента;

Статья Павлова А.Ю. посвящена другой тематике, нежели статья Чернышова А.В.. В статье Павлова А.Ю. речь идет о драматургии, тогда как в статье Чернышова А.В. описывается преимущественно историческая эволюция песенного видеоклипа. При этом аннотации, перечень ключевых слов, списки литературы у Чернышова А.В. и Павлова А.Ю. совершенно различны (не повторяются);

Структура статей Чернышова А.В. и Павлова А.Ю. носит различный содержательно-смысловой характер (за исключением одной части, где в статье Павлова речь идет об эволюции музыкальных видеоклипов);

Логика изложения материала совершенно различна. Чернышов в своих размышлениях отталкивается от исторических прототипов, предшествующих появлению песенного видео, затем характеризует становление видеоклипа в 60-х, 70-х годах ХХ столетия, потом обозначает способы и приемы экранизации песни в современных видеоклипах, далее констатирует новые возможности функционирования песенного видео в сети Интернет и в заключении следует обобщающий вывод.

Павлов А.Ю. начинает свою статью с характеристики телевидения в нашей жизни, затем обращается к рассмотрению понятия «видеоклип», потом дает свою трактовку видеоклипа как явления одновременно коммерческого, технического и художественного, далее описывает исторические вехи эволюционирования музыкального видео, затем дает характеристику профессии клипмейкера, перечисляет десять правил, которые нужно соблюдать начинающему сценаристу и заканчивает свою статью также обобщающим выводом.

Принимая во внимание, сказанное выше, можно констатировать следующее – статья Павлова А.Ю. «Сценарий музыкального видеоклипа как синтез коммерческих, технических и художественных приемов и технологий», несмотря на допущенные в ней незначительные (3,8 процента) неправомерные заимствования, тем не менее, является вполне самостоятельным и оригинальным научным исследованием.

Таким образом, отвечая на поставленный перед экспертом вопрос: «Является ли произведение Павлова А.Ю. «Сценарий музыкального видеоклипа как синтез коммерческих, технических и художественных приемов и технологий» переработкой произведения Чернышова А.В. «Секреты песенного видео» или результатом самостоятельного творческого труда Павлова А.Ю.?», эксперт отвечает следующим образом: Произведение Павлова А.Ю. «Сценарий музыкального видеоклипа как синтез коммерческих, технических и художественных приемов и технологий» не является переработкой произведения Чернышова А.В. «Секреты песенного видео», а представляет собой результат самостоятельного творческого труда Павлова А.Ю..

В соответствии с ч. 1 ст. 55 ГПК РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.

Согласно ст. 12 ГПК РФ правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

В соответствии со ст. 59 ГПК РФ суд принимает только те доказательства, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения дела; обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания. Не могут подтверждаться никакими другими доказательствами (ст. 60 ГПК РФ).

В соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ суд оценивает по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Суд принимает как доказательство данную экспертизу, не сомневаясь в квалификации эксперта, эксперт предупрежден об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ за дачу заведомо ложного заключения, выводы эксперта являются полными, мотивированными, основанными на материалах дела, с проведением их соответствующего анализа, нарушений порядка проведения экспертизы, установленного положениями ст. 84, 85 ГПК РФ, не установлено.

При проведении судебной экспертизы в распоряжение эксперта были предоставлены все имеющиеся в материалах дела доказательства, которые им учитывались, что следует из текста заключения.

Доказательств несостоятельности выводов экспертизы или некомпетентности эксперта ее проводившего и предупрежденного об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, суду не представлено.

В возражениях истца на экспертное заключение ГАА от 13.08.2020 указано, что экспертом ГАА не выявлено, что статья Павлова А.Ю. содержит иные источники, касающиеся истории становления песенного видеоклипа, кроме произведения «Секреты песенного видео». В экспертном заключении ГАА содержится вывод о том, что совпадения обнаруживаются у Чернышова А.В. и Павлова А.Ю. в тех местах их текстов, где речь идет об исторической эволюции песенного (музыкального) видеоклипа, в тексте статьи

Чернышова А.В. этот материал сгруппирован на стр. 1-2, а у Павлова А.Ю. на стр. 84-54. Вместе с тем ответчик данный факт и не отрицает. Ранее в отзыве на исковое заявление ответчик указывал, что статьи Павлова А.Ю. и Чернышова А.В. имеют сходство в части освещения исторических этапов развития музыкального видеоклипа. Как отмечает эксперт ГАА, еще одно совпадение можно заметить в примерах, когда речь идет о первом музыкальном видеоклипе, снятом в Советском Союзе. Опять же данное сходство касается исторического развития музыкального клипа и никакой другой пример привести в данном случае просто невозможно. Кроме того в экспертном заключении ГАА указывает, что данный пример (киноклип «Пароход») используется Чернышовым А.В. и Павловым А.Ю. в разных контекстах, у Чернышова А.В. в контексте дальнейшего усложнения формы песенного клипа, а у Павлова А.Ю. в контексте дальнейшего перечисления исторических прототипов музыкального видеоклипа, причем текст Павлова А.Ю. гораздо более содержательный, в нем чувствуется весомая информационная основа, после чего делает вывод о том, что говорить в данном случае о каком-либо заимствовании со стороны Павлова А.Ю. здесь нет оснований. Следующее совпадение, как отмечает эксперт ГАА, можно обнаружить в текстах Чернышова А.В. и Павлова А.Ю., где речь идет о дальнейшем эволюционировании видеоклипа. Также в экспертном заключении указано, что, рассматривая дальнейшую эволюцию видеоклипа Павлов А.Ю., говоря о появлении «отснятых вставок», на стр. 86 снова обращается к статье Чернышова А.В., указывая на источник и автора в форме цитирования. В экспертном заключении ГАА указывает, что на стр. 5-6 Чернышов А.В. отмечает роль «системы домашнего видео» и значение возникшего телеканала MTV для утверждения в культуре музыкального видео. Аналогичное высказывание на стр. 87 приводит в своей статье и Павлов А.Ю., использую при этом цитатный способ. При этом эксперт ГАА отмечает, что под цифрой 3 в списке используемой Павловым А.Ю. литературы значится книга ОАМ «Аниматограф и его анима. Психогенные аспекты экранных технологий», а не статья Чернышова А.В., тем не менее, цитируемый текст Павлова А.Ю. отсылает именно к статье Чернышова А.В., а также указывает, что это очевидная ошибка, вызванная, возможно, операционно-техническими манипуляциями. Отдельно в экспертном заключении ГАА выделено, что общие (с Чернышовым А.В.) содержательно-смысловые аспекты обнаруживаются в статье Павлова А.Ю. в той ее части, где даются советы начинающему сценаристу, работающему над созданием сценария нарративного музыкального видеоклипа, это касается пунктов 5, 6, 9. При этом эксперт ГАА указывает, что в рекомендации начинающим сценаристам, отраженной в пункте 5 Павлов А.Ю. вполне правомерно подкрепляет свое утверждение примером из текста Чернышова А.В., оформляя его как цитату. А сравнивая текст статьи Чернышова А.В. и текст статьи Павлова А.Ю. в пункте 9 рекомендаций начинающим сценаристам, эксперт ГАА отмечает, что сравнение данных фрагментов текстов не дает основание говорить о каком-либо заимствовании со стороны Павлова А.Ю., использование словосочетания «посторонняя речь» является общеупотребительным при анализе любого экранного произведения, Павлов А.Ю. употребляет его в своем смысловом контексте, обозначая функциональную роль «посторонней речи» в музыкальном видеоклипе. Также в экспертном заключении отмечено, что прямая содержательно-смысловая связь со статьей Чернышова А.В. обнаруживается и в некоторой части обобщающего вывода, сделанного Павловым А.Ю. в конце своей статьи, Павлов А.Ю. в первой части своего обобщающего вывода ориентирует начинающих сценаристов на дальнейший творческий поиск при создании музыкального видеоклипа, а затем прямо солидаризируется с позицией Чернышова А.В. относительно эстетической основы и выразительных средств песенного видеоклипа. Данный вывод оформлен как цитата со ссылкой на статью Чернышова А.В.

С учетом изложенного выше, суд считает что входе рассмотрения дела исследованными материалами дела проведенной по делу судебной культурологической экспертизой установлено что произведение Павлова А.Ю. «Сценарий музыкального видеоклипа как синтез коммерческих, технических и художественных приемов и технологий» не является переработкой произведения Чернышева А.В. «Секреты песенного видео», в связи с чем суд не находит оснований для удовлетворения исковых требований Черышова А.В..

Отказывая в удовлетворении требований, суд исходит из недоказанности обстоятельств, на которые ссылается истец Чернышов А.В. в обоснование заявленных требований, поскольку достоверных и обосновывающих заявленные истцом требования подтверждающие нарушение исключительных прав истца со стороны ответчика ФГБОУ ВО «ОмГУ им. Ф.М. Достоевского», не представлено.

Руководствуясь ст. ст. 194-198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

В удовлетворении исковых требований Чернышова А.В. к Федеральному государственному бюджетному образовательному учреждению высшего образования «Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского» - отказать.

Решение может быть обжаловано в Омский областной суд путем подачи жалобы через Советский районный суд г.Омска в течение месяца с момента составления мотивированного решения.

Судья Колядов Ф.А.